Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Как Netflix видит то, что останется от Украины к 2036 году

27.01.2021 - 23:43   5 454КНЯЗЕВ Святослав

Американская развлекательная компания Netflix выпустила в прокат фантастический боевик «Смертельная зона» (Outside the Wire), посвящённый событиям на Украине 2036 года. Хотя критики встретили картину достаточно прохладно, в мире она вызвал большой интерес. Дебют боевика в выходные дни стал самым популярным фильмом платформы Netflix, объединяющей свыше 200 миллионов кинозрителей.

Сюжет «Смертельной зоны» таков. Успешный оператор беспилотника лейтенант Харп, спасая группу американских военных, жертвует жизнью двух бойцов. Претензий к нему не предъявляют, но командование решает «для расширения кругозора» лейтенанта отправить его на стажировку в ту часть, где проходили службу погибшие. Оператора дрона передают в подчинение загадочному разведчику — капитану Лео, который оказывается биороботом с искусственным интеллектом. Прикрываясь доставкой лекарств пострадавшим от войны детям, Лео и Харп разворачивают охоту за кодами управления ядерными ракетами…

Кинематограф способен формировать — и формирует — представления людей о действительности, готовит сознание к тому, чего следует ждать. Украина фигурирует в рейтинговых западных фильмах нечасто и, как правило, вскользь («Оружейный барон», «Перевозчик»), но создатели Netflix построили на материале придуманной ими Украины 2036 года целый сюжет. Для западного кино это нечто новое.

Это кино-прогноз. Самостийную державу хоронит конфликт с участием трёх сторон — пророссийских повстанцев генерала Виктора Коваля («красные»), украинских ополченцев-националистов («самооборона») и американских миротворцев. Коваль взрывает в Киеве грязную ядерную бомбу, а американские боевые роботы и дроны уничтожают всё, что движется за пределами военных баз США, включая мирное население. Оставшиеся в живых ведут полуживотное существование на руинах городов и заводов.

По ходу спецоперации Харп понимает, что Лео затеял «свою игру». Имитируя сепаратные переговоры с Ковалём, американский биоробот уничтожает командование «красных», захватывает «ядерный чемоданчик» и с одобрения украинских националистов готовится нанести атомный удар по США, чтобы дать американцам почувствовать, что такое война. При этом «ополченцы»-самостийники заявляют, что их главный враг — не «красные повстанцы», а американские военные, вбомбившие Украину в каменный век.

«Американцы поймут, что такое „сопутствующий ущерб», — саркастично замечает дама, возглавляющая украинскую «самооборону».

Харп пытается убедить своего временного командира, что «политика» — не повод убивать миллионы невинных американцев, но тот не слушает. И тогда лейтенант выводит капитана Лео из строя и инициирует удар дрона по ядерной базе за секунду до пуска ракет по Америке. Сослуживцы встречают чудом спасшегося Харпа аплодисментами.

Весь фильм — развесистая клюква. «Пророссийский генерал» покрыт уголовными татуировками и именуется почему-то «грозой Балкан». Два главных героя-афроамериканца пытаются «смешаться с толпой» в украинских лагерях для беженцев. «Пророссийские повстанцы» общаются между собой на ломаной мове, а полуразвалившиеся стены украшают надписи: «Крим це Украина». Однако, несмотря на все нелепости, фильм несёт послания, закрепляемые в сознании десятков миллионов людей.

«Конечно, украинские зрители уже бьются в истерике, а рецензенты требуют запретить вражеское кино. Один мой френд, который мечтает переехать из Украины в США, назвал его „левацкой агиткой“. А я не удивлюсь, если в 2036 году этот фильм будут считать пророческой киноклассикой», — пишет украинский журналист Андрей Манчук.

Однако всё сложнее. За Netflix стоят серьёзные люди. Соучредитель платформы миллиардер Рид Хастингс является крупным спонсором Демократической партии США. На выборах 2016 года он оказывал помощь Хиллари Клинтон. Среди держателей акций Netflix — крупнейшие инвестиционные фонды мира, такие как The Vanguard Group и BlackRock, чьи управляющие тоже поддерживают Демпартию. Наконец, информационные возможности Netflix ЦРУ США использует в целях вербовки.

«В наших условиях наши идеологические друзья прекрасно понимают, что есть важнейшее из искусств — как войти с помощью Netflix в каждый дом, залезть в каждый телевизор, а через этот телевизор — в голову каждому жителю Земли», — заметил однажды бывший министр культуры РФ В. Мединский. Да, «наши идеологические друзья» это понимают. Однако Мединский упустил, что они, кажется, понимают это лучше, чем на родине Ленина, сказавшего слова о «важнейшем из искусств».

Как Netflix видит то, что останется от Украины к 2036 году

В «Смертельной зоне» «хороший парень» убивает восставшего против Америки робота, и этим зрителю указывают, что «так будет». Так будет, потому что так должно быть.

«Серьёзные люди» в США начали информационную кампанию по изменению восприятия образа Украины. Сказки семилетней давности о «европейском пути развития» Украины забыты, а вину за несбывшееся остаётся лишь переложить на «диких украинцев». Только так можно истолковать появление «Смертельной зоны».

Этим пропагандистский эффект картины не ограничивается. Фильм объясняет, почему интервенция США на Украине должна осуществляться в «удалённом режиме». Посылать туда американских морпехов не нужно, а вот поработать по Украине беспилотниками — это то, что надо. Особенно, если за пультом такой герой, как лейтенант Харп…

«Смертельная зона» — это сигнал о том, что самостийная Украина Западу не нужна. Там Украине уготовано такое будущее, что её жители будут завидовать судьбе редких обитателей дикой пустыни. Пусть кто-то этого не понимает, народу Украины задуматься об этом давно пора.

Выбор читателя

Топ недели