Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Черногорский политик: евроинтеграция не мешает отказу от санкций против РФ

23.09.2020 - 14:35918СТОЯНОВИЧ Татьяна

В Черногории лидеры трех оппозиционных объединений, которые на выборах 30 августа получили необходимое количество голосов для обеспечения парламентского большинства, ведут переговоры о составе нового правительства. До этого главы коалиций «За Будущее Черногории» Здравко Кривокапич, «Мир — это наша нация» Алекса Бечич и «Черным по белому» Дритан Абазович подписали соглашение о принципах формирования нового кабинета министров. В соответствии с этим документом, новое руководство страны пока не будет поднимать спорные вопросы черногорской внешней политики, такие как членство в НАТО или признание независимости Косово Подгорицей. Тем не менее спорный Закон о свободе вероисповедания, который парламент Черногории в предыдущем составе принял в конце 2019 года и который поднял волну народного недовольства по всей стране, будет пересмотрен, обещают партнеры по победившей коалиции.

Какими будут приоритеты нового правительства, изменится ли политика Подгорицы по отношению к России, каким образом новое руководство планирует поднять международный авторитет Черногории, который несколько пошатнулся во время правления Демократической партии социалистов, рассказывает лидер коалиции «За будущее Черногории» и кандидат на должность премьер-министра Здравко Кривокапич.

В чем Вы видите причины успеха коалиции «За будущее Черногории» на парламентских выборах? В какой мере этому поспособствовала поддержка, которую политические силы, объединенные в рамках этой коалиции, оказали Сербской православной церкви в борьбе против спорного Закона о свободе вероисповедания?

Коалиция «За будущее Черногории» добилась успеха благодаря тому, что избиратели поддержали ее программу и высоко оценили многолетнюю принципиальную борьбу ее членов против режима Мило Джукановича. Поддержка обоснованных требований Сербской православной церкви по отмене Закона о свободе вероисповедания являлась важной частью нашей программы. Принятие этого закона, который напрямую ущемил права православных верующих в Черногории, для меня лично было переломным моментом — после этого я принял решение активно заняться политикой.

Какой позиции будет придерживаться новое правительство Черногории по поводу этого закона? Поддерживают ли ваши партнеры по коалиции намерения отменить или внести изменения в упомянутый документ?

Позиция нашей коалиции по поводу необходимости внесения изменений в Закон о свободе вероисповедания предельно ясна. У наших партнеров нет возражений по этому вопросу. Я хотел бы напомнить, что мы с ними всего лишь спустя день после окончания голосования подписали документ, в котором о необходимости внесения изменений в спорный закон говорится как об одной из обязанностей будущего правительства.

Сербские таблоиды недавно пестрели заголовками о том, что коалиция победителей уже предала черногорский народ, и что страна всё равно не покинет НАТО и не отменит признание Косово. Какова позиция коалиции «За будущее Черногории» по этим вопросам? Так как стратегическая цель Черногории — членство в ЕС, реально ли ожидать выхода страны из НАТО?

Я серьезный человек и политик, и поэтому я не желаю комментировать то, о чем пишут таблоиды. Соглашение о формировании нового правительства Черногории, которое мы с коллегами Алексой Бечичем и Дританом Абазовичем подписали на прошлой неделе, является прямым отражением политической реальности как во внешнеполитическом, так и во внутриполитическом плане, и одновременно определяет политику будущего правительства по отношению к этим вопросам.

Какова была реакция Запада на победу трёх объединений («За будущее Черногории», «Мир — это наша нация» и «Черным по белому») на парламентских выборах в Черногории? Были ли у вас контакты с представителями ЕС, например?

Все послы западных стран, которые комментировали избирательный процесс в Черногории по его окончании, поддержали демократические перемены. У меня пока не было официальных контактов с представителями дипломатического корпуса и международных организаций в Черногории. Тем не менее во время предвыборной кампании моя команда старалась постоянно информировать посольства самых влиятельных государств мира, включая не только страны ЕС, но и Российскую Федерацию, о нарушениях выборной процедуры со стороны тогда еще правящего режима, о нарушениях прав человека, в том числе права на свободный выбор.

Поздравил ли Вас с победой президент Сербии Александр Вучич? Каким Вы видите сотрудничество с Сербией в ближайшем будущем? Можно ли рассчитывать на то, что на повестке дня нового правительства окажется вопрос отмены признания Косово?

Мы ведем переговоры о формировании нового правительства. Когда этот процесс будет завершён, тогда можно ожидать, что и президент Сербии господин Александр Вучич направит традиционное в таких ситуациях поздравление тому, кто это правительство сформирует.

