Есть остров на том океане

06.05.2021 - 12:09   2 913СОКОЛОВ Максим

Двести лет назад, 5 мая 1821 г., на 52-м году жизни умер Наполеон Бонапарт. С его смертью — это неизбежно при таком масштабе исторической фигуры — было связано много легенд и версий. И он не умер, а бежал в Америку, и его отравили англичане — то ли свинцом, то ли мышьяком, — или не отравили, а заморили условиями содержания, etc.

Но не нужно измышлять сущности без необходимости. Наполеон умер от рака, наследственной болезни в его роду. Карло Бонапарте, его отец, скончался от той же болезни в 38 лет. Да и сам император, подтрунивая над своей болезнью, говорил: «Рак — это Ватерлоо, вошедшее внутрь». Так что, когда в своём завещании он писал: «Я умираю преждевременно, убитый английской олигархией», это было чисто политическое обвинение. Типа того, что тюремщик ответственен за жизнь узника. Заточили на далёком острове — получайте.

О. Св. Елены, куда англичане отправили пленённого Наполеона в 1815 г., — это, конечно, не «пустынный и мрачный гранит», как писали поэты. Образ героя, прикованного к скале, грешит ходульностью. Остров очень зелёный, климат благодатный. Но до ближайшего африканского берега 1800 км, до американского — ещё дальше. Даже и сегодня это редкостная глухомань, а что же было два века назад? Английский фрегат вёз императора в ссылку два с половиной месяца, известие о его смерти достигло Европы только в июле 1821 г.

И тут же подстегнуло поэтический жар. Пушкин написал тогда:

«Чудесный жребий совершился:

Угас великий человек.

В неволе мрачной закатился

Наполеона грозный век».

Завершение же стихотворения было неожиданным:

«Он русскому народу

Высокий жребий указал

И миру вечную свободу

Из мрака ссылки завещал».

Правда, спустя десять лет он писал:

«…В бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир».

Но, конечно, после 1821 г. наполеоновская легенда начала своё широкое шествие. Вместо денис-давыдовского

«Гремит кровавыми делами,

Жрёт по сту тысяч человек

И серет королями» —

зазвучало совсем иное. «Маленький капрал, а равно мудрый правитель, думающий только о Франции, погибающий от тоски по любезному сыну — Орлёнку, преданный своими маршалами». «Воздушный корабль», «Два гренадёра», «Ночной смотр», etc.

Легенду особо подхлестнуло устроенное Луи-Филиппом в 1840 г. торжественное перенесение праха императора с о. Св. Елены в парижский Дом Инвалидов. Король-гражданин желал умножить тусклый блеск своей короны образом прошлого величия.

Победное шествие легенды — оно не такое уж необычное в истории. См. современную сталинскую легенду, тоже построенную по образцу «Двух гренадёров»: «Тут встанет к тебе, император, из гроба твой верный солдат!» Да и природа легенды примерно та же — бунт сознания против буржуазного убожества. Хочется славы, цезарей, победных знамён и великих полководцев. Такое хотение периодически всегда будет возникать.

Да и масштаб исторической личности к тому будет подталкивать. Наполеона именовали не только великим императором, но также людоедом и корсиканским чудовищем. Не вдаваясь в обоснованность эпитетов, заметим, что в любом случае он необратимо перевернул весь европейский мир (то есть по тогдашним реалиям — мир вообще). Личность, совершившая такой переворот, будет пользоваться обаянием в глазах если не всех людей, то многих. Цезарь и трибун всегда будут завораживать — об этом даже в «Интернационале» поётся.

Хотя сейчас, в двухвековую годовщину со дня смерти, условия для победного поминовения великого императора не вполне благоприятны. Уж очень легенда плохо сочетается с нынешней идеологической модой.

Как отмечают идеологи, и в особенности идеологини, «Наполеон был сексистом, милитаристом и сторонником рабства — всего того, чему нет места в современном западном обществе», т. е. в прекрасном новом мире. Французская министерка по вопросам равенства Элизабет Морено назвала его «одним из величайших женоненавистников в истории». Словом, белая цисгендерная <фалло>мразь. Это даже не корсиканское чудовище, это похуже будет.

Правда, моды — они преходящи. Сам Наполеон мог бы много порассказать про идейные моды святых 90-х (XVIII в.), когда тоже было царство разума, и что от этих мод осталось. Периодически возникающая жажда славы будет поустойчивее.

Во всяком случае высшее французское начальство объявило 2021 г. годом Наполеона и устраивает посвящённые императору выставки и прочие мероприятия. Президент Макрон по своим замашкам и сам в некотором роде Napoleon le petit, так что рыбак рыбака видит издалека. Главное — не попасть на о. Св. Елены.

Выбор читателя

Топ недели