Глеб Простаков: транснациональные компании устали от антироссийских санкций

30.05.2024 - 21:07   1 227ПРОСТАКОВ Глеб

То, насколько по-разному политический и бизнес-истеблишмент Запада смотрит на противостояние с Россией, демонстрирует пределы риска, приемлемого для конфликтующих сторон. На днях Financial Times опубликовала алармистский материал, озаглавленный как «Западный бизнес дал заднюю в своих планах уйти из России». Спустя более двух лет с начала конфликта на Украине оказалось, что страну покинуло немногим более 10% транснациональных компаний, которые вели бизнес в России.

По данным Киевской школы экономики, ведущей этот реестр, полностью ушли с российского рынка лишь 387 компаний, сократили свою деятельность 1223 компании, еще 2100 — продолжают работать. При этом на политико-дипломатическом уровне Запад уже ввел почти все возможные санкции, и чтобы придумать что-нибудь новенькое, нужно очень постараться. Разница в подходах на этих двух уровнях заключена в издержках.

Издержки, связанные с выходом с российского рынка, на двухлетнем промежутке времени постоянно росли. В счастливчиках оказались самые пугливые транснациональные компании — они продали свой бизнес быстро, тогда, когда издержки этого процесса были минимальными. Но сейчас выход возможен только в убыток, причем убыток колоссальный. Сделки по продаже активов резидентов недружественных стран требуют одобрения специальной правительственной комиссии. Среди значимых условий — 50% дисконт к реальной рыночной стоимости актива и 15% «налог на выход». Почти невозможно передать акции компании менеджменту, как это было в самом начале. Все труднее прописать в условиях договора возможность обратного выкупа. Те, кто уходят — уходят навсегда.

Большинство западных компаний тянули до последнего в надежде на прекращение или как минимум заморозку конфликта. Но когда осознали, что конфликт носит системный характер, уходить было уже поздно. Более того, компании с европейскими корнями и рынком сбыта в ЕС с учетом кризисного состояния экономики самой Европы не могли компенсировать полученные в России убытки за счет родных рынков. Исход европейского бизнеса в США и Китай наряду с потерей российского рынка сулили многим транснационалам безрадостное будущее.

Кроме того, организованные в России производства зачастую были ориентированы не только на местный рынок сбыта, но и на рынки стран ЕАЭС. Продажа или конфискация этих производств в значительной мере означала потерю рынков Казахстана, Кыргызстана и Армении (если не брать в расчет Белоруссию, которая, как и Россия, оказалась под санкциями).

Уходить было бы не так обидно, если бы сам российский рынок промышленных и потребительских товаров схлопнулся вслед за обвалом экономики. Но и этого не произошло: российская экономика не только не обвалилась, но и растет, пусть не без существенных государственных вливаний. А потребительский бум сдерживается во многом искусственно — ключевой ставкой Центробанка, который опасается, что избыток денег в системе выльется в неконтролируемую инфляцию.

Усталость и раздражение западного бизнеса от действий своих политиков достигли своего апогея в 2024 году. Многие компании — как, например, «Ашан» — открыто говорят, что уходить с российского рынка не собираются. Иносказательность, ссылки на невозможность продать бизнес и т. п. уходят в прошлое. Западные компании готовы держаться за российский рынок даже вопреки угрозе получить нагоняй от регуляторов в своих собственных странах. Просто потому, что уже самим регуляторам наказывать собственный бизнес за попытки выжить и заработать в текущих экономических реалиях не с руки.

Приструнили и Украину, которая, пользуясь эйфорией поддержки, преследовала иностранный бизнес, работающий в России. Неожиданно в марте текущего года украинское правительство отказалось от ведения реестра так называемых международных спонсоров войны, куда были внесены такие компании, как Nestle, PepsiCo, Raiffeisen bank и многие другие именитые бренды. С другой стороны, проявившие особую борзость западные компании были показательно и точечно наказаны уже Москвой. Так, активы Danone и Carlsberg были конфискованы и переданы в управление Росимущества. Впоследствии, впрочем, решение в отношении Danone было изменено, а французские заводы проданы компании из Татарстана.

Да, все еще работает пресловутая комиссия Ермака — Макфола (по именам руководителя администрации президента Украины и бывшего посла США в России), выдумывающая новые санкции и схемы давления на Россию. Там и про удержание и даже снижение потолка цен на российскую нефть, и про запрет на трубопроводный российский газ, уран, алюминий и многое другое. Но все это больше про приятные посиделки в кабинетах американских аналитических центров. В реальности же, когда Киев инициировал атаки на российские НПЗ и цены на нефть поползли наверх, администрация Байдена, которому еще на выборы идти в этом году, дала Украине по рукам. Вот это и есть истинная цена санкций.

Транснациональный бизнес всячески демонстрирует свою готовность к завершению конфликта, в то время как политический истеблишмент, наоборот, радикализируется. Власть и деньги начали расходится в интересах, что нехарактерно для США. А значит, конец и вправду близок. Если уж заговорили об ударах западным оружием по глубинной территории России и возможном ядерном ответе Москвы, значит, именно сейчас наступила та самая непроглядная темнота, которая, как известно, бывает перед самым рассветом.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.