Сербия и Черногория — два самых близких, братских государства, которые должны сохранять наилучшие двухсторонние отношения. В последние несколько лет наши отношения не были такими в основном из-за недружеской политики Мило Джукановича и его режима по отношению к Сербии. Новое правительство сделает все, чтобы отношения с Сербией улучшились. Этого, без сомнения, хочет и подавляющее большинство граждан Черногории.

Как я уже сказал, с коллегами по оппозиции я подписал Соглашение о принципах формирования нового правительства Черногории, в котором написано, что это правительство не будет поднимать вопрос признания Косово, и я, конечно, буду придерживаться этой позиции.

Наших читателей интересует, какой будет Ваша позиция по поводу антироссийских санкций, к которым присоединилась Черногория. Считаете ли Вы, что требование Евросоюза к странам-кандидатам по поводу согласования их внешней политики с политикой ЕС является препятствием для возможной отмены этих санкций?

Введение санкций против Российской Федерации было большой ошибкой уходящего черногорского режима. Согласование внешней политики с политикой Евросоюза является одним из последних обязательств, которые государство-кандидат должно выполнить перед вступлением в ЕС. Черногория все еще далека от этой фазы. Санкции против России не вводили ни Сербия, ни Северная Македония, и этот факт не мешает процессу их интеграции в ЕС. Поэтому если бы новое правительство решило отозвать катастрофическое решение бывшего режима о введении санкций против России, этому никоим образом не смогли бы помешать наши обязательства по отношению к Евросоюзу. Так же, как и с Сербией, новое правительство обязано выстраивать дружеские отношения и с Российской Федерацией.

Почувствовал ли черногорский туризм в этом году нехватку туристов из России? Как на экономике страны сказалась ситуация, возникшая в связи с пандемией коронавируса?

Черногорская экономика еще долго будет ощущать на себе последствия провала туристического сезона, так как туризм в структуре нашего ВВП занимает аж 25%. Российских туристов, которые в последние годы были не только самыми многочисленными, но и самыми желанными гостями для большинства работников в сфере туризма, в этом году еще как не хватало. Я искренне надеюсь, что в следующем году пандемия коронавируса пройдет, и что русские снова в большом количестве будут приезжать в братскую страну Черногорию.

Есть основания предположить, что одной из причин поражения Демократической партии социалистов на выборах были многочисленные аферы, сведения о которых просачивались в региональные и мировые СМИ и которые связывались с именем президента Джукановича. Считаете ли Вы борьбу против коррупции важной задачей будущего правительства? Каким образом планируете бороться против этого общественного порока?

Борьба с коррупцией будет первоочередной задачей нового правительства. Проект Закона о происхождении имущества готов, и это, скорее всего, станет первым юридическим актом, который после формирования нового правительства будет предложен обществу на рассмотрение. Экономическое положение Черногории настолько тяжелое, что единственным шансом для ее восстановления будет полная победа над коррупцией. Этот порок нужно буквально искоренить. Кроме эффективной борьбы с коррупцией, мы должны также пересмотреть подозрительные случаи приватизации предприятий, подозрительные госзакупки, контракты на проведение общественных работ и другие высокодоходные сделки с участием компаний, близких к функционерам уходящего режима. Также мы должны пересмотреть предоставление господдержки компаниям, которые производят электроэнергию из возобновляемых источников.

Региональная пресса часто пишет о войне кланов черногорской мафии на улицах Белграда. Этим летом была опубликована новость о задержании большой партии наркотиков в немецком порту — к контрабанде также была причастна черногорская мафия. Сколько внимания новые власти намерены уделять тому, чтобы Черногория как можно меньше упоминалась в международной прессе в таком контексте?

Уходящий режим сделал из Черногории страну, которая славится своими преступными кланами. Уровень криминализации общества лучше всего иллюстрирует тот факт, что сотни килограммов наркотиков были обнаружены в германском порту, на судне, которое ходило под флагом черногорской государственной торговой мореплавательной компании. За год до этого в порту Тиват на судне нашего военного флота также была обнаружена огромная партия наркотиков. Но министру обороны, командующему военно-морским флотом, министру мореплавания и транспорта так же, как и директору государственной мореплавательной компании «Барска пловидба» в голову не пришло подать в отставку из-за этого невиданного скандала и позора для черногорского государства. Новое правительство должно не только на словах, но и на практике начать борьбу с организованной преступностью и конкретным примером показать то, что преступные организации не могут быть выше государства. Это будет очень трудная и кропотливая работа, потому что связи между преступными кланами и государством строились и укреплялись десятилетиями.

Выбор читателя

Топ недели