Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Политическая сегрегация как вершина «цветной революции»

23.11.2020 - 19:36   2 199СКАЧКО Владимир

Предложение известного экс-лидера запрещенной в России группировки УНА-УНСО и украинского ультранеонациста Дмитрия Корчинского к 7-й годовщине госпереворота закрыть и закошмарить театр русской драмы имени Леси Украинки в Киеве ничем не ново.

Это, с одной стороны, пока несбыточные, как говорится, влажные мечты известного украинского провокатора, который готов к физическому уничтожению своих оппонентов, которых они считают врагами. С другой — это как бы верхняя планка желаний ксенофоба в утверждении своих «идеалов», которые, как ему кажется, побеждают слишком медленно именно по вине слишком «медлительного и нерешительного государства». «У прокуратуры есть очень много вопросов к символам „революции достоинства“, к деятелям „революции достоинства“. В то же время, у них нет никаких вопросов к „ОПЗЖ“ (как бы оппозиционная партия. — Авт.), у них теперь уже нет вопросов к Януковичу, у них нет вопросов — за бюджетные деньги они трусят Музей революции достоинства, но какой-то „ватный“ Театр русской драмы они не трусят, хотя через „ватный“ Театр русской драмы проходит огромное количество бюджетных денег. Я думаю, что тут недорабатывают все, а вернее, мы имеем реванш. То есть, у нас была „революция достоинства“, а сейчас контрреволюция подлости, и она проявляется, в том числе, и через деятельность правоохранительных органов», — откровенно горестно сетовал Корчинский на украинском ТВ.

Но Корчинский и такие, как он, агрессивные, но безмозглые боевики-решалы не понимают главного: конечно же, украинские радикальные неонацисты будут использоваться этой властью для того, чтобы запугивать население и держать в узде политических оппонентов страхом расправы. Но они — только дополнение к «генеральной линии» внешних кураторов по отношению к будущему Украины. Откровенная русофобия как высшее проявление постреволюционной ксенофобии — это неотъемлемая часть «революции достоинства», но не главная магистральная цель. Огромное количество русских, русскоговорящих и русскодумающих граждан Украины — это проблема для укро-неонацистов. А вот для внешних кураторов это люди — человеческий ресурс неоколонии, если хотите, дармовая рабочая сила, пушечное мясо, наконец, которое нужно не уничтожать, а переформатировать в нужном ключе и заставлять работать. На новых хозяев. В лучшем случае — погибать за чужие интересы, в данном случае, за интересы коллективного Запада или если совсем уж узко, то за хотелки США.

Вот для этих целей в Украине и хотят внедрить политическую сегрегацию как высшую и желательную форму организации общества после «цветной революции».

Политические словари определяют понятие «сегрегация» как «принудительное разделение людей на расовые, этнические или другие группы в повседневной жизни». И различают две формы сегрегации: институциональную и территориальную. Первая — это когда используются разные и параллельные учреждения, необходимые для жизни «титульной нации» и лишенцев из «ваты» с «колорадами», — школы, больницы, объекты общепита. Вторая — это когда разные группы населения одной и той же страны должны вынуждено проживать в специально отведенных для них территориях, например, как в резервациях для коренного населения — индейцев в США. При этом оба вида сегрегации допускают работу подвергнутых сегрегации граждан на полноценных граждан страны. В качестве прислуги для «белой» или титульной украинкой «кости», например, или на низкооплачиваемых или вредных видах работ.

Предложенная же для Украины политическая сегрегация — это гибрид из двух изученных и описанных выше. В условиях «гибридной войны», «гибридной политики» и т. д. это сочетание, по ходу, модно сейчас. Люди должны повергаться разделению не по национальному, расовому или этническому признаку, а по политическому. Или, если хотите, по электоральному признаку. Политически неблагонадежные граждане страны жить и работать в ней могут, но вот влиять на жизнь ее не должны. Вот для этого и придуман украинский законопроект об интернированных жителях самопровозглашенных республик в Донецкой и Луганской областях.

