Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Сербия уже не верит в сказки о «европейском пути»

04.08.2020 - 13:011 032СТОЯНОВИЧ Татьяна

Содержание возобновившихся в Брюсселе переговоров между Белградом и Приштиной одинаково волнует как сербскоязычные, так и албаноязычные СМИ. Тем не менее информации пока недостаточно, чтобы понять, что конкретно европейский посредник Мирослав Лайчак предложит сторонам для достижения пресловутого компромиссного решения, и готовы ли сербские власти к подписанию «всеобъемлющего соглашения о нормализации отношений», которое в той или иной форме будет содержать признание независимости южного сербского края.

Так, перед началом очередного раунда переговоров в Брюсселе на уровне экспертов 30 июля в сербские СМИ просочилась информация о том, что Лайчак вручит главе сербской делегации, директору Канцелярии по Косово и Метохии правительства Сербии Марко Джуричу текст соглашения, который составил Евросоюз, и что этот текст будет содержать своего рода ультиматум с требованием к Сербии признать независимость Косово.

 Уже после встречи в Брюсселе представители делегации косовских сепаратистов заявили телеканалу РТК, что имели возможность ознакомиться с подготовленным Лайчаком планом урегулирования, состоящим из девяти пунктов, который якобы будет в дальнейшем представлен переговорным сторонам. По их словам, последний, девятый пункт предусматривает дебаты между Сербией и Косово по поводу возможности взаимного признания.

О перспективах урегулирования косовского конфликта под эгидой Брюсселя, о том, как развязка косовского узла повлияет на ситуацию в балканском регионе, рассказал профессор факультета политических наук Университета в Баня-Луке (Республика Сербская, БиГ) и редактор внешнеполитической рубрики американского журнала Chronicles Срджа Трифкович.

Переговоры между Белградом и Приштиной недавно были возобновлены после длительного перерыва. В ряде сербских СМИ еще до их официального старта появились прогнозы о том, что окончательное соглашение между сторонами будет подписано до конца текущего или в начале следующего года. Насколько, на Ваш взгляд, эти предположения соответствуют действительности, и кто так торопится поставить точку в споре, который длится уже десятилетиями?

Единственные, кто спешит поставить точку в косовском вопросе — это бюрократы Евросоюза. После неартикулированного и нескоординированного ответа на возникновение пандемии коронавируса, после краха европейской солидарности, который мы наблюдали на примере Италии и Испании, которых Германия бросила на произвол судьбы, Евросоюз теперь ищет повод, чтобы показать свою силу. Для этого они и сорвали уже намеченную на 27 июня встречу президента Сербии Александра Вучича и лидера сепаратистского Косово Хашима Тачи в Вашингтоне.

Было запланировано, что на повестке дня этой встречи окажутся не политические, а исключительно экономические и технические вопросы, которые смогли бы повлиять на поднятие уровня жизни всего населения Косово и Метохии независимо от национальности. Но брюссельская бюрократия усмотрела в этом возможность напакостить Дональду Трампу, даже ценой полной дискредитации суда по преступлениям «Освободительной армии Косово» 1998−2000 гг. Этот суд за три дня до планируемой встречи опубликовал еще неподтвержденные обвинительные акты против Хашима Тачи.

Это довольно прозрачная игра Евросоюза, в которой важное место занимает дискредитировавший себя словацкий бюрократ Мирослав Лайчак. До этого он уже сыграл неприглядную роль в референдуме о независимости Черногории в 2006 году. Теперь он хочет, чтобы мы его запомнили как дипломата ЕС, который достиг прорыва в косовском урегулировании. Но беда в том, что ему абсолютно нечего предложить сербам.

Почему Вы так считаете?

Потому что во все эти истории про то, что ЕС ускорит евроинтеграцию Сербии в обмен на конкретные уступки по поводу Косово и Метохии здесь и сейчас, уже никто не верит. После сказки о европейском пути Сербии, которую ЕС рассказывает уже два десятилетия, Сербия усвоила урок. Мне кажется, что если бы Александр Вучич и был готов подписать какое-то соглашение в обмен на небольшие уступки со стороны ЕС, у Лайчака бы даже не нашлось таких мелких уступок, чтобы предложить их Сербии. У него ничего нет. Это король, у которого нет одежды.

Считаете ли Вы обоснованным тезис о том, что США заинтересованы в скором завершении переговоров Белграда и Приштины и подписании «всеобъемлющего договора о нормализации отношений», который мог бы принести внешнеполитические очки президенту Трампу во время его предвыборной кампании?

Трампу в предвыборной кампании косовский вопрос не может принести даже 0,1% голосов. Каким бы ни было влияние избирателей албанского или сербского происхождения в США, числа говорят совершенно четко: 99,9% албанцев в США проголосует за Джо Байдена, 99,9% избирателей-сербов проголосует за Дональда Трампа. Так что с точки зрения выборного уравнения косовский узел не в состоянии повлиять на результаты голосования, и для предвыборной кампании Трампа намного умнее не трогать его вообще.

Если бы американский лидер принудил сербов и албанцев к какому-то решению, которое не устроит ни тех, ни других, а мне кажется, что он этого не сделает, он только оттолкнул бы от себя обе группы. Вернее, албанцев он никак не может переманить на свою сторону, а сербов может только отдалить, если заставит их признать Косово. Иными словами, в предвыборной стратегии Трампа Косово не существует, и если его советники обладают здравым смыслом, они посоветуют ему обойти стороной это минное поле.

