Не знаешь, что делать — не делай

09.03.2021 - 19:17   3 528ВАССЕРМАН Анатолий

Второго марта исполнилось девяносто лет последнему Генеральному секретарю Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза и единственному президенту самого Союза Михаилу Сергеевичу Горбачёву. Генсеком он был больше шести лет, президентом больше полутора, а до того руководил государством как председатель парламента. Наруководил так, что и партия развалилась, и страна пока разделена, да и все наши союзники в Европе отданы на милость наших стратегических противников. Зато сейчас все либероиды — и в Российской Федерации, и во всей России, и за рубежом — одностайно его расхваливают и поздравляют.

Ну да, успехи у него потрясающие! Даже в рекламе одной всемирной сети пиццерий снялся. И на все четыре стороны рассказывает, как осуществил мечту чуть ли не младенческих времён: уничтожить коммунизм. Открытым текстом уверяю: врёт. Ибо верует: лучше прослыть гадом, чем лохом.

Я в первые годы его власти верил ему безоговорочно и был в восторге и от его личности, и от его политики. Но и сейчас, накопив три десятилетия собственного политического опыта, уверен: и Горбачёв, и вся его команда — даже Александр Николаевич Яковлев, бывший при нём главным идеологом, а потом живописавший свой хитрый план развала партии — действовали совершенно искренне. Они хотели усовершенствовать партию, государство, всю страну — только не знали, как именно. Не зря Иосиф Виссарионович Джугашвили, умерший ровно шестьдесят восемь лет назад, предупреждал: без теории нам смерть.

Открытым текстом признаюсь: мне понадобилось пять лет после краха коммунизма в нашей стране, чтобы понять, откуда взялись проблемы, накопившиеся ещё до Горбачёва, и ещё лет двадцать, чтобы найти в нашем же историческом опыте пути решения этих проблем. Но Горбачёв мог запустить соответствующие научные исследования силами больших коллективов, причём сразу многих, чтобы они взаимопроверялись. Так нет же, ухватился за первый попавшийся рецепт — кстати, сочинённый за океаном, но там используемый скорее как декорация. Так что повторю слова руководителя разработки наполеоновского кодекса Антуана Жака Клода Жозефа Ромарича Буле, графа дё ля Мёрт: это хуже преступления — это ошибка.

Выбор читателя

Топ недели