30-летие Всесоюзного референдума о сохранении СССР

17.03.2021 - 13:05   2 001

Ровно тридцать лет назад, 17 марта 1991 года, состоялся единственный в истории страны Всесоюзный референдум, на который выносился один вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?». На этот вопрос положительно ответили три четверти (76,4 процента) проголосовавших, но уже в конце того же года произошёл пресловутый «беловежский сговор», на котором было объявлено о роспуске Союза. Волю народа откровенно проигнорировали.

23 февраля 1991 года состоялся грандиозный митинг — Манежная площадь ничего подобного не видела ни до, ни после. По данным милиции, 250 тысяч москвичей высказались тогда в поддержку Союза. Казалось, что в общественном мнении произошёл перелом.

Тогдашние настроения в обществе уловил даже Б.Ельцин, который, что теперь кажется поразительным, тоже призвал проголосовать за сохранение СССР. Ну, а результаты референдума я уже упоминал — они говорили сами за себя.

Увы, этот успех не удалось закрепить, и вскоре всё снова покатилось по наклонной плоскости. Летом Ельцин был хотя и не подавляющим, но всё же значительным большинством избран Президентом РСФСР. По результатам длительных переговоров с союзными республиками была достигнута договорённость о преобразовании (в нарушение итогов референдума) СССР в конфедерацию — некий Союз суверенных государств. Затем последовали ГКЧП и контрреволюционный переворот, когда к власти пришли откровенные противники социализма. И наконец, в декабре состоялся «беловежский сговор».

Почему выраженная на референдуме 17 марта воля народа была так откровенно проигнорирована? Ответ здесь прост, и в этом заключается главный урок референдума: для реализации его решений требовалось, чтобы их поддерживала мощная политическая сила. Собственно, это необходимо для реализации любого политического проекта в любой ситуации, тем более в условиях нарастающего распада государственных структур, А такой политической силы тогда не оказалось.

Старая КПСС уже практически разложилась вплоть до того, что несколько республиканских организаций объявили о своём выходе из партии, а во многих регионах России стало очень сложно найти кандидатов на замещение должностей секретарей райкомов. Когда летом 1991 года я отправился на Сахалин и Курилы, то обнаружил, что тамошний обком партии даже гостиницу для московских гостей подыскать может лишь с большим трудом — ранее всесильный орган уже никто не слушал.

Что же касается депутатской группы и объединения «Союз», то, с одной стороны, они не имели серьёзной организационной структуры на местах, и подготовка митинга в центре Москвы была максимумом того, что они могли сделать. А с другой стороны, члены депутатской группы в подавляющем большинстве оказались «флюгерами», что не удивительно, т. к. во времена «перестройки» депутатами нередко становились совершенно случайные люди без чёткого мировоззрения.

После ГКЧП из почти 700 членов группы «Союз» в ней осталось всего несколько человек, причём координатора группы Юрия Блохина среди них не оказалось. И это вполне закономерно. В конце августа 1991 года, когда на внеочередном Съезде народные депутаты СССР вовсю клеймили преступный «путч», мы с депутатом Евгением Коганом, наверно, полчаса уговаривали Блохина не произносить покаянной речи в том духе, что мы, дескать, совершили историческую ошибку, отстаивая сохранение проклятой «тюрьмы народов» и проч. И вроде уговорили, но, выйдя на трибуну, бывший координатор тут же начал громко каяться…

Сейчас идея восстановления Союза обрела второе дыхание. И Комитет конституционного надзора СССР, и даже Государственная Дума Российской Федерации признали беловежское соглашение неконституционным и недействительным.

Но это вовсе не означает, что нынешние власти, почему-то испугавшись собственной сомнительной легитимности, кому-то добровольно отдадут полномочия. В жизни так не бывает. Как писал ещё Владимир Ильич Ленин, «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права». Это полностью относится и к юридическому существованию Союза, которое является лишь предпосылкой к его реальному восстановлению. В политике всё определяется соотношением сил, которое пока что не в пользу сторонников возрождения СССР. Но если будущее руководство России поставит перед собой задачу восстановления Советского Союза, то все юридические инструменты будут у него на руках.

Не стоит слушать разговоры вроде того, что, кто, дескать, «не сожалел о распаде СССР, у того нет сердца, а кто желает его восстановления, у того нет ума» (или о том, как Ленин «подложил под СССР атомную бомбу»). Советская федерация была оптимальной формой государственного устройства не только для нашей страны, но и для всех многонациональных стран, сочетая необходимую степень централизации с возможностью всестороннего развития населяющих её народов. Да, для этого требовалась сильная власть. Но где она не требуется.

Выбор читателя

Топ недели