Россия как единственная оставшаяся ещё Европа

13.03.2021 - 18:51   3 516МОЖЕГОВ Владимир

После победы левацкой революции в США (трудно назвать иначе приход к власти администрации Байдена) и широкой компании по дискредитации Республиканской партии, стало понятно, что следующий удар молота демократии должен обрушиться на право-популистские движения Европы. Судя же по тому, насколько энергично глобальная власть принялась завязывать удавку на шее свободного (уже в прошлом) мира, было понятно, что ждать придется недолго.

И действительно, лишь только прошла инаугурация Байдена, события начали развиваться стремительно.

Первыми по сценарию выступили Франция и Германия. Еще 13 февраля французские власти начали процедуру по формальному запрету движения «Génération Identitaire» («Поколение идентичности»), правого политического объединения, выступающего против неконтролируемой миграции. К сегодняшнему дню движение официально признано расистским и экстремистским («вооруженным крылом экстремизма и ксенофобии») и фактически находится вне закона.

Возмущения правых, прежде всего Марин Ле Пен, в расчет не принимаются. История с выборами в США ясно показала, что отныне вводятся новые правила игры в демократию, которая перестает быть выборной (ведь неизвестно, кого может выбрать плохо управляемой большинство — не дай бог какого-нибудь Трампа или Орбана), и становится «условно выборной». Выборы превратятся в чистый фарс, а чтобы избежать даже незначительных неожиданностей, все нежелательные элементы будут устраняться посредством «закона». Очевидно, за идентаристами должна последовать и партия самой Ле Пен.

Теперь Германия. Здесь Федеральное управление по защите конституции объявило партию «Альтернатива для Германии» «подозреваемой в правым экстремизме», что позволяет властям осуществлять полный контроль и надзор за ней с помощью разведслужб.

В некоторых федеральных землях бывшей ГДР, в частности — в Бранденбурге, Тюрингии, Саксонии-Ангальт и Саксонии, — такая мера против партии уже применялась. Теперь слежка за ней (как потенциально несущей «угрозу демократии») официально становится тотальной. Тревога глобального центра понятна. «Альтернатива» уже заявляет себя второй по величине силой в Германии (на региональных выборах 2019 года в Саксонии, например, АдГ получила 27,5% голосов, придя второй после ХДС). И понятно, почему это делается сейчас. В середине марта должны пройти очередные региональные выборы в Северной Рейн-Вестфалии и Баден-Вюртенберге, притом, что опросы в этих землях ясно показывают поражение партийцев Меркель. Как это обычно и происходит в кризисные периоды в Германии, основные голоса разделяются между левыми и правыми. Сегодня это «Зеленые» и «Альтернатива».

Не случайно и то, что новая атака демократии на свободу начинается с Франции и Германии. Похоже, глобальным центром принято решение о переформатировании Евросоюза в сторону укрепления его центра перед лицом «правой угрозы». Евросоюз и начинался, как мы помним, с создания франко-германского союза в рамках ЕОУС (Европейской организации угля и стали), которая мутировала сперва в Общий рынок ЕЭС, а затем — в Маастрихтские соглашения 1992 года.

В 1963 году Германия Аденауэра и Франция де Голля заключили Елисейский договор, ведущий к более тесному взаимодействию двух стран в сфере внешней политики и обороны. Два года назад (в январе 2019) года Меркель и Макрон пошли на своего рода его реставрацию, заключив новый Аахенский договор. Причем, ни Меркель, ни Макрон и не скрывали тогда, что речь идет об объединении усилий в искоренении популизма — в рамках всеевропейской борьбы с собственной идентичностью. О том же говорили и правые.

Лидер АдГ Александр Гауланд прямо обвинял Макрона и Меркель в желании создать «супер ЕС» с понятной целью. Уничтожив собственную идентичность, единая Франко-Германия должна, по мысли архитекторов нового порядка мира, стать боевым центром по искоренению национального самосознания и других стран Европы. Что ж, именно этой «перестройке», по замыслу архитекторов, и должен быть посвящен 2021-й. Для того весь прошлый год (дабы избежать ненужных возмущений и демонстраций протеста) население европейских стран и загонялось в локдауны. Теперь же, как видим, наступает время показательных процессов.
Тем временем, в той же Германии правящая коалиция договорилась убрать из Конститутции слово «раса», которое там по недосмотру еще оставалось. В сегодняшнем виде Конституция ФРГ запрещает дискриминацию «на основании пола, происхождения, расы». Теперь слово «раса» будет заменено на сочетание «по расистским основаниям». Таким образом, в новом чудном мире само слово «раса» будет признано расистским, да и само понятие «расы» видимо будет запрещено.

В эти же дни в шведском парламенте рассматривается законодательная инициатива, согласно которой участие в антииммигрантских общественных организациях может быть признано уголовным преступлением. Понятно, куда дует ветер. И понятно, что сколько-нибудь серьезное сопротивление шествию леволиберального тоталитаризма по Европе могут оказать очень немногие. Сегодня это Орбан в Венгрии, Дуда в Польше, правые Испании и Италии, которые тоже пока еще пытаются держать оборону. Не случайно, именно Италия была подвегнута наиболее жестким локдаунам в прошлом году. Но, очевидно, что без серьезного полюса силы все попытки европейцев остаться европейцами и не стать постчеловеками без рода, нации, истории и определенного пола — обречены.

И очевидно, что таким иным полюсом силы способна стать сегодня только одна страна, не являющаяся притом ни целиком европейской, и не членом Евросоюза. Да, речь, конечно, идет о России. Понятно, что и Россия не осталась вне общего глобального тренда. Уже в феврале на восточном фронте глобалистского блицкрига последовала резкая активация «проекта Навальный», а за его неудачей — резкое охлаждение дипломатических отношений, что также нетрудно было предвидеть.

Поездку зампредседателя Еврокомиссии и верховного представителя ЕС по иностранным делам Жозепа Борреля в Москву с параллельной высылкой дипломатов (в то время как Боррель находился в Доме приемов МИД РФ) в Европе назвали «обескураживающей и настоящей катастрофой», жалуясь, что «Президент Путин ни на миллиметр не готов пойти навстречу ЕС». Именно это и внушает надежду. Действительно, туда, куда стремительно катиться сегодня ЕС, Россия идти не хочет. И в целом удачно находит оптимальную формулу отношений и с «революционным штабом» Байдена и с новой тоталитарной Европой. Их эмиссары с места отправляются ровно туда же, откуда подъезжают.

Российскую позицию можно понять так: мы готовы говорить и сотрудничать с европейскими странами, как субъектами, но не с Евросоюзом, который является сегодня-де-факто инструментом уничтожения Европы. И потому не может являться легитимным голосом Европы. ЕС — инструмент глобального центра, который является врагом всякой государственности и национальной идентичности. Какой же у России может быть разговор с врагом?

Насколько продуктивным окажется такой метод, покажет будущее. (С нетерпением ожидаем приезда председателя парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Хендрика Дамса, который посетит с Москву 15–16 марта). Но понятно, что только России под силу еще сохранить сегодня дух старой традиционной Европы. Возможно, ей и суждено завтра остаться единственной на планете Европой и последним прибежищем тех, кто не желает расставаться со своей европейской идентичностью.

Выбор читателя

Топ недели