Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
«Резня пятничного вечера» | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Резня пятничного вечера»

12.02.2020 - 16:442 709БЕНЕДИКТОВ Кирилл

Для начала — немного истории. Saturday Night massacre (резнёй субботнего вечера) американцы называют события далёкого уже дня — 20 октября 1973 года. 37-й президент США Ричард Никсон, раздосадованный тем, что специальный прокурор Арчибальд Кокс, бульдожьей хваткой вцепившийся в Уотергейтское дело, требует у него записи секретных разговоров, происходивших в Овальном кабинете, приказал генеральному прокурору уволить Кокса.

Генеральный прокурор Ричардсон отказался — и тут же подал в отставку сам. И. о. генпрокурора стал заместитель Ричардсона Ракелсхауз. Но не успел он занять кабинет бывшего шефа, как Никсон обратился к нему с тем же требованием. Однако, вместо того чтобы уволить Кокса, Ракелсхауз вслед за Ричардсоном написал заявление об отставке.

Новый и. о. генпрокурора, Роберт Борк, оказался не столь принципиальным. Возможно, дело было в том, что, в отличие от Ричардсона и Ракселхауза, Борк не давал личных заверений надзорным комитетам конгресса, что не будет вмешиваться в расследование спецпрокурора. А может быть, у него просто не хватило духу отказать президенту, когда за ним прибыл посланный Никсоном лимузин и Борка среди ночи доставили в Белый дом. Так или иначе, Борк наконец уволил Кокса — и на этом «резня субботнего вечера» завершилась.

Спустя 47 лет Вашингтон потрясли события, которые демократическая пресса поспешила окрестить «резнёй пятничного вечера». В пятницу, 7 февраля, президент Трамп уволил трёх человек, входивших в состав его администрации. Жертвами «резни» стали подполковник армии США Александр Виндман, его брат-близнец Евгений Виндман и посол США в ЕС Гордон Сондланд.

Разница между событиями октября 1973-го и февраля 2020 года очевидна. «Резня субботнего вечера» была, по сути, истерикой загнанного в угол, пойманного на лжи Никсона (не случайно, выступая перед нацией по телевизору, он настойчиво повторял: «Я не жулик!»). И если до 20 октября 1973 года у «хитрого Дика» ещё были шансы сохранить своё кресло, то «резня» стала спусковым крючком для процедуры импичмента (палата представителей инициировала её через десять дней после увольнения Кокса).

«Пятничная резня» 2020 года состоялась уже после того, как попытка импичмента Трампа бесславно провалилась в сенате. Вообще говоря, выдержке и самообладанию Трампа можно только позавидовать. Внешне он может производить впечатление человека очень импульсивного и эмоционального, но всё это лишь маскировка, призванная сбивать с толку его врагов. Помните знаменитый ролик 2007 года, в котором Трамп валит на пол и «избивает» своего друга, промоутера Винса Макмэна? Многие приняли эту «драку миллиардеров» за чистую монету, а на самом деле это было постановочное шоу, и все эмоции, отражавшиеся на лице будущего президента США, тоже были частью этого шоу.

От Трампа долго ждали, что он пойдёт по стопам Никсона и уволит спецпрокурора Мюллера, почти два года изводившего его своим «расследованием». Трамп высмеивал Мюллера в Twitter, издевался над ним в ближнем кругу, наверняка злился — но терпел. И не зря: расследование «русского дела», как известно, провалилось, а авторитет президента вырос.

Трамп, конечно, налево и направо увольнял тех своих сотрудников, в лояльности которых сомневался, но вот с открытыми врагами был весьма осторожен. И не напрасно: до недавнего времени каждый его резкий выпад в сторону противника мог принести ему больше вреда, чем пользы. Но сейчас, после провала импичмента, всё изменилось. Руки у президента развязаны, и он может наконец приступить к прополке густо заросшей сорняками политической поляны Вашингтона.

Надо сказать, демократы и ожидали, и боялись такого поворота событий. В конце прошлого года сенатор-демократ от штата Делавэр Кристофер Кунс, предчувствуя недоброе, заявил, что «если республиканское большинство откажется наказать его (Трампа), объявив импичмент, то он получит неограниченную власть».

