Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
США: «Как же уйти из Афгана»? | Продолжение проекта «Русская Весна»

США: «Как же уйти из Афгана»?

08.03.2020 - 14:361 611ПРАВОВ Андрей

Долго ждать не пришлось. Уже в среду, 4 марта, из Кабула пришло сообщение, что вооруженные силы США нанесли авиаудар по отрядам радикального движения «Талибан» в Афганистане (организация запрещена в РФ). То есть бомбардировка состоялась уже через четыре дня после подписания между США и талибами соглашения, названного рядом свидетелей данного события историческим.

Церемония эта состоялась в последний день февраля в столице Катара Дохе, и, по данным афганских СМИ, на ней присутствовали высокопоставленные представители около 30 стран. В том числе государственный секретарь США Майк Помпео.

Выступавшие на церемонии государственные деятели и дипломаты много говорили о том, что уже сразу после подписания соглашения в стране начнутся межафганские переговоры, которые, несомненно, дают надежду на установление прочного мира в Афганистане.

На этом же, но уже в Кабуле, в тот же день делали упор и прибывшие туда высокие гости — министр обороны США Марк Эспер и генсек НАТО Йенс Столтенберг. Согласно объявленной ими совместной с президентом Афганистана Мохаммадом Ашрафом Гани декларацией, США и НАТО выведут войска из страны уже через 14 месяцев. То есть к маю будущего года.

И в Дохе, и в Кабуле звучали полные оптимизма речи. И, по мнению освещавших мероприятие журналистов, большинство высокопоставленных гостей разъехалось по домам с уверенностью, что мир наступит быстро.

Большинство, но далеко не все. Уже на второй день некоторые афганские газеты, со ссылкой на мнения экспертов, начали указывать, что ситуация еще все же очень «вязкая». Что существуют еще и множество факторов, свидетельствующих о том, что начатое в Дохе «движение к миру» еще очень долгое, а дорога извилистая. И, что очень многие участники этого движения по-разному оценивают средства для достижения этого самого мира. И это несмотря на то, что они и подписали конкретные пункты соглашения. А главное, что продекларированный межафганский диалог — задача не из легких, если вообще разрешимая.

На разность позиций, занятых американцами, талибами, кабульским режимом и великим множеством других сил, наглядно указали и события, имевшие место в минувшую среду. То есть тот самый авиаудар, который вооруженные силы США нанесли по боевикам движения «Талибан» в провинции Гельменд, на юге страны.

Правда, непосредственно принимавший участие в решении об этом авиаударе американский полковник Сонни Леггетт указывает сейчас, что этот приказ был вынужденным, оборонительным, поскольку был направлен на срыв атаки талибов на КПП афганской армии в уезде Нахр-е-Сарадж. Но все равно такое объяснение резко контрастирует со словами президента США Дональда Трампа по поводу заключенного соглашения, заявившего 29 февраля, что возвращение американских солдат из Афганистана начнется уже в тот же день, незамедлительно. О продолжении авиаударов по отрядам талибов Трамп не сказал ни слова.

По мнению многих наблюдателей, обострение ситуации в Гельменде стало следствием отказа властей в Кабуле освободить пленных талибов, как это записано в соглашении между «Талибан» и американцами, а также ряда боевых столкновений талибов с армией кабульского режима в разных районах страны. Кроме Гельменда, речь идет о провинциях Кандагар, Забуль и Сари-Пуль. Сами талибы указывают что в начале марта они убили там около 50 афганских военных, полицейских и ополченцев.

Талибы подчеркивают, что, согласно договоренностям в Дохе, из тюрем, в том числе из известной тюрьмы Пули-Чархи, близ Кабула, должны быть освобождены пять тысяч боевиков движения «Талибан».

Однако уже на следующий же день выяснилось, что, вопреки мнению американцев, афганские власти выпускать их на свободу не очень-то торопятся. И это понятно. У талибов сейчас есть определенные проблемы с «живой силой», что укрепляет позиции армии кабульского режима. Пять тысяч закаленных боевиков могут изменить ситуацию в пользу «Талибана». Тем более, что, согласно данным ряда афганских газет, некоторые из этих боевиков, уже сейчас, находясь в тюрьме, грозят своим стражам, что очень скоро выйдут на свободу и накажут их.

Уже сейчас совершенно ясно, что окружение президента Гани сделает все возможное для того, чтобы не выпускать таких заключенных на свободу. И уж во всяком случае, не отпускать все пять тысяч человек. В частности, в прессе даже появляются комментарии экспертов, что кабульское правительство не является стороной подписанных соглашений, и поэтому, дескать, никому ни чем не обязано.

По некоторым данным, американцы жестко давят в этом вопросе на кабульские власти, которые всячески пытаются отвертеться. Но талибы упрямо настаивают на своем. Для них вовсе не очевиден тот факт, что договариваться об освобождении боевиков им следует с представителями кабульского режима — ведь именно он контролирует тюрьмы. Руководство «Талибан», кажется, уверено, что для них вполне достаточно было подписать соглашение с американцами, и те все решат.

