Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Какой мировой порядок будет строить Джо Байден? — The Strategist

18.11.2020 - 18:59   2 511БЕЛОВ Александр

Менее чем за четыре года своего правления президент США Дональд Трамп смог добиться того, что исторически делали только разрушительные войны: перекроил мировой порядок. Из-за своего изоляционизма, авторитарных замашек и вопиющей капризности Трамп как кувалдой прошелся по международным институтам и многосторонним организациям, построенным после Второй мировой войны его предшественниками, которые с тех пор делали всё для их сохранения.

Многие надеются, что, когда к власти придет избранный президент Джо Байден, либеральные международные договоренности можно будет спасти и даже вдохнуть в них новую жизнь. Такое развитие событий, безусловно, было бы желательным. К сожалению, подобные надежды ни на чём не основаны: посттрамповский миропорядок, по-видимому, будет больше походить на межблоковую конкуренцию 1945 года, чем на либеральную эйфорию, начавшейся после холодной войны, пишет бывший министр иностранных дел Израиля Шломо Бен-Ами в статье, вышедшей 18 ноября в The Strategist.

Прежде всего перед администрацией Байдена встанет грандиозная задача залечить внутриполитические раны, нанесенные Трампом, а также исправить опасные слабые места США, которые обнажила пандемией коронавируса. После такой администрации, чье правление было сопряжено с самыми острыми в истории США противоречиями, восстановление страны не будет ни быстрым, ни безболезненным. Без выполнения главного условия — реформирования США — ни о каком возвращении Вашингтона на роль глобального лидера речи быть не может.

Даже если бы администрация Байдена имела безграничные возможности, вернуть время вспять невозможно. Прежний статус-кво возник из определенной начавшейся после холодной войны эйфории, вдохновляемой верой в то, что западная либеральная демократия одержала окончательную победу над остальными формами правления, а мир достиг, по известной формулировке Фрэнсиса Фукуямы, «конца истории».

В 1990-е и 2000-е годы, когда Соединенные Штаты были непревзойденной экономической, военной и дипломатической державой в мире, логика либеральной гегемонии была убедительной. Но в сегодняшнем быстро меняющемся многополярном мире это уже не так. Подобная ситуация наблюдается уже более десяти лет, поэтому США стали отказываться от глобального лидерства задолго до того, как в должность вступил Трамп.

Хотя изоляционизм Трампа часто изображается чем-то аномальным, он представляет собой определенную американскую идеологию, восходящую к временам основания страны. Если бы немецкие подводные лодки не атаковали американские торговые суда в 1917 году, США вполне могли бы остаться в стороне от Первой мировой войны.

Опять же, США вступили во Вторую мировую войну, только когда в декабре 1941 года Япония напала на Перл-Харбор. А после войны усилия США по сохранению мира (путем размещения войск) и восстановлению процветания в Европе (путем реализации плана Маршалла) были вызваны страхом перед советской экспансией, а не чувством морального долга.

В интересах Америки также были те шаги по сокращению масштабов внешнеполитического проекта американской гегемонии, которые предприняли предшественник Трампа, Барак Обама, в администрации которого Байден был вице-президентом, и даже Джордж Буш — младший до него. Как и Трамп, Обама и Буш выражали недовольство в связи с недостаточным разделением бремени финансирования обороны со стороны союзников Вашингтона по НАТО.

Определенный отказ США от гегемонии является фактом, изменить который Байден не может. За этим отказом стоят потеря доверия к Америке в результате ее долгих, дорогостоящих и безрезультатных ближневосточных войн, а также мировой финансовый кризис 2008 года, который обнажил обратную сторону глобализации и недостатки неолиберальной ортодоксии. Стало ясно, что идеология свободного рынка последних нескольких десятилетий не только не оправдывала обещания всеобщего процветания, но и способствовала возникновению позорного неравенства и краху среднего класса.

Эта комбинация нескончаемых войн и всё большего неравенства спровоцировала националистическую реакцию, которая обеспечила Трампу победу в ноябре 2016 года. Те же разочарования отразились на голосовании по вопросу выхода Соединенного Королевства из ЕС, протестах «желтых жилетов» во Франции в 2018 году и даже в вызванном пандемией COVID-19 кризисе.

Казалось бы, пандемия — это возможность для сотрудничества, которую нельзя упустить. Тем не менее вспышка заражений опасным патогеном была встречена закрытием границ и конкуренцией за поставки медицинских и иных товаров, за будущие дозы вакцины, не говоря уже об ограничении гражданских свобод и расширении возможностей наблюдения, в том числе в демократических странах. Проще говоря, как раз тогда, когда глобальное сотрудничество было нужно сильнее всего, из-за несовершенной многосторонней системы мир оказался отброшенным обратно в лоно национальных государств.

Итак, кажется, что мир возвращается к Вестфальской системе, в которой суверенитет отдельных стран преобладает над международными правилами. Позиция Трампа «Америка прежде всего» прекрасно вписывается в такой миропорядок. И хотя Китай говорит о международном сотрудничестве в некоторых сферах, многосторонность является для него принципиально чуждой концепцией. Пекин выступил бы против возрождения мирового порядка, основанного на либеральных принципах. Другие крупные националистические державы (такие как Бразилия, Индия, Россия и Турция) и более мелкие в Восточной Европе (Венгрия и Польша) в целом движутся в том же нелиберальном царстве.

Администрация Байдена должна стремиться возглавить мировые демократии в их конкуренции со всё большим численно авторитарным блоком, одновременно поддерживая многосторонние институты и структуры, наиболее важные для сохранения мира. Для этого ему пора положить конец попустительству, с которым администрация Трампа относилась к деятельности президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, а также необходимо заменить воинственную стратегию в отношении Ирана попыткой заключить новое и прочное ядерное соглашение. К счастью, Байден, похоже, настроен делать и то, и другое.

В то же время администрации Байдена необходимо будет вновь начать относиться к американским альянсам как к коллективным предприятиям, в рамках которых США выступают в качестве духовных лидеров, а не доминируют. Со стороны союзников этот сдвиг уже начался. Так, лидеры стран Европы, особенно президент Франции Эммануэль Макрон, всё больше осознают необходимость взять обеспечение безопасности региона в свои руки. США должны работать с более ответственным за свою безопасность Европейским союзом, чтобы сдержать ревизионизм России на границах НАТО и положить конец гибридной войне Москвы с западными демократиями.

Точно так же, чтобы эффективно вести нынешнюю стратегическую конфронтацию с Китаем, США должны будут работать со своими азиатскими союзниками, такими как перевооруженная Япония и Южная Корея. Поскольку Китай практически отказался от своей стратегии «мирного подъема», чтобы не допустить вооруженного конфликта, потребуются острожные действия по нахождению баланса.

В более широком плане США необходимо будет стимулировать мировые либеральные демократии к созданию блока, способного противостоять авторитарным странам мира. Такой шаг должен включать в себя усилия по противодействию силам дезинтеграции внутри ЕС и, возможно, по превращению НАТО в более широкий союз демократических стран в области безопасности.

Важно отметить, что два блока также должны будут эффективно сотрудничать в ключевых областях, представляющих общий интерес, таких как торговля, ядерное нераспространение, изменение климата и глобальное здравоохранение. Это потребует дипломатических навыков, которые Трамп и представить себе не мог, не говоря уже о том, чтобы обладать ими.

Выбор читателя

Топ недели