А ещё раньше, в марте 2019 года, спикер палаты представителей Нэнси Пелоси — та самая, что демонстративно разорвала речь президента после его послания конгрессу, — предупреждала своих однопартийцев, что попытка импичмента, если она провалится, может стать «разрушительной для страны».

Имея в виду, конечно, что если Трамп устоит, то демократов ждёт серьёзнейшая контратака.

И вот худшие опасения демократов начали сбываться. В четверг, 6 февраля, на 68-м Национальном молитвенном завтраке Трамп в довольно резкой форме ответил профессору Гарварда и колумнисту The Washington Post Артуру Бруксу, напомнившему в своём выступлении о завете из Нагорной проповеди Христа — возлюбить врагов своих. «Артур, не думаю, что согласен с вами», — прокомментировал Трамп пламенную речь Брукса. И технично перевёл стрелки на тех своих врагов, которые попортили ему больше всего крови в процессе импичмента: на предателя Митта Ромни (единственного республиканца, проголосовавшего за обвинение в злоупотреблении властью) и на спикера палаты представителей Нэнси Пелоси. «Мне не нравятся люди, которые используют свою веру для оправдания заведомо неправильных действий. Мне также не нравятся люди, которые говорят: „Я буду молиться за вас“, когда я знаю, что это не так».

Но это были ещё цветочки. Вечером того же дня, выступая в Восточном крыле Белого дома с триумфальной речью по поводу провала импичмента, он назвал Пелоси и Адама Шиффа (главу комитета по разведке палаты представителей конгресса США, которого считают «топ-менеджером импичмента») «порочными» и «ужасными» людьми.

Тут же, в Восточном крыле, прозвучали и имена первых жертв будущей «резни». Подполковник Алекс Виндман и его брат-близнец, которые, по словам Трампа, что-то не то сделали с записью его разговора с президентом Украины, — к сожалению, в этом месте речь президента США несколько бессвязна. Но понятно, что Трамп братьями Виндман был крайне недоволен.

На следующий день подполковник Алекс Виндман был уволен и с позором выставлен из Белого дома под конвоем службы безопасности. «Он совсем не подчинялся», — коротко объяснил его увольнение президент, улетая из Вашингтона на уикенд. Одновременно лишился поста юрисконсульта в Совете по национальной безопасности брат-близнец Алекса, Евгений Виндман. Впрочем, без работы он не остался, поскольку вернулся на своё прежнее место службы в Пентагон. А потом и посол США в ЕС Гордон Сондланд сообщил журналистам, что его отзывают обратно в Вашингтон.

Вот как с присущим ему пафосом описывает колумнист The Washington Post Mакс Бут (родившийся, кстати, в Москве в год, когда Никсон стал президентом США) события «пятничной резни»: «То, что произошло в пятницу, было политическим эквивалентом монтажной склейки из гангстерского фильма, где врагов дона расстреливают под аккомпанемент оперной партитуры. Вот только Дон в Белом доме ещё не закончил». Бут, как и многие другие враги Трампа, опасается, что теперь-то президент даст волю своей мстительности.

Трамп «заинтересован в увольнении» Майкла Аткинсона, генерального инспектора разведывательного сообщества США и, судя по всему, одного из ключевых солдат deep state. Именно Аткинсон подал в конгресс жалобу таинственного информатора на то, что президент США в разговоре с президентом Украины оказал давление на Зеленского с тем, чтобы тот начал расследование в отношении коррумпированного экс-вице-президента США Джо Байдена. А главным свидетелем, подтвердившим конгрессу «правдивость» слов информатора, был — вот сюрприз! — подполковник Алекс Виндман, директор по европейским делам и главный специалист по Украине Совета национальной безопасности США.

«Это было неуместно, это было неправильно для президента просить — требовать — провести расследование в отношении политического оппонента, особенно со стороны иностранного государства, — заявил Виндман, давая показания конгрессу. — Это имело бы значительные последствия, если бы стало широко известно. И это было бы воспринято как политическая игра, которая подорвёт нашу политику в отношении Украины и нашу национальную безопасность».

