Куда ведут Европу ее инстинкты

28.05.2021 - 15:34   3 114БОРДАЧЕВ Тимофей

История содержит массу примеров того, что в условиях, когда единственной целью благоразумных держав становится поддержание мира любой ценой, ход событий оказывается в руках наиболее агрессивных членов международного сообщества.

Российская политика в отношении Запада основана на высочайших благоразумии и сдержанности. Однако было бы странно допустить момент, когда цена этих качеств окажется слишком высока. Нормальный международный порядок предполагает, что определенные принципы и правила поведения являются более важными, чем сохранение мира.

На этой неделе международная политика в Европе вплотную приблизилась к состоянию, когда начинают рушиться даже наиболее естественные и необходимые людям проявления глобализации. В ответ на приземление в Минске самолета ирландского лоукостера с последовавшим задержанием белорусскими властями одного из пассажиров, на своей суверенной территории, страны Запада решили устроить Белоруссии настоящую воздушно-транспортную блокаду. Основными инициаторами выступили страны Прибалтики и Великобритания, которая в ЕС вообще уже не входит. Но их призывы сразу получили со стороны остальных европейских столиц поддержку, которую трудно объяснить в категориях рационального мышления и дипломатии.

24 мая лидеры стран ЕС рекомендовали европейским компаниям не совершать перелеты над территорией Белоруссии и запретили белорусским перевозчикам вообще летать в страны Евросоюза. Уже 26 мая «Эйр Франс» запросил у России право на пролет своего самолета в Москву по альтернативному воздушному коридору и отменил рейс, когда не получил этого разрешения. На следующий день, 27 мая, такая же история произошла с рейсом австрийской компании.

Сейчас есть основания думать, что российские авиационные власти все-таки согласуют европейцам альтернативные пути в Москву. Россия не из тех, кто готов крушить все ради сиюминутного желания показать партнерам их место. Но сигнал европейским партнерам был направлен, даже если это не было непосредственной целью Росавиации.

Если Россия со свойственной ей сдержанностью не поддержит «авиационную войну», которую развязывает Запад, сам факт ее начала говорит очень о многом. Видимо, деградация всей системы международных правил и обычаев приобрела необратимый характер, и думать нужно не о том, как сохранить или продлить ее существование, а как жить в условиях разрушения любых привычных связей. Причин разрушения глобализации две: полное недовольство Запада тем, что он перестал быть монопольным получателем ее благ и, что не менее важно, попытки других стран, особенно Китая и России, добиться компромисса ради самого факта сохранения мира и относительной управляемости в мировых делах.

Со стороны Европы все делается — как обычно в политике США и их союзников последние годы — в режиме принятия решений на основе политической оценки до разъяснения юридической стороны вопроса. Это все мы уже наблюдали в ситуации с «делом Скрипалей» или известного российского блогера. Алгоритм включает в себя немедленную шумную реакцию восточноевропейских и британских политиков, подключение СМИ, раздувание истерики в течение нескольких часов и якобы вынужденное присоединение к процессу более солидных стран Запада вроде Германии или Франции. Но в тех случаях, хотя атака была против России, речь шла все-таки о размене дипломатов. Это — более привычный и «приличный» способ, сродни казни заложников в древние времена. Хотя и здесь непонятно, что делать, когда дипломаты просто физически закончатся.

Поскольку сейчас ЕС нападает не на Россию, то и меры давления избраны более «отмороженные». Как это было с Чехословакией в 1938 году. Но дело не в том, что Россию или Китай европейцы боятся, а маленькую Белоруссию — нет. Это разграничение определяет только текущие масштабы истерики и конкретные враждебные действия. Сам алгоритм поведения в случае отношений ЕС с Минском, Москвой или Пекином не отличается. Они в любом случае продиктованы уверенностью в своей априорной правоте и принятием решений на основе группового инстинкта.
Управление этими инстинктивными действиями, в которые незаметно превратилась большая европейская политика, осуществляется или из США, или вследствие собственных комплексов и проблем, с которыми сталкивается Европа. Белорусский случай показывает, что в другой раз на месте Минска может оказаться совершенно любая страна, если ее суверенные действия на своей территории окажутся поводом для немотивированной агрессии со стороны Европы.

На самом деле, европейцам можно бы посочувствовать. Во-первых, они действительно переживают самый масштабный кризис за период после Второй мировой войны. В первую очередь он касается ведущих стран. Франция находится в состоянии паралича политической системы и со страхом ожидает следующих президентских выборов. Самые серьезные наблюдатели внутри страны не исключают, что победу на них может одержать националистка Марин Ле Пен. Германия живет только собственными выборами в парламент, они будут в сентябре, и занять серьезные позиции во власти могут радикалы из партии «зеленых», что приведет к потрясениям для экономики и политики. Италия и Испания унижены тем, что их экономическая политика уже почти 10 лет определяется Евросоюзом, и не представляют собой серьезных игроков.

Во-вторых, в ситуации политического и интеллектуального ступора больших стран Западной Европы лидирующую роль начинают играть восточноевропейское лобби. В результате тон в Европе задают маргинальные страны вроде Литвы, Польши или Латвии, политическая культура которых осталась на уровне середины, если не первой половины, прошлого века. В последние дни мы видели, на что способны политические деятели из этих стран, но их безумные заявления не вызвали критической оценки крупных стран ЕС. В результате в несколько смягченном виде, но вся Европа, занятая внутренними проблемами, переходит к «прибалтийскому» внешнеполитическому поведению.

Однако все эти беды европейцев были бы поводом для сожалений, если бы касались только их. Но пока Европа занимает важное место на экономической и отчасти политической карте мира. Даже если окончательно добивающая глобализацию политика является для Запада не целью, а результатом собственных внутренних проблем, нам-то, спрашивается, что? История знает массу примеров, когда глобальные катаклизмы становились результатом популизма лидеров, проводящих безумную политику ради успеха у своих подданных. Последствия придется разбирать всем остальным.

Можно по-разному относиться к правительству Александра Лукашенко, в том числе и по поводу его влияния на реализацию внешнеполитических интересов России. Это, однако, внутреннее дело нашего Союзного государства и было бы странно привлекать сюда другие державы с их мнением. Но нет больших сомнений в том, что, если действия Запада в отношении Белоруссии окажутся безнаказанными, эскалация безответственных действий продолжится.

На горизонте начало похода Европы за «лидерство в экологической повестке». Сейчас политики и эксперты в странах ЕС открыто рассуждают о необходимости «наказывать» другие страны за несоблюдение европейских требований в этой области.

Сегодня в транспортной блокаде окажется Лукашенко, а завтра гнев Евросоюза и США обрушится на голову тех стран, которые стараются вести себя тихо по сравнению с белорусским Батькой. С учетом того, как разваливается вся мировая система сдержек, правил и противовесов, это мы увидим уже скоро. И вполне неожиданно, как неожиданной для многих оказалась способность Евросоюза ради собственной прихоти нанести удар по системе воздушного сообщения в Европе.

Выбор читателя

Топ недели