Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Излечится ли Польша от «синдрома дефицита России»

Есть интервью, когда вопрос интереснее ответа. Таковой, на наш взгляд, стала беседа польской газеты Rzeczpospolita с послом России в Польше Сергеем Андреевым. Оно состоялось 7 августа и было опубликовано 17 августа. И вот о чём спрашивало, среди прочего, издание: «В 1945 году Сталин очертил очень выгодные для Польши границы.

Но сделал он это не из любви к нашей стране, а лишь хотел иметь сильное государство между Советским Союзом и Германией. Сейчас Германия — это снова держава, у которой ВВП в 2,5 раза больше, чем у России. Хочет ли Москва видеть сильную Польшу по тем же причинам, что и Сталин?» Андреев ответил. Дипломатично. Но мы не связаны такими условностями, как посол, и потому предложим свой вариант.

Очевидно, что в вопросе авторитетной польской газеты содержится намек на какую-то перспективу совместных действий Варшавы и Москвы в целях уравновешивания влияния и мощи Берлина. Но почему это становится актуальным сейчас? В последнее время в Германии стали появляться очень интересные материалы на тему исторической памяти, которая для Польше тесно переплетена с актуальной политикой. С этой позиции поляки рассматривают и публикации в других странах, достаточно вспомнить их бурную реакцию на заявления и статью президента России Владимира Путина о причинах возникновения Второй мировой войны.

Варшава видит в рассуждениях на исторические темы симптомы определенных внешнеполитических процессов. Так, немецкое общество и политики давно обсуждают вопрос создания в Германии монумента жертвам Второй мировой войны. Проблема в том, будет ли это общий памятник полякам, русским, белорусам и украинцам или только полякам. Польша настаивает на втором варианте. Не только потому, чтобы выделить «исключительную польскую жертвенность», но и чтобы ментально закрепить свою особую и ведущую роль в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. Но, похоже, Берлин настроен не выделять поляков.

Своеобразно отреагировали в Германии и на празднование в Польше столетнего юбилея Варшавской битвы, апофеозом чего стала проходившая 15 августа церемония в польской столице на площади маршала Юзефа Пилсудского. Накануне немецкий историк Стефан Ленштадт опубликовал в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung эссе, посвященное ситуации в Центральной и Восточной Европе после окончания Первой мировой войны, сделав акцент на польско-советской войне 1919 — 1920-х годов в целом и Варшавской битве 1920 года в частности.

Вопреки попыткам правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS) представить события тех лет как «защиту Европы от большевизма», Ленштадт пишет, что поляки сражались только за себя, и называет ту войну не «борьбой с большевизмом и за свободу, а столкновением национализма и социализма». Немногим позже он в интервью Deutsche Welle он сделал еще одно многозначительное заявление. По словам историка, в 1920-м году Ленин убеждал Берлин разделить Польшу.

Это было привлекательное предложение для немецкой стороны. Однако «партнерами большевиков на этих переговорах являлись профессиональные дипломаты», которые выслушали предложение, но готовы были его обсудить в случае победы красноармейцев над поляками. Они также боялись реакции западных держав, ведь в то время в Германии находились французские войска.

Учитывая, насколько болезненно Варшава реагирует на какие-либо воспоминания о разделах Польши, поскольку для нее это не древность, а современность, упоминание ленинской инициативы — это новый намек. Получается, что чем больше американских войск сегодня уходит из Германии, тем сильнее у Берлина развязываются руки на восточном направлении. И неизвестно, помогут ли американцы полякам сейчас. Похоже, что эти коннотации были считаны польскими политиками. Еще несколько месяцев назад Варшава планировала столетний юбилей победы над большевиками праздновать широко и с помпой.

Неявно подразумевалось, что идеологическим сопровождением станет антироссийский контекст. Но ближе к 15 августа всё начало сдуваться. «Столетие Варшавской битвы удивило польское государство, как зима варшавских дорожников», — замечает в этой связи профессор Марек Чихоцкий. За главной церемонией на площади Пилсудского мы следили по прямой трансляции правительственного польского телеканала TVP. Она создавала ощущение камерного события.

Если в сентябре прошлого года на памятные мероприятия в память начала Второй мировой в Варшаву приехали многие президенты и премьеры европейских стран, то сейчас в ложе почетных гостей находился лишь госсекретарь США Майк Помпео. Трудно это вязалось со «спасительной ролью» Польши, которая «защитила Европу от большевизма».

А после того, как воспалился «белорусский нерв», Варшава вспомнила географию. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий начал активно работать с Брюсселем, чтобы не создавалось впечатление «сепаратных» действий Варшавы в отношении Минска. Ряд польских министров, дипломатов и политиков заговорили о необходимости выяснить, чего Москва хочет в Белоруссии. Дело, наверное, не только в том, что Помпео во время своего визита в Польшу дистанцировался от этой темы, хотя его пытались втянуть в обсуждение и обозначить позицию.

Дело и в том, что «белорусский вопрос» с Путиным обсудил президент Франции Эммануэль Макрон, а сегодня, 18 августа, ожидается разговор главы российского государства с немецким канцлером Ангелой Меркель, чему предшествовал визит в Москву главы МИД Германии Хайко Мааса и его переговоры с главой МИД России Сергеем Лавровым.

В этой ситуации Варшаве придется идти на корректировку своего внешнеполитического курса. И тактические изменения уже не удовлетворят. Повторим то, что мы писали ранее. С учетом того, что американское направление взял на себя президент Польши Анджей Дуда, европейское — Моравецкий, логичным будет назначение Варшавой «пророссийского» министра иностранных дел Польши взамен объявившего о желании уйти Яцека Чапутовича. Варшаве с ее «синдромом дефицита России» пора начать вести себя серьезно.

Выбор читателя

Топ недели