Пожалуй, пришло время раскрыть карты. Настоящее имя подполковника Алекса Виндмана — Александр Семёнович: он, как и Макс Бут, родился в СССР.

Только не в Москве, а в Киеве, в 1975 году. Когда маленькому Саше было три с половиной года, его мать умерла, а отец, Семён Виндман, решил перебраться с детьми в Нью-Йорк, на Брайтон-Бич.

Как два брата-акробата из небогатой эмигрантской семьи пробились из Маленькой Одессы на самый верх американского политического Олимпа (и сам Александр, и его брат-близнец Евгений, тоже подполковник, до пятницы были высокопоставленными сотрудниками Совета по национальной безопасности) — тема для отдельной статьи. Для нас же важно, что, попав в элиту американской империи, братья Виндман сохранили трогательную верность своей далёкой и насквозь коррумпированной родине — настолько сильную, что не побоялись пойти даже против самого президента. За что и поплатились.

В отличие от братцев Виндман, которые с самого начала чувствовали себя диверсантами в стане врага и только ждали момента, когда же можно будет нанести удар в спину президенту, посол США в ЕС Сондланд поначалу играл на стороне Трампа. Он входил в маленькую группу, получившую неофициальное название tres amigos (двумя другими «амигос» были бывший спецпредставитель президента по Украине Курт Волкер и бывший министр энергетики Рик Перри), которая осуществляла контакты между Трампом и администрацией президента Украины.

Больше того, он был одним из видных доноров инаугурационного комитета президента. Но в решающий момент сломался и дал показания в конгрессе, подтвердив, что Трамп действительно увязывал выделение военной помощи Киеву с расследованием делишек семейства Байден. Таким образом, Сондланд, официально бывший свидетелем со стороны Республиканской партии, сыграл на руку демократам, обвинявшим Трампа в том, что он навязал Зеленскому сделку quid pro quo (услуга за услугу). Кроме того, Сондланд сдал всех, с кем работал: и Курта Волкера, и госсекретаря Помпео, и бывшего советника президента по Нацбезу Джона Болтона, и вице-президента Майка Пенса. «Все были в курсе», — заявил Сондланд конгрессменам, имея в виду пресловутое quid pro quo.

Мотивы, толкнувшие Сондланда на эти разоблачения, неизвестны. Известно лишь, что он лишился своего тёплого места в Брюсселе, — и поделом. Предателям на госслужбе не место.

То, что братьями Виндман и Сондландом «резня» не закончится, понимают все. Вопрос только в том, на кого в ближайшее время падёт гнев Трампа. Упомянутый выше Макс Бут тревожится: «Говорят, Трамп замышляет наказать Ромни и Шиффа». Бут цитирует один из твитов Трампа, посвящённых Шиффу: «Он ещё не расплатился за то, что сделал с нашей страной!» — и, разумеется, тут же обвиняет президента в том, что его нападки на председателя комитета по разведке могут обернуться для того трагедией: в Аризоне некий мужчина уже угрожал Шиффу расправой (правда, это произошло ещё в октябре, и мужчина этот просто написал пост в соцсетях, будучи к тому же сильно нетрезвым).

Думается, однако, что уж кому-кому, а Шиффу не грозит стать новой жертвой «резни» — и не только потому, что он конгрессмен, но и потому, что председатель комитета по разведке для Трампа не больше, чем тявкающая на слона моська.

«Говорят, он сценарист, сценарист-неудачник, — сказал Трамп о Шиффе в своей речи в Восточном крыле Белого дома. — К сожалению, после этого он пошёл в политику».

Настоящие враги Трампа, ещё сохраняющие ядовитые зубы и способные на смертельный укус, скрываются в тиши кабинетов громоздкой бюрократической системы, в лабиринтах коридоров власти американской империи. И вот на них-то и должен быть направлен удар освободившегося от вериг импичмента президента.

То, что враги Трампа называют «резнёй» и «местью», на самом деле всего лишь логичный процесс чистки госаппарата, сверху донизу пронизанного щупальцами deep state — пресловутого государства в государстве, которое на протяжении трёх лет мешает 45-му президенту США вести страну тем курсом, который он обещал своим избирателям.

Выбор читателя
Топ недели