Это действительно что-то новое как в теории и практике «цветных революций», так и в организации жизни людей, у которых государство лишили суверенитета и превратили в неоколонию. Раньше концентрационные лагеря для интернированных организовывались во многих странах в условиях войны. Как, например, в США во время Второй мировой войны интернировали сотни тысяч американцев — японцев и японского происхождения, ибо считали, что они будут выступать на стороне «страны восходящего солнца», уже разбомбившей Пирл-Харбор, и вредить США. Еще раньше первые концлагеря для военнопленных и неблагонадежных использовали те же американцы вовремя своей гражданской войны в 1861–1865 годах. И английские колонизаторы организовывали лагеря для интернированных буров во время англо-бурской войны 1899–1902 годов — чтобы мирные буры не помогали бурам воюющим. Во время гражданской войны в России в 1918–1920 годах интернировали в концлагерях своих сограждан и красные, и белые. И все с той же целью — чтобы не помогали противоположной стороне.

И во время «цветных революций» в конце ХХ и начале XXI веков тоже были свои общие черты дискриминационного характера. Воинственный проамериканизм и агрессивная русофобия, запреты на деятельность всех левых (коммунистических и социалистических) партий и движений, репрессии против инакомыслящих по типу итальянского фашизма, гитлеровского нацизма или американского маккартизма — все это призвано было переформатировать подверженные «революциям-цветнякам» страны и политически, и ментально, и мировоззренчески. Вывести их из-под российского влияния и перекинуть в сторонники «демократического Запада», «европейской цивилизации» и «прогрессивного человечества». И это наблюдалось и наблюдается сейчас что в Сербии, что в Грузии, дважды в Украине, трижды в Киргизии, многажды в Молдавии, раз в Армении и вот сейчас в Белоруссии, охваченной антилукашенковским и уже в значительной мере русофобским «белмайданом».

И вот теперь политическая сегрегация — это некий гибрид из концлагерей для интернированных, фильтрационных лагерей для политических неблагонадежных и резерваций для электорально нежелательных граждан, которые, например, на выборах могут испортить благодушную картину «европейского выбора» украинцев и спутать стройные планы по колонизации страны. Нынешние украинские власти, ведомые внешними кураторами, на полном серьезе (читайте законопроект для интернированных), якобы хотят вернуть себе якобы «оккупированные Россией» Крым и части Донбасса (ЛДНР). Но желательно — без тамошнего населения, которое нужно или выдавить из Украины вообще, или же, в случае возврата в Украину, лишить демократических гражданских прав — права выбора, право голоса и т. д. На много дет, до полного «перевоспитания». Правильного расового (украинского и русофобского) и политического (никаких социальных требований по коммунистическому или даже социалистическому образцу).

Гибридная политическая сегрегация, обкатываемая сегодня в Украине, — это, кажется, последнее новое слово «просвещенного и цивилизованного» Запада в теории и практике колонизации стран, обреченных на «демократизацию» в современных условиях. Без бомбовой демократии, как в Сербии в 1999 году, но с опорой на туземцев и аборигенов, которые и будут проводить внешнее управление собственными странами в нужном направлении. Нужном, разумеется, неоколонизаторам, а не местному покоренному и бесправному (лишенному прав) населению.

И Украина тут — передовой плацдарм для обкатки новых технологий. Увы и ах. Осталось только захватить ЛДНР и Крым, превратив их в резервации, пропустить их население через фильтрационные лагеря и лагеря, а самых неблагонадежных поместить либо в лагеря для интернированных, либо в лагеря уничтожения выборочно, по всей остальной Украине. А че? Опыт «перевоспитания» русинов и прочих «русских неблагонадежных» в лагерях «Талергоф» и «Терезин», где их и уничтожили, достался Украине еще от Австро-Венгрии. Осталось только их реанимировать, оживить и перенести из Штирии и Чехии. А «цивилизованный» и на всю голову «демократический» Запад, ясное дело, всячески поможет — у него тут, в Украине, в подбрюшии России, многое на кону стоит…

Ну, а неонацистские и неофашистские боевики и радикальные отморозки типа упомянутого в начале статьи Корчинского будут Западу надежными помощниками и непосредственными исполнителями. Не марать же руки лично сэрам и пэрам, херрам и сеньорам с прочими мистерами.

УНА-УНСО — запрещенная в России экстремистская организация.

Выбор читателя

Топ недели