Потускневшее величие её величества

14.04.2021 - 21:36   2 379ГОРОДНЕНКО Юрий

После официального выхода из ЕС Великобритания приступила к ревизии своей международно-правовой базы.

Дело в том, что в период пребывания в составе Евросоюза Соединённое Королевство заключало соглашения с другими странами, основываясь на законодательстве Европейского Союза. Соответственно, в этих договорах использовались юридическая терминология и правовые принципы ЕС. В случае возникновения спорных моментов они подпадали под юрисдикцию европейских арбитражей. Теперь же международные договора переоформляются на основе англосакского (прецедентного) права. Соответственно, применяется терминология этого права, увеличивается значение арбитражей, в статусе которых будут выступать английские суды. Главное же заключается в том, что принципы англосакского права отличаются от континентально-европейского, на базе которого формировалось законодательство ЕС.

Так, в английском праве нет такого понятия как «форс-мажор», а его применение оставляется на усмотрение участников конкретного соглашения. Форс-мажорные обстоятельства учитываются только в том случае, если они оговорены в договоре. В результате даже если Великобритания совершит против вас акт агрессии или осуществит геноцид, это не станет основанием для того, чтобы не выполнять обязательства перед ней.

Ещё один пример: в законодательстве Соединённого Королевства широко применяется принцип «обратной силы закона». Руководствуясь им, британские компании могут в одностороннем порядке пересматривать те обязательства, которые были приняты ранее. Как следствие, торговые сделки в рамках англосакского права нередко подпадают под понятие «операционный риск». С этим обстоятельством сегодня столкнулись даже «традиционные партнёры» Англии. Под видом «ревизии международно-правовой базы» Лондон осуществляет пересмотр договоров с теми государствами, которые имели интенсивные экономические и торговые связи с Великобританией. Это страны Евросоюза, Соединенные Штаты, Китай, Турция, Япония.

Однако если посмотреть международные рейтинги, то сотрудничество с Соединённым Королевством до сих пор считается «перспективным». Больше того, Лондон и сегодня считается «мировым финансовым центром».

В связи с этим будет правильно представить некоторые данные, демонстрирующие истинное содержание британского «могущества».

Одним из показателей финансового влияния являются объёмы международной торговли, которые осуществляются через фондовые биржи. Неслучайно символом британского величия в XIX–XX веках являлась Лондонская фондовая биржа. В тот период на неё действительно приходилась львиная доля международных сделок. Однако в наши дни ситуация кардинально изменилась.

Возьмём статистические данные за 2019 год. 20 крупнейших международных фондовых бирж. Конкретно — данные о среднемесячном объёме транзакций.

Первое место по этому показателю занимали США. Объём среднемесячных транзакций по двум нью-йоркским фондовым биржам New York Stock Exchange и Nasdaq Stock Market составлял 2,7 трлн. долларов США.

Второе место принадлежало Китаю. По трём китайским биржам (Шанхайской, Гонконгской и Шэньчжэньской) среднемесячный объём транзакций составил 1,5 трлн. долларов.

Третье-четвёртое места делили между собой Япония и Индия. Среднемесячный объём транзакций по Токийской бирже составил 481 млрд долларов. По двум индийским (обе расположены в Мумбае) — 406 млрд долларов.

Пятое место было за Корейской биржей. Показатель этого учреждения со штаб-квартирой в Пусане — 277 млрд долларов в месяц.

Лишь на шестом месте с ежемесячным показателем в 210 млрд долларов оказалась Лондонская фондовая биржа.

В 2020 году активность фондовых бирж в Азиатско-Тихоокеанском регионе была вдвое выше активности бирж Северной Америки и Великобритании. Поэтому приведённые статистические данные следует скорректировать в сторону увеличения удельного веса Южной и Восточной Азии в международной торговле.

Добавим, что каждая из азиатских бирж пользуется собственной национальной валютой. Поэтому рост их активности означает вытеснение из международной торговли американского доллара и британского фунта стерлингов.

Здесь стоит вспомнить, что в XVIII и XIX веках английская денежная единица была основной резервной валютой мира. В XX веке она уступила первенство доллару, а с началом XXI века опустилась на пятую позицию, пропустив вперёд ещё евро, японскую иену, китайский юань. Как видно из приведённой выше статистики, данное падение является далеко не последним.

Добавим, что британцы не были бы британцами, если не пытались бы создать себе страховку на будущее. В текущем столетии они пытались применить ту схему, которая спасала их ранее. В XX веке фунт стерлингов стал утрачивать лидирующие позиции в мире. Тогда Лондонская фондовая биржа обменялась акциями с Нью-Йоркской фондовой биржей. За счёт этого обмена хозяева Сити получили право оформлять сделки в фунте стерлингов на Уолл-стрит, а хозяева Уолл-стрит — в долларах в Лондоне. Благодаря этому британская валюта сохранила статус одной из ведущих резервных валют. Когда возник Евросоюз, британцы произвели похожий обмен акциями с европейскими биржами.

Однако в Азии на подобную операцию идти не хотят. Если посмотреть данные по крупнейшим азиатским биржам, то можно увидеть, что британцы владеют только акциями одной из них. Англичанам принадлежит пакет акций Гонконгской фондовой биржи, который настолько минимален (5%), что не позволяет активно использовать фунт стерлингов даже здесь.

В этой ситуации те обороты, которые набирают азиатские рынки, — это реальная угроза для Великобритании. Больше того, это угроза для всего западного мира. Ведь подъём Азии рискует похоронить не только фунт стерлингов, но все резервные валюты Запада. Поэтому очень скоро следует ожидать непримиримую борьбу за финансовые рынки.

Выбор читателя

Топ недели