Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Вирус и вирус

25.03.2020 - 21:18   3 642КОНОНЕНКО Максим

Наше восприятие во многом зависит от обстоятельств. Психологи говорят, что человек толпы теряет способность критически мыслить. Да что там психологи — я и сам испытал это на себе, оказавшись в большом супермаркете как раз в разгар Большого Выноса Гречки. Гречка, положим, меня не очень обеспокоила, как и туалетная бумага.

А вот вид пустого мясного отдела очень расстроил. Расстроил настолько, что я купил несколько упаковок пельменей. Лежат теперь в морозилке, а я до сих пор не могу себе объяснить — зачем я их купил? Тем более в пост. Тем более при моём весе. Лучше бы гречки купил. Но её, увы, не было.

Ну это ладно я, допустим, простой такой человек в супермаркете. А представьте себе человека, который сидит в новостях. Пусть даже и не меня. А в новостях что? Правильно: коронавирус один в новостях.

Вот ты открываешь ленту с утра, а там прямо так: коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, коронавирус, Эмили Ратаковски сфотографировалась без трусов — и в этот момент ты только и понимаешь, что мир ещё существует, что в нём есть ещё девушки и жизнь, а не только один этот коронавирус, который ты даже не видел.

И представьте себе психику такого человека, сидящего в новостях. Способен он критически мыслить? Да он вообще мыслить уже не способен. И всё, на что он остаётся способен, — это транслировать этот вот коронавирус в свою новостную ленту, пропуская даже Эмили Ратаковски. Если она не болеет.

А теперь представьте себе человека, который эту новостную ленту читает. Ну или, я не знаю, смотрит по телевизору (говорят, такие люди бывают). Такой человек даже новость про Эмили Ратаковски не сможет увидеть, потому что ему её не покажут. Всё, что он увидит, — это один только коронавирус.

И разве способен будет такой человек критически мыслить? Отнюдь нет, не будет способен. И после этого обращайся к такому человеку хоть Собянин, хоть Путин, хоть главный врач коммунарской больницы — этот человек ничего не услышит. А если и услышит, то не поймёт.

Вот это и есть тот самый вирус. Который не в форме короны, а в форме самореплицирующегося источника. Вирус, самостоятельно распространяющийся в гетерогенной среде «человек — машина», отнимающий ресурсы, парализующий любую работу, лишающий воли и заставляющий опорожнять магазины. В России болеют несколько сотен человек.

Ну хорошо, допустим, мы не видим общей картины. Давайте допустим, что в России болеют несколько тысяч человек. Ну пусть даже сто тысяч (что заведомо больше, чем в Китае или в Италии). Ещё раз уточняю — мы берём эту цифру просто для примера. К ощущаемой нами действительности она не имеет ни малейшего отношения.

Так вот, сто тысяч человек — это сотые доли процента населения нашей страны. То есть даже в том случае, если заболеет такое невероятное количество людей, это не будет касаться никого из нас, если уж на то не будет воли господней. Но распространяющийся через медиа вирус, тот самый, который отнимает ресурсы, парализует волю и опустошает полки супермаркетов, — этот вирус касается каждого.

Он поразил всех. И если про природу коронавируса мы можем только делать предположения, то природа этого вот медиавируса очевидна: это мы сами. Мы сами создали то, что нас парализует, разоряет и ввергает в апокалиптический хаос.

Есть ли способ противостоять этому? Нет.

Просто потому, что мы утратили способность критически мыслить. И выше я вам объяснил, почему. А до меня это объяснил Зигмунд Фрейд.

Конечно, можно выключить телевизор и перестать читать новости в интернете. Но тогда мы выпадем из контекста, как бы закроем глаза на эпидемию — но эпидемия от этого никуда не денется. И, выпав из контекста, перестав читать рекомендации врачей и начальства, мы тем самым станем потенциальным агентом разноса заразы.

А этого законопослушному налогоплательщику как-то не хочется. Мы же взрослые люди, мы хотим, чтобы всё было правильно. Нам приходится припадать к источнику распоряжений — и тем самым мы немедленно подпадаем под действие того самого медийного вируса.

Честно говоря, я такого раньше ни разу не видел. Вот этой самопарализации человечества. Наверное, что-то такое испытывали люди, когда начиналась какая-нибудь большая война. Ты понимаешь, что всё очень плохо, но ничего не можешь с этим поделать и только заворожённо наблюдаешь за тем, как катастрофа всё ближе и ближе. Ну или, скажем, «Титаник» пересмотрите.

Но теперь видимой опасности нет, и в этом кардинальная разница. Бомбы не падают, снаряды не рвутся, и даже морги, в отличие от моргов северной Италии, не переполнены. Коронавирус где-то там, на фронте борьбы, за дверями больниц. А ближайшее к тебе попадание в общем случае — это Лев Валерианович Лещенко, дай ему бог всяческого здоровья.

Но ты всё равно ничего не можешь с этим поделать и заворожённо наблюдаешь за тем, как катастрофа — социальная, экономическая, гуманитарная — всё ближе и ближе.

Рефлексирующие люди любят сейчас вспоминать про «испанку». Но помилуйте — эпидемия «испанки» случилась на излёте Первой мировой войны. Когда было много других предметов для пристального наблюдения. Сейчас же ситуация совершенно иная. Абсолютно рафинированная, кристально чистая виртуальная угроза. Перед которой бессильно всё человечество.

Надо ли говорить, что если какая-нибудь инопланетная цивилизация захочет нас захватить, то для этого будет достаточно одного единственного инопланетянина.

Которому мы все и сдадимся.

Выбор читателя

Топ недели