Политический реалист

13.04.2021 - 17:33   2 295БЕНЕДИКТОВ Кирилл

В Совете национальной безопасности при президенте Соединённых Штатов позиция старшего директора по России и европейским делам — одна из самых важных. Не в том смысле, что занимающий её чиновник наделён какой-то особой властью в сравнении с другими, а в том, что от этого человека во многом зависит, как будут выстраиваться отношения между двумя сильнейшими ядерными державами планеты.

Поэтому и внимание к лицу, занимающему этот пост, особое.

При всей дружелюбной риторике 45-го президента США Дональда Трампа в адрес России никаких прорывов в отношениях между США и Россией при нём не произошло. Да и не могло произойти, учитывая, в какой осаде все четыре года своего президентства находился Большой Дональд и истерику либералов по поводу так называемого русского дела. Поэтому с апреля 2017 по июль 2019 года должность старшего директора по России занимала британка Фиона Хилл — довольно злобная особа, сочетавшая профессиональную подозрительность цэрэушницы с традиционной для уроженки Туманного Альбиона русофобией. Но она хотя бы разбиралась в своём предмете — по крайней мере, на фоне общего серого уровня компетенций аналитиков и разведчиков, занимающихся Россией в США. А после Хилл на этом посту стали быстро сменять друг друга одинаково исполнительные и одинаково безликие чиновники и военные — Тим Моррисон, Эндрю Пик, Том Уильямс, Райан Талли… Последний покинул свой пост сразу после вторжения разгорячённой толпы в Капитолий 6 января 2021 года — в знак несогласия с якобы призывавшим к беспорядкам Трампом.

Но понятно, что раз кресло это важное, то слишком долго пустовать оно не может.

Через день после того, как Талли подал заявление «по собственному», Байден назвал имя его преемника (точнее, преемницы) — Андреа Кендалл-Тейлор, старший сотрудник Центра новой американской безопасности (CNAS), в прошлом — старший аналитик ЦРУ и заместитель директора по России и Евразии в Управлении национальной разведки (DNI). Эффектная блондинка уже начала принимать поздравления от коллег и формировать свою команду, но потом что-то пошло не так, и Андреа от должности в Совете по национальной безопасности отказалась. Официально об этом объявлено не было, но несколько дней назад в прессе всплыло имя другого специалиста по России — Мэтью Рожански.

Рожански — известный политический аналитик, директор Института Кеннана в Международном центре Вудро Вильсона в Вашингтоне. Институт этот, раньше носивший более длинный титул — Институт перспективных российских исследований, был создан по инициативе Джорджа Ф. Кеннана, известного дипломата, работавшего в Москве в 30-40-х годах XX века, автора знаменитой «Длинной телеграммы» в Госдепартамент о невозможности партнёрских отношений между США и сталинским СССР. Эта телеграмма заложила основы стратегии сдерживания Советского Союза, ставшей императивом политики США.

Тем не менее в американской историографии Кеннан всегда рассматривался как русофил, который с симпатией относился к России и русским, но враждебно — к коммунистическому режиму. В этом он шёл по стопам своего двоюродного деда, журналиста Джорджа Кеннана. Поездив в конце XIX века по Сибири и пообщавшись с революционерами, отбывавшими там ссылку, Кеннан-дед вернулся в Америку и развернул мощную кампанию против «бесчеловечности русских властей и несостоятельности государственного строя в России». Он ездил по Штатам с лекциями: по словам секретаря русской миссии в Вашингтоне Петра Боткина, Кеннан «выходил на сцену в кандалах, одевался каторжником, посредством волшебного фонаря показывал разные ужасы и плёл невероятную чепуху про Россию».

Борцов с самодержавием он всячески поддерживал и привечал, но, когда в России всё-таки случилась революция, принялся критиковать и новый режим, обрушившись на Вудро Вильсона за недостаточно масштабную интервенцию в Советскую Россию.

