Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Пять «Д» для выживания Украины

17.01.2021 - 19:03   6 552СКАЧКО Владимир

Один из самых задаваемых вопросов на Украине звучит просто: «Кто поможет преодолеть всеобщий и тотальный кризис украинской государственности?» Потому что, во-первых, уже даже некоторым упоротым патриотам понятно, что Украина деградирует и может вообще исчезнуть.

Во-вторых, уже очевидно, что все разговоры о некоем западной новом «плане Маршалла», который оздоровит украинскую экономику, как это было сделано с экономикой постгитлеровской Германии в 1947–1951 годах, — это пропагандистская фикция. И что никто и не собирается восстанавливать Украину, как Германию, потому что она такая — политически и экономически сильная — никому в Европе и вообще коллективному Западу не нужна. Да и России она такая объективно нужна только в одном случае, если она будет лояльным и преданным союзником, находящимся в орбите российских интересов. И только это — реальная политика. Всё остальное — пустой пропагандистский трёп для отвода глаз и создания видимости «демократического равноправия».

Есть, как минимум, два недавних исторических примера, которые говорят об этом. Первый — события на Украине в 2002–2005 годах, когда Украина, благодаря так называемой политике многовекторности президента Леонида Кучмы, премьер-министра Виктора Януковича и министра финансов Николая Азарова, начала демонстрировать устойчивое развитие и невиданные доселе темпы экономического роста и финансовой стабилизации. Украину быстро «хлопнули» при помощи «оранжевой революции» со стороны Запада и пассивного невмешательства России.

Второй — когда в 2010–2014 годах Украина уже при президенте Януковиче и премьере Азарове после «пятилетки оранжевого безумия» опять начала стабилизировать свою экономику и как бы «выбрала европейский путь» в Евросоюз и НАТО, но не хотела, чтобы он осуществлялся исключительно за счёт разрушения украинского суверенитета, развала экономики и снижения благосостояния украинцев. Речь идёт, конечно же, о подписании так называемой Ассоциации между Украиной и ЕС и о разном видении этого процесса Евросоюзом и тогдашним украинским правящим тандемом Янукович-Азаров. Киев хотел войти в более тесное сотрудничество с Европой хотя бы более-менее равноправным партнёром. И не сразу, а постепенно адаптируя украинскую экономику к евронормам и стандартам. Тогда Янукович и Азаров (больше он), как известно, и посчитали, что нормальное вхождение в Европу займёт 10 лет, и на это Украине понадобится 15–16 млрд. долл. На нормальную адаптацию и поддержание стабильности.

Западу же Украина нужна была, как немедленный и дешёвый рынок сбыта своей продукции. Плюс рынок сырья, нужной сельхозпродукции и дешёвой рабсилы, а также максимально индустриализированная транзитная территория для торговли с Россией, дополнительный буфер между нею и Европой и лишённый собственного политического суверенитета, агрессивный, охваченный русофобией противовес российскому влиянию в регионе. О каких-то 16 «ярдах зелени» помощи для трансформации и развития украинской экономики в условиях мирового кризиса и речи быть не могло, и Киеву в них, конечно, отказали.

Вот тогда Янукович притормозил подписание соглашения об ассоциации и обратился за помощью к России. И Москва согласилась предоставить 15 млрд. долл. кредитов и даже выдала первый транш в 3 млрд. в декабре 2013 года. И тогда Запад в феврале 2014 года и снёс тандем Янукович-Азаров при помощи госпереворота, замаскированного под «революцию достоинства», которая якобы защищала европейский выбор и такие же ценности Украины. Причём майдауны нагло и цинично отказываются возвращать указанные выше 3 млрд. долл., называя их «взяткой Путина Януковичу».

А во что за почти семь лет при власти майдауны превратили страну, говорят её показатели существования. Например, доходы госбюджета на текущий год на 65–70% свёрстаны с учётом внешних заимствований и распродажи остатков собственности и инфраструктуры. А уже одно это говорит, что если Украине никто ничего не даст и ничего у неё не купит, то государству практически гарантирован политический и финансово-экономический кирдык: Украина просто не сможет выполнять свои ни внешние, ни внутренние обязательства. Потому что не за что будет.

В такой ситуации какой-то «план Маршалла» для украинской экономики однозначно пригодился бы. Но все эксперты и обозреватели, изучавшие «германское экономическое чудо» после «плана Маршалла», сходятся в одном: оно («чудо») стало возможным, благодаря удачному и органичному сочетанию двух факторов. Внешнего — не только денег, но и заинтересованности США и их союзников в Европе в восстановлении и Германии, и всего континента. И внутригерманского — политической воли руководства Германии в поддержке реформ, политической стабильности, денежной реформы, либерализации цен и торговли (в том числе внешней), направленного целевого, но ограниченного вмешательства государства в хозяйственную жизнь.

США в Европе было нужно: а) навсегда убрать источник военной опасности и милитаризации в виде Германии, поэтому её и разделили; б) восстановить евроэкономику, включая германскую, чтобы иметь рынки сбыта для своей продукции; в) получить и иметь в Европе мощнейший противовес СССР и социалистическому лагерю, который возник после Второй мировой войны в Восточной Европе.

