Chatham House: Нужно предотвратить новую холодную войну между США и Китаем

19.04.2020 - 19:58   1 230БЕЛОВ Александр

Самым недавним примером их прохладности стало решение президента США Дональда Трампа приостановить финансирование США Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в связи с якобы имевшим место китайским вмешательством в ее работу.

На этом фоне возникает вопрос, должен ли мир сегодня готовиться к длительному периоду напряженного противостояния между Вашингтоном и Пекином. Необходимо сделать всё возможное, чтобы мир не оказался вновь в условиях глобального противостояния, пишет директор британского аналитического центра Chatham House Робин Ниблетт в опубликованной 17 апреля статье.

Автор отмечает, что это зависит не только от США и стран Европы. Он напоминает, что в 1930-х годах Великобритания и Франция, как бы «они ни хотели избежать еще одной глобальной войны», оказались вынужденными ответить на германскую агрессию в Центральной Европе. В 1940-х годах стремление США держаться подальше от разрушенной войной Европы было быстро перевешено пониманием того, что Советский Союз расширит свой коммунистический контроль на большую часть стран Европы.

Сегодня же те, кто предупреждает, что Китай — страна с однопартийной системой, полицейское государство, во главе которой стоит один лидер — никогда не сможет считаться равноправным участником принятия мировых решений, не могут скрыть своей радости. Они видят во вспышке коронавируса возможность ужесточить свою политику по отношению к Пекину, начав с блокирования всех китайских инвестиций в инфраструктуру сетей 5G и с уменьшения своей зависимости от цепей поставок товаров из КНР.

Они могут со справедливостью указать на то, что официальные лица Коммунистической партии Китая в Ухане посчитали более целесообразным позволить экономике работать, замалчивая сообщения о возможности коронавируса передаваться от человека к человеку. Те же эксперты могут обращать внимание на то, что из-за попыток КНР не допустить Тайвань к ВОЗ, сведения тайваньских медиков оказались не услышанными на ранних стадиях кризиса. Они же могут указывать, что Пекин с помощью своих поставок медицинских товаров в пострадавшие от коронавируса страны стремится набрать дипломатических очков.

Со своей стороны, те комментаторы в Китае, которые утверждают, что США и страны Европы никогда не позволят КНР стать региональной и мировой державой, убеждаются в этом еще больше. И утверждения комментаторов на Западе об утечке биологического оружия, «китайском вирусе» или «чернобыльском моменте» ситуации не помогают.

У такой игры в то, кто больше виноват, могут быть крайне серьёзные последствия. Во-первых, из-за сознательных попыток сократить экономическую зависимость США от Китая восстановление после пандемии станет гораздо сложнее. На долю КНР уже приходится до 20% мирового ВВП. Тем не менее нынешняя ситуация отличается от той, которая была в 2008 году, тем, что страна превратилась в мирового лидера потребительского рынка. Поэтому меры по финансовому стимулированию должны приниматься в четкой координации с Большой семеркой и Двадцаткой.

Во-вторых, первыми генетический код вируса открыли китайские ученые, которые поделились результатами своей работы с ВОЗ уже в начале января. Благодаря этому смогли появиться эффективные методы выявления вируса. Они же сейчас принимают активное участие в разработке вакцины вместе с европейскими и американскими коллегами. Хотя китайское правительство по-прежнему будет основным объектом критики, в этом столетии на долю китайских граждан и компаний придется большая доля наиболее важных технических открытий.

В-третьих, если пандемия коронавируса приведет к долгосрочным противоречиям между КНР и США, а страны Европы окажутся втянуты в это противостояние, по глобальному миропорядку будет нанесен значительный удар. В результате Китай может начать проявлять меньшую готовность снижать выбросы парниковых газов, делиться зелеными технологиями, а также способствовать устойчивому развитию Африки и формировать более устойчивую глобальную систему здравоохранения.

Тем не менее нынешний кризис вокруг пандемии коронавирусной инфекции может стать ключевым моментом для выработки более продуманного и «эгоистичного» подхода к Китаю, в рамках которого девизом должно стать «опасайся, но взаимодействуй». Безусловно, необходимо ввести ограничения на то, в какие стратегические секторы экономики США и стран Европы может инвестировать Китай.

Но цель должна заключаться в снижении барьеров для торговли и инвестиций со временем на основе прозрачности и взаимной выгоды, а не начинать новую экономическую холодную войну.

Если учесть, что Китай, скорее всего, станет крупнейшей в мире экономикой в 2030 году, вопрос о том, как США будут поддерживать с ним отношения, настолько же важен, как было в 1945 году в случае с Советским Союзом.

В последующие годы СССР стал военной сверхдержавой, но не экономическим конкурентом. Тогда стратегия сдерживания была оправдана, и она дала свои плоды. В случае с Китаем она невозможна: в новой холодной войне между Китаем и США не будет победителей.

Выбор читателя

Топ недели