Чудесное преображение профессора

19.08.2022 - 0:44   5 895СОКОЛОВ Максим

Канадский профессор Макларен в 2016 году вместе с перебежчиком изобличал российский спорт в систематическом и по указанию руководства применении допинга. Его доклады послужили основанием для отъёма у России части медалей за Олимпийские игры 2014 года в Сочи, для ограничения участия российских атлетов в Играх в 2016 году в Рио-де-Жанейро.

Далее маховик был запущен, и на последующих играх в Корее, Японии и Китае Россию допускали в качестве неизвестно чего — без флага и гимна.

После 24 февраля 2022-го допинговый сюжет вдруг исчез. Ещё незадолго до того международные спортивные чиновники с крокодиловыми слезами (как президент МОК Томас Бах) или без оных всласть копытили русскую фигуристку Валиеву. Хотя фигурное катание — не совсем тот вид спорта, где допинг может дать даже и сиюминутный результат.

Но после 24 февраля — как отрезало. Не потому, что чиновники устыдились допинговых гонений (хотя пристрастности и несправедливости тут было выше крыши: одним можно было всё, другим ничего), но потому, что нашли новое, куда более универсальное основание для отмены российского спорта.

Всё-таки допинговые разбирательства носят квазиправовой характер. От нормального судопроизводства в них немного, однако же что-то есть — подготовка обвинения, определение срока наказания, возможность апелляции. Не следует преувеличивать справедливость и беспристрастность этого суда — но хоть что-то.

Тогда как теперь отмена российского спорта носит бессудный и бессрочный характер. Поскольку Россия объявлена (не очень понятно, кем объявлена, но неважно) страной-агрессором, вторгшейся на беззащитную мирную Украину, то и российские спортсмены отныне запрещены. Как на уровне спортивных федераций, так и на уровне МОК. Исключения из этой практики (например, теннис) имеются, но они очень редки.

И вот на фоне всеобщего справедливого негодования против России и её атлетов Макларен возроптал: «То, как с ними обращаются, несправедливо. Спортсмены не начинали конфликт и не несут ответственности за его ход. Это две веские причины, чтобы позволить им снова участвовать в соревнованиях». Савл обратился в Павла. Раньше он сам неистово гнал российских спортсменов, а сейчас решил, что это чересчур.

Объяснения этого неожиданного поступка выдвигаются различные.

Иные считают, что «вдруг у Макларена лютого совесть Господь пробудил». Духовное преображение со всяким может случиться, отчего же и не с канадским профессором. Некоторые добавляют к этому, что профессор стар, добивает восьмой десяток, то есть дедушка старый, ему всё равно и он может позволить себе говорить так, как есть. Правда, есть дедушка Байден и бабушка Пелоси, которые ведут себя иначе, ну так старцы и старицы разные бывают. Общих правил здесь нет.

Но есть и ещё одно соображение.

Возможно, Макларен сер, да ум-то у него не чёрт съел. Антидопинговая борьба предполагает наличие объекта этой борьбы. И Россия в этом отношении подходила идеально, поскольку наши функционеры и спортсмены очень хотели оставаться в международном спортивном движении. А из хотящего в нём оставаться можно вить верёвки. Причём делать это на постоянной основе.

Тогда как нынешняя политика МОК —

«И больно, и приятно,

Как будто тяжкий совершил я долг,

Как будто нож целебный мне отсёк

Страдавший член» —

кладёт конец этой игре из ледка в жарок, из жарка в ледок. России в спорте больше нет, а значит, нет и надобности в антидопинговых функционерах. Disons le mot: расцвет этой борьбы объяснялся желанием ущучить Россию.

Но если Россия отменена, кого же теперь ущучивать? Остаётся только идти на завод работать. Или на пенсию.

Причём это относится далеко не только к антидопингу.

Чрезвычайно разросшийся кадр международной спортивной бюрократии паразитировал, и вкусно паразитировал, на международном спорте, обладавшем популярностью. Если теперь решено провести цензуру олимпийских рядов, оставив в них только безусловно благонадёжных, — пожалуйста. Но до какой степени это будет интересно? И до какой это будет оправдывать непомерно раздутые штаты МОК, WADA, etc.? Чтобы обслуживать состязания бельгийских атлетов с эстонскими, такой великой псюрни не нужно.

И это не абстрактные соображения. Парижские игры 2024 года, на которые Макрон возлагал такие великие надежды, грозят обернуться унылым зрелищем. России, скорее всего, там не будет, и не факт, что будет Китай. Культура отмены — она такая.

Возможно, лучше будет вообще не собираться — как не собирались на игры в 1916 году, а также в 1940-м и 1944-м.

Люди, нимало не любящие Россию, но наделённые некоторыми умственными способностями, это понимают. Отсюда и неожиданные демарши Савлов, обратившихся в Павлов.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.