Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Почему Запад так ополчился против китайской инициативы «Один пояс, один путь»

15.10.2020 - 16:195 979

Инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП) представляет собой сеть наземных и морских инфраструктурных проектов, которые призваны связать между собой все крупнейшие центры «мира-острова», включающего Африку и Евразию. Если бы к ней однажды присоединился Запад, железнодорожные туннели под Гибралтарским и Беринговым проливами могли бы связать весь мир.

Однако, пока Запад «клеймит» ОПОП как китайский неоимпериалистический план по достижению глобального доминирования через «дипломатию долговых ловушек». В качестве доказательства этого обвинения широко распространяется история о шри-ланкийском порте Хамбантота, который был сдан в аренду китайской компании сроком на 99 лет. При этом почти никогда не говорится о том, что этот долг не является проблемой для Шри-Ланки, а порт Хамбантота был сдан в аренду, чтобы расплатиться с частными кредиторам, на которых приходится большая часть государственного долга.

Опасения Запада по поводу ОПОП обосновываются в СМИ тревогой по поводу нарушения прав человека, однако, даже недавняя история показывает, что за ними стоят вполне меркантильные интересы. Например, уничтожение Западом Ливии и Ирака обычно называют «вмешательством». Этот лингвистический трюк скрывает жесточайшее попрание всех прав человека, парадоксальным образом оправдывая его либеральными правозащитными нарративами, которые на деле представляют собой лишь пропагандистское прикрытие зверств и разрушений.

В то время как у обоих государство имелись нефтяные запасы, Ливия и Ирак представляли собой системную угрозу гегемонии США. Все дело в том, что Каддафи стремился учредить обеспеченный золотом панафриканский динар, а Саддам начал продавать иракскую нефть не за доллары, а за евро. Резня, учиненная в обеих этих странах, как и во многих других странах мира, объясняется непреднамеренными последствиями, побочным эффектом действий, продиктованных благими намерениями. Однако, стратегия сохранения мира в состоянии неравномерного развития за счет войн и вмешательства во внутренние дела суверенных государств — отнюдь не случайность, и именно этому статус-кво угрожает инициатива ОПОП.

Наличие державы-гегемониста, такой как США, а прежде Великобритания, представляет собой системное препятствие для развития большей части планеты. Дело в том, что обе эти страны географически оторваны от континентов, которыми они стремятся управлять. То же самое можно сказать и о европейских колониальных державах прошлых столетий. Им удавалось править миром благодаря превосходящей военной, и прежде всего военно-морской мощи. Итак, западный монополистический капитализм построен на контроле над морями, и это не только исторический факт, но и нынешняя реальность.

Сохранение большей части торговли за морскими путями означает, что тот, кто управляет морем, управляет миром. Развитие сухопутных территорий, которое принесло бы облегчение огромным массам населения земли, подорвало бы эту морскую гегемонию. Кроме того, такое внутреннее развитие труднее контролировать, и оно неизбежно ведет к увеличению военной мощи государств, способных противостоять державе-гегемону. Поэтому и Британия и Соединенные Штаты стремятся к тому, чтобы сохранить превосходство на море и не допустить континентальной конкуренции.

В начале двадцатого века Британская империя, опасаясь утратить монополию на Суэцкий канал, ограничивала германскую экономическую экспансию в Евразии. Собственно, именно строительство железной дороги Берлин-Багдад, как раз тогда, когда в Иране была обнаружена нефть, стало одной из главных причин начала Первой мировой войны. А в Евразии имперская Россия всегда была крайне недовольна «Большой игрой» Британии.

Выбор читателя

Топ недели