Всё это на американских деньгах в Германии и дали её первый послевоенный канцлер Конрад Аденауэр годах и его министр экономики Людвиг Эрхард в 1949–1963 годах.

Первый обеспечивал политическую волю к преобразованиям, второй — обеспечивал «экономическое чудо» на основе социально ориентированной экономики, умно и умело сочетающей свободу предпринимательства и свободу рынка с умеренным и целевым государственным регулированием и умным протекционизмом. Её Аденауэр называл «социальным рыночным хозяйством», потому что был уверен: «Капиталистическая система экономики не соответствует жизненным политическим и социальным интересам немецкого народа. Новая структура немецкой экономики должна основываться на учёте того факта, что время безграничного господства капитализма ушло».

Другими словами, в экономике дуэт Аденауэр-Эрхард разрешил все формы предпринимательства и любую предпринимательскую инициативу, которая, как говорят эксперты, вела к увеличению доли рабочих и других лиц наёмного труда в «общем пироге», «депролетаризации» трудящихся путём «образования имущества» в руках наёмных работников, а также к достойному уровню жизни для безработных и нетрудоспособных, в первую очередь, пенсионеров. В итоге, уже к 1953 году Германия восстановила довоенный уровень благосостояния, индекс валового национального продукта превысил на 48% уровень 1948 года, безработица снизилась до уровня 6% трудоспособного населения, на 20% выросло производство сельскохозяйственной продукции, а реальная заработная плата выросла на 80%.

В экономике такое развитие соответствовало декартелизации (или демонополизации) экономики — одному пункту из плана «пяти Д» для трансформации Германии. Точно так же Аденауэр чётко и довольно жёстко выполнил и остальные «Д»:

— денацификацию (удаляя преступников-нацистов из общественной жизни страны);

— демократизацию (разрешая политические свободы для всех, кроме коммунистов, давить которых было повелением США);

— демилитаризацию (Германия только в средине 50-х годов прошлого века заимела свою армию — бундесвер, а до этого деньги шли в мирную экономику);

— децентрализацию (с 23 мая 1949 года Германия провозглашена федеративной, то есть федерацией 16 равноправных земель, включая присоединённые в 1990 году земли ГДР).

Всё это идеально подошло бы и для восстановления Украины после того майданного безумия, в котором она пребывает с февраля 2014 года, теряя свои территории, пылая в огне гражданской войны в Донбассе и находясь в плену других «пяти Д»: десуверенизации, деиндустриализации, дедемократизации, депопуляции и деинтеллектуализации. Всё это можно обозначить ещё одним главным «Д» — деградация. Следовательно, всё, что сегодня нужно Украине, — это политическая сила, способная стабилизировать ситуацию и остановить эту деградацию, а уже на этой основе подумать о развитии.

А вот этого всего на Украине как раз и нет сегодня. И не предвидится, увы. Ибо нет, повторяю, внешней заинтересованности коллективного Запада в сильной Украине. Как буфер и противовес России и её влиянию, в Европе есть страны Восточной Европы во главе с Польшей и странами Прибалтики, уже принятые в ЕС и НАТО. А значит, вторая Польша в лице Украины Западу не нужна, но очень требуется «буфер № 2» — агрессивный таран и постоянный источник нестабильности и раздражения на границе с Россией.

Вот в этом качестве сегодня Украину Запад и юзает. И невозможны:

— ни денацификация (неонацисты и неофашисты нужны для поддержания правящего режима, запугивания и уничтожения его оппонентов);

— ни демилитаризация (наоборот — нужно превращать страну в хоть мало—мальски боеспособный раздражитель России и потому Украину напичкивают оружием);

— ни демократизация (как же иначе подавлять противников режима, поэтому запрещены все левые партии и есть гонения на так называемые «пророссийские силы»);

— ни декартелизация-демонополизация (уничтожены должны быть не только крупные олигархи, но и всё, что может стать в экономике конкурентом Запада);

— ни — тем более! — децентрализация регионов (Западу нужен созданный из Украины монолитный государственный кулак, сдобренный русофобией и направленный на Россию, потому и тормозится «Минск-2», который мог бы принести мир на украинскую землю, но предполагает федерализацию Украины).

Откуда же может прийти на Украину избавление от её нынешних властей, олицетворяющих её же плачевное состояние? Это, кажется, главный вопрос её выживания. Но если Украина не спровоцирует какой-либо военный конфликт с кем-либо, что чревато губительным для неё поражением, то ответ на него в ответах на три другие вопроса: нужно ли вообще нынешней Украине избавление, есть на самой Украине или за её пределами силы, готовые проводить спасительную трансформацию, и нужны ли такие изменения самому украинскому народу, который так легко и бездумно профукивает своё государство?

Риторический же и крайне уместный в такой ситуации вопрос — «А нужна ли Украина вообще хоть кому-нибудь, кроме тех, кто её использует?» — ответа вообще не требует. Но выживание Украины и от него зависит…

Выбор читателя

Топ недели