Такая специфическая русофилия Кеннанов не могла, конечно, не сказаться на политической позиции «фабрики мысли», носящей их имя (кстати, институт назван в честь Кеннана-старшего). И тем не менее think-tank, который возглавляет Мэтью Рожански, сегодня является одним из двух-трёх (не более!) интеллектуальных центров в Америке, которые рассматривают Россию не в чёрно-белой оптике голливудского блокбастера для подростков. Политический реализм, как это ни печально, так и не вышел из гетто, куда был загнан в годы однополярного мира, наступившего после крушения Советского Союза. Когда СССР прекратил своё существование, Америка лишилась не только своего главного противника, но и целой армии хорошо подготовленных, квалифицированных специалистов по этому противнику — так называемых советологов. С тех пор интерес к изучению русского языка и российской политики в американских университетах резко упал, а качество подготовки экспертов снизилось до совсем уж неприличного уровня.

Рожански представляет собой редкое исключение — он действительно хороший специалист по России, у него большой опыт работы в структурах, где представлены как западные, так и российские эксперты. Он, например, был заместителем директора программы «Россия и Евразия» в Фонде Карнеги за международный мир. Работая в Фонде Карнеги, он создал специальную программу по изучению украинской проблематики, а также целевую группу для содействия урегулированию конфликта между Молдавией и Приднестровьем. Затем Рожански некоторое время работал советником при посольстве США в Киеве. Он консультировал правительства, межправительственные организации и крупные корпорации, не чурался работы на военных (был приглашённым научным сотрудником в исследовательском отделе Оборонного колледжа НАТО) и считался признанным экспертом по разрешению конфликтов и проблемам безопасности в Евроатлантическом и Евразийском регионах.

Возможно, что имя Рожански появилось в списках кандидатов на пост старшего директора по России в СНБ, которые легли на стол Байдена, как раз из-за его украинского опыта. Особые отношения семьи Байденов с украинскими политиками и олигархами широко известны. И Рожански, работавший в центральном «нервном узле» этих отношений — в посольстве США на Украине, — наверняка чем-то заслужил доверие престарелого президента.

Тем любопытнее, что именно украинские выпускники программ Института Кеннана сурово критиковали своего директора за недопустимую мягкость по отношению к России.

Эта история заслуживает того, чтобы рассказать о ней подробнее.

В феврале 2018 года более 30 выпускников Института Кеннана опубликовали на сайте KyivPost открытое письмо, адресованное руководству центра Вильсона. В этом письме, больше похожем на донос, украинские студенты и стажёры фактически обвиняли Мэтью Рожански в том, в чём либеральные СМИ не уставали обвинять президента Трампа — в работе на Россию.

«Мы глубоко обеспокоены усиливающейся прокремлёвской политикой Института Кеннана, отсутствием демократических процедур и непрофессиональным общением с украинскими выпускниками Института Кеннана, — говорилось в письме. — Усиливающаяся прокремлёвская политика Института Кеннана грозит превратить центр Вильсона в невольный инструмент политического вмешательства России. Мы отметили многочисленные эпизоды взаимодействия Института Кеннана с единомышленниками Кремля, о чём свидетельствуют его специальные награды российскому бизнесмену Петру Авену, имя которого внесено в санкционный список… и Сьюзан Кармел Лерман, ранее лично награждённой президентом Путиным орденом Дружбы… Г-н Рожански активно продвигает идею диалога между США и Россией на Дартмутской конференции. Эта платформа, которая давно (после окончания холодной войны) умерла, была внезапно возрождена российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым через несколько месяцев после незаконной аннексии Россией Крыма и её войны на Донбассе. Г-н Рожански является исполнительным директором конференции».

Нет смысла цитировать этот донос дальше: с украинскими «щирыми хлопцами и дивчинами», кусающими руку, кормившую их на протяжении всего обучения, всё ясно.

Куда интереснее тот факт, что именно сейчас, когда кандидатура Рожански рассматривается в администрации Байдена, он вновь был извлечён на свет.