Недавно член президиума Боснии и Герцеговины от сербов Милорад Додик заявил, что решение косовского вопроса надо увязать с судьбой Республики Сербской. Он сказал, что не может одно правило распространяться на Косово, а другое на Республику Сербскую, когда речь идет о праве народа на самоопределение. Как Вы воспринимаете это заявление Додика?

Я воспринимаю эти слова как заявление превосходного государственного деятеля, которого Белград должен поддержать. Мне очень жаль, что президент Вучич не проявил солидарность с Додиком по этому вопросу. Уже надоели все эти сказки Запада о том, что каждая ситуация на постъюгославском пространстве — это ситуация sui generis (единственная в своем роде). Для Запада Косово нельзя сравнить с Республикой Сербской, Республику Сербскую нельзя сравнить с Республикой Сербской Краиной (автономия сербов в Хорватии, существовавшая во время югославского конфликта 1990-ых годов), а Республику Сербскую Краину нельзя сравнить с Черногорией, которую, в свою очередь, никак нельзя сравнивать с Воеводиной.

Каждая проблема на сербских территориях рассматривается отдельно от всего остального. У меня лично неоднократно были споры с представителями так называемого международного сообщества на эту тему. Когда я им задавал вопрос, почему Республика Сербская как энтитет гибридного государства Босния и Герцеговина, созданного на основании Дейтонского соглашения, не имеет право отделиться от этого ходячего монстра, а Косово и Метохия, признанная резолюцией ООН территорией Сербии, может, они мне отвечали, что это две разные вещи. Но я никогда не понимал, почему это разные вещи.

В случае Сербии они утверждают, что суверенитет этой страны был нарушен после того, как сербы нарушили нормы цивилизованного поведения по отношению к албанцам в Косово. Этим они якобы потеряли моральное право на свою территорию. А хорваты, которые массово убивали сербских стариков и старушек в Сербской Краине, это право не потеряли. Слава Богу, этим заявлением Додик дал понять, что эти двойные подходы уже не проходят.

Ранее Милорада Додика обвиняли в том, что он мечтает об отделении Косово от Сербии, чтобы воспользоваться этим как поводом для отделения Республики Сербской от Боснии и Герцеговины. Можно ли толковать его слова таким образом?

Нет, нельзя. Это на самом деле говорят враги сербов, которым выгодно, чтобы между Белградом и Баня-Лукой пробежала чёрная кошка. На самом деле существует одна поговорка на английском, которая в свободном переводе звучит так: что является соусом для гуся, является соусом и для гусыни. Мы можем обсуждать точные границы Республики Сербской, но не можем обсуждать ее право на отделение. Мы не сможем согласиться с тем, что Косово является независимым государством, которое может вести переговоры с сербскими властями только о форме взаимного признания и процедуре открытия диппредставительств в Приштине и Белграде, в то время как Республика Сербская является лишь частью унитарной Боснии и Герцеговины — кандидата на вступление в НАТО и ЕС. Извините, господа, это не пройдет!

Додик ни в коем случае не говорит: давайте отдадим Косово, чтобы сохранить Республику Сербскую. Но когда мы однажды поймем, что это сообщающиеся сосуды, и что эти вопросы нельзя рассматривать по отдельности, для сербов откроются новые перспективы. Не надо спешить. Нельзя терять голову и подписывать какие-то соглашения. Потому что Сербия, и я это ответственно заявляю, никогда не вступит в Евросоюз.

Переговоры между Белградом и Приштиной были возобновлены совсем недавно, но это не помешало Приштине уже нарушить обещание не лоббировать прием сепаратистского Косово в международные организации, которое ее представители дали международным посредникам в переговорах…

Обещания Приштины ничего не стоят. Она столько раз уже нарушала их за последние два десятилетия с момента окончания конфликта в Косово и Метохии 1999 года. Чего только стоит этот ужасный погром сербского населения, который албанцы устроили весной 2004 года. Может, для кого-то в так называемом международном сообществе обещания Приштины чего-то значат, но сербская сторона точно не должна воспринимать их всерьез.

Косовские албанцы — это лженация, которая пытается консолидироваться, с одной стороны, на базе племенной и клановой системы, а с другой — на базе постмодернового мафиозно-наркотического государства. Албанское население в Косово в основном понимает, что для него там тоже нет жизни, и поэтому сегодня албанцы покидают Косово. Сербы, которые там остались жить, так и живут, но албанцы уезжают. Скоро это лжегосударство лишится биологического субстрата.

Я не буду говорить о международно-правовом обосновании его существования. Поэтому я считаю, что единственным решением для Косово является его возврат в рамки конституционного устройства Сербии в качестве автономного края. Любая другая форма его существования грозит усугублением нестабильности и криминала на юго-востоке Европы.

Давайте вернемся к вопросу, поставленному в начале нашего с Вами разговора. Ожидаете ли Вы скорого подписания соглашения между Белградом и Приштиной, или их переговоры под эгидой Брюсселя всё-таки обречены на провал?

Я ответственно заявляю, что никакого сдвига в переговорах не будет, так как албанская сторона ожидает, что Байден победит на президентских выборах в США в ноябре этого года, и что тогда к власти вернутся кадры Билла Клинтона и Барака Обамы, которые полностью пропитаны сербофобией. Албанцы не в состоянии вести какие бы то ни было конструктивные переговоры. С другой стороны, у Сербии нет причин для спешки, она не должна ничего подписывать.

Выбор читателя

Топ недели