Вероятно, все обстоит именно так, но советники из США предпочитают не очень уж давить на своих подопечных, сохраняя видимость, что все-таки в Афганистане существует «избранная народом власть», и все решения находятся в ее руках.

Талибам такая логика не подходит.

Сейчас их пропагандистская машина работает на полных оборотах, объясняя всем как в Афганистане, так и за его рубежами, что соглашение в Дохе — свидетельство того, что «Талибан» одержал победу над США, и американцы из страны уходят. И, дескать, совсем недолог час капитуляции и проамериканского кабульского режима. Причем на условиях талибов.

В Кабуле с такой логикой, естественно, смириться не могут. И поэтому несколько дней назад Ашраф Гани выступил с однозначным заявлением, что никто из пяти тысяч арестованных не получит свободу до тех пор, пока талибы не начнут диалог с его режимом.

В свою очередь, такой диалог неприемлем уже для талибов, поскольку они не признают законность существования афганского правительства в Кабуле. Для них законная власть — свергнутый в 2001 году американцами «Исламский Эмират Афганистан».

Так что, повторим, усадить противостоящие афганские стороны за один стол переговоров не сегодняшний день задача крайне сложная. И нежелание талибов говорить с представителями кабульского режима — это только маленькая деталь огромного афганского механизма, где никто ни с кем не только не желает разговаривать и договариваться, но даже сидеть за одним столом.

При этом в случае с «Талибаном» и окружением президента Гани речь с обеих сторон все-таки идет о пуштунах. И на этот фактор американцы, заявившие о предстоящем начале межафганского диалога, очевидно рассчитывали. Но, получается, что даже представители одного народа сегодня говорить друг с другом не хотят.

Для представителей кабульского режима талибы — дикари, приверженцы исламского средневековья. Для талибов окружение президента Гани — коллаборационисты, предавшие интересы собственного народа и сотрудничавшие с оккупантами.

Так что в данном случае и пуштун с пуштуном может не договориться.

А между тем построить в Афганистане прочную власть без пуштунов невозможно. А они, в своем большинстве, не приняли ни американцев, ни привнесенный ими кабульский режим.

А ведь существуют еще многие другие силы. На севере это обладающие мощными вооруженными формированиями группировки таджиков и узбеков. В центре страны — хазарейцы. Все они еще поделены на племена и кланы, которые во многих случаях также не могут между собой договориться.

В частности, президент Гани уже давно не может согласовать раздел сфер влияния и власти с одним из очень влиятельных лидеров группировки таджиков Абдуллой Абдуллой. Особенно после недавних выборов. Таджики ни на что не соглашаются, требуют больше. Абдулла Абдулла не только провозгласил создание собственного кабинета министров, но и всячески способствует появлению «параллельных», верных уже только ему, губернаторов в ряде северных провинций Афганистана.

Для северян пуштуны «Талибан» также вряд ли могут рассматриваться как друзья и союзники. Они с ними воевали во второй половине 1990-х годов.

Как ляжет линия разделения враждующих сторон в случае ухода американцев и выпадения из игры сил кабульского режима? Не приведет ли это к разделу страны — на Север и Юг, по перевалу Саланг. Такое уже предсказывалось.

Предсказывалась и новая война — за объединение пуштунских земель, находящихся сейчас по обе стороны афгано-пакистанской границы. Разделившая их по прихоти англичан еще в XIX веке линия Дюранда сегодня мало кем из пуштунов признается.

То есть, и это американцы должны были понять, Афганистан — это очень сложная страна. Помню, кто-то называл ее огромным казаном с кипящим пловом, напичканным массой всяких острых специй. На мой взгляд, очень быстро понял эту остроту и Дональд Трамп. И его решение уйти из Афганистана, скорее всего, связано даже не с обещанием, которое он дал американцам еще перед прошлыми президентскими выборами. Трамп осознал — победы здесь никогда не будет.

Надо уходить. Но весь вопрос для США сегодня: как уходить? Вашингтон, прежде всего, естественно, захочет, сохранить лицо. То есть представить вызванный бесперспективной ситуацией вывод войск своей победой. Ведь не напрасно же в Афганистане войска США просидели почти 20 лет, и Вашингтон потратил на войну здесь триллионы долларов?

Каков результат? В конечном итоге власть в Афганистане, скорее всего, получат все те же талибы. То есть та самая сила, на борьбу с которой ушли все эти годы и деньги.

Но и «ловить что-то» в этой стране американцам бессмысленно. Трамп это отлично понял. В перспективе ничего нового. Солдаты США так и будут сидеть на своих базах в окружении ненавидящего их народа. На «афганский проект» могут быть затрачены еще миллиарды долларов, а ненависть эта будет только расти.

Так что, скорее всего, рассуждают сейчас в Вашингтоне, пусть уже афганцы сами разбираются между собой. Как они делали в течение многих веков. Пора уходить. Вот только как это сделать достойно и красиво? Этот вопрос явно сейчас не дает покоя Трампу…