Стартовым выстрелом послужила публикация на сайте Axios, где Рожански припомнили и другие грехи: в 2017 году он осудил «американскую паранойю в стиле холодной войны по поводу русского пугала» и хоть и признавал, что Путин «представляет собой огромную проблему для Соединённых Штатов», но настаивал на том, что эскалация конфликта влечёт за собой «неприемлемые риски». А в 2020 году в совместной с Томом Грэмом статье, опубликованной в журнале National Interest, позволил себе раскритиковать режим санкций в отношении России, заявив, что они бросают вызов и без того слабым связям между Америкой и Россией. «Каким бы сомнительным ни был режим Путина, мирное сосуществование остаётся императивом», — заключали Рожански и Грэм.

То, что для зашоренных русофобов в Вашингтоне выглядит непростительной русофилией, конечно же, таковой на самом деле не является. Рожански просто политический реалист, редкая птица в современном экспертном сообществе. И к нашей стране он относится не как к дружественной державе, а просто как к силе, с которой приходится считаться. Вот характерная цитата из упомянутой выше статьи:

«Россия никуда не денется. Возможно, она страдает от серьёзных экономических проблем и сокращения населения, от авторитарной политики и враждебного геополитического окружения, но она остаётся великой державой с огромным ядерным арсеналом, богатейшими в мире запасами природных ресурсов и непоколебимой волей защищать свои национальные интересы. Мы должны помнить, что, несмотря на многие недостатки, русские победили и Наполеона, и Гитлера, которые сильно недооценили их стойкость».

В этом, собственно, и заключается главное отличие реалиста Рожански от 99% других «экспертов», свято верящих в то, что Россия — «угасающая держава», клонящаяся к своему упадку. Сравним с тезисом Рожански: «Отправной точкой стратегии США должно быть признание того, что Америка и Россия являются великими державами-конкурентами».

Это, конечно, идёт вразрез с нынешним мейнстримом в Вашингтоне. Поэтому либералы и работают на опережение, вываливая в СМИ небогатый компромат на Рожански. В частности, вспомнили о том, что во время суда над Полом Манафортом, бывшим руководителем избирательной кампании Трампа, спецпрокурор Мюллер цитировал его письмо, из которого следовало: Манафорт «прилагал усилия» к публикации «ряда позитивных новостных статей», хваливших Януковича за приверженность реформам. Одной из этих статей была статья Рожански на сайте CNN.

Компромат, конечно, хиленький, но другого в запасе у противников налаживания отношений между Вашингтоном и Москвой, видимо, нет. А отношения эти находятся сейчас едва ли не в самой нижней точке после Карибского кризиса. «Байден исключил перезагрузку отношений в стиле Обамы и спровоцировал скандал с Москвой, назвав Путина „убийцей“ в телеинтервью, — пишет Axios. — Он наложил санкции на российских чиновников за попытку отравления Навального и, как ожидается, объявит о дополнительных санкциях в ближайшие недели за взлом SolarWinds и вмешательство России в выборы». Однако и ястребы в конгрессе, и некоторые союзники США по НАТО обеспокоены возможными расхождениями между воинственной риторикой администрации Байдена и медлительностью в вопросе санкций, призванных остановить строительство «Северного потока — 2». Если СП-2 будет построен, это станет огромной геополитической победой Путина, пророчат они. Понятно, что кандидатура Рожански вызывает у них идиосинкразию. «Ястребов беспокоит, как скажется назначение Рожански на решимости Байдена противостоять России», — заключают авторы статьи в Axios.

Не стоит предаваться иллюзиям: Рожански, конечно, никакой не русофил, во всяком случае не больший, чем были оба Кеннана. Но для нынешнего Вашингтона и политический реалист, трезво оценивающий перспективы возможного конфликта между США и Россией и понимающий, что худой мир лучше доброй ссоры, — уже нетипичное явление. Если Байден всё же не поддастся давлению со стороны ястребов и назначит Мэтью Рожански на пост старшего директора по России и европейским делам, для обеих стран это будет пусть маленький, но шаг в правильном направлении.

Выбор читателя

Топ недели