Встреча Си и Байдена: о чём они договорились, и что осталось за кадром

17.11.2023 - 2:46   4 272

На что могут рассчитывать лидеры крупнейших экономик мира, идя на подобные переговоры? Какой круг вопросов выгодно затрагивать, а что лучше оставить «за бортом»? Зависимость американских администраций от выборного процесса — их ахиллесова пята. И это при беспрецедентном росте накала за последние избирательные циклы, достигшем небывалых высот за всю историю Америки. Накала такой степени, что готов взорвать страну изнутри, и такая зависимость растёт по экспоненте.

При всём при этом китайцам хорошо известно о недавно сложившейся, но уже прочно вошедшей в обиход американской практике. Новая пришедшая администрация с лёгкостью перечёркивает любые международные договорённости с возгласом: «А это были не мы!». Затевать с американцами долгосрочные договорённости кто-либо может теперь только с предельной долей скептицизма, с чаяньем на выгодность их и другому политическому лагерю. Или в надежде, что эти персоналии из Белого дома переживут турбулентность и останутся ещё на четыре года.

В Китае прекрасно понимают все эти моменты и готовы были играть на них. С китайской стороны любые гарантии на отсутствие резких ходов в этот шаткий предвыборный период могло активно продаваться. Тут и военное обострение, которое и так, судя по всему, китайская сторона в ближайшее время не планирует. Это и стоп-кран на дальнейшую активизацию экономических взаимных санкций, болезненно бьющих по Америке, что почти не отражается в мировых массмедиа.

Всё это можно было продавать под соусом предвыборной поддержки Байдена, который для Китая, на самом деле, выгоден, как меньшее из зол. Напомним, что именно при Трампе произошёл колоссальный разворот в отношении Поднебесной, при нём делались самые сильные шаги, а нынешняя администрация уже нехотя переняла всё это, как геополитическую неизбежность. Тем более, что если удержится Байден, да ещё с подобной опосредованной помощью, то не просто все нынешние договоры останутся в силе ещё на четыре года, но и можно будет просить большего.

За такой скрытой подачей, за подобной продажей выгодных нынешней Америке условий, кроется и китайская выгода. Поднебесная ныне в непростых экономических условиях, любые полумеры вместо радикальных шагов и отсутствие лишних потрясений будут ей только на пользу. Очевидно, что ни о каких глобальных договорённостях, типа «разворота в сторону гегемона» и прочего, никакая из сторон и не помышляла.

Очевидно, что многие заявленные в предпереговорных пресс-релизах пункты всего лишь дань идеологической повестке, выстраиваемой в массмедиа, сообщает институт РУССТРАТ.

Всё так и вышло, что хорошо было видно из пресс-конференции Байдена по итогам встречи с китайским лидером. Общее впечатление, что в описанных выше и так нужных американской администрации моментах достигнуто некоторое согласие. «Я приветствую позитивные шаги, которые мы предприняли сегодня», — заявил президент США. Даже при том, что нелицеприятно смотрится ответ на вопрос «считаете ли вы Си до сих пор диктатором» (как он его назвал раньше). Но тут «старина Джо» только развил тему, мол, ведь как считать иначе, это же руководитель коммунистической страны, которая сильно отличается от нашей. Подразумевая, что мы «светоч демократии», а там такой режим, но договариваться всё равно для собственных интересов надо. Как бы смещая акцент с личности Си в сторону так необходимого американской стороне сотрудничества.

Байден также подчеркнул, что «достиг трех ключевых областей сотрудничества с президентом (так он обозначил должность председателя КНР) Китая Си Цзиньпином». После довольно подробного разбора этого позитивного для него блока Байден перешёл к вопросам, в котором китайцы полностью остались при своём мнении. Это освобождение «незаконно» удерживаемых в Китае граждан США и китайской практики при определённых подозрениях запрещать американцам выезд. И туда уже пристегнул, свалив всё в кучу, «важность стабильности в Тайваньском проливе», «украинский кризис», «войну в Газе», «права человека и принудительную деятельность (Китая) в Южно-Китайском море». То есть были коротко, без обсуждения, озвучены все штатовские идеологические нарративы, как обозначение своей позиции. Встреча не была долгой, всего два часа, учитывая переводчиков и сильную разность языкового донесения (китайский-английский) — минут 45–50 чистого времени.

Так по каким озвученным трём направлениям удалось найти соприкосновения, по мнению Байдена? Держа в уме, что есть и не озвученные моменты. Понимая, одновременно, кто и кого тут «играл».

Во-первых, американцы сняли свою основную «головную боль», когда китайцы их показательно в своих целях воспитывали, не беря трубку по «военной линии». Будут возобновлены прямые контакты между военными ведомствами. «Жизненно важные просчеты с обеих сторон могут вызвать реальные проблемы с такой страной, как Китай, или любой другой крупной страной, и поэтому я думаю, что мы добиваемся реального прогресса и там», — сказал Байден.

В этом блоке вопросов складывается такое впечатление, что Китаю удалось продать то, что они искусно выстроили, как стену. Плюсуя сюда однозначное отсутствие в их планах решать военным путём вопрос Тайваня до выборов на этой территории. Сюда же, в свой актив, Байден зачислил и то, что председатель Си согласился поддерживать открытые линии связи между двумя лидерами. «Мы с ним договорились, что если каждый захочет поднять трубку, — звоните напрямую, и вас немедленно выслушают», — сказал он.

Во-вторых, президент США заявил, что достигнуто понимание с китайским лидером о возобновлении сотрудничества по борьбе с наркотиками. Тут главный предвыборный приоритет заключается в обозначении темы ужесточения Китаем экспорта химических веществ, которые используются для производства фентанила. Это смертельный опиоид, причина десятков тысяч смертей в США при передозировке. После нескольких смертей «вполне приличных» американских студентов, тема очень на слуху в прессе. Но Китай поставляет на международный рынок лишь компоненты для химической промышленности, используемые после переработки в агросекторе и других областях. Разве его проблемы, что где-то в Мексике научились «варить» из этого отраву и поставлять в США? Судя по всему, и тут китайцы что-то выторговали, а общая подача идёт в байденовский предвыборный актив.

В-третьих, наметились некоторые подвижки, как это преподносится, в приоритетной для американцев цели заставить Си подписать соглашение об «ответственном использовании искусственного интеллекта». Это новый идеологический нарратив, хорошо продающийся избирателям. Через который, на самом деле, можно мониторить зарвавшегося конкурента и диктовать свои условия для его сдерживания. Но «мы собираемся собрать наших экспертов вместе, чтобы обсудить вопросы риска и безопасности, связанные с искусственным интеллектом» — со слов Байдена, — вовсе не означает достижение конечной цели. Тут китайцы не дадут залезть в свои секретные закрома.

Есть ещё некоторые пункты переговорной повестки, которые, скорее всего, назрели, но остаются за информационной пеленой. Это китайские усилия для обхода блокады узкого Малаккского пролива, с моря запирающего Поднебесную. Новые торговые пути через Мьянму(Бирму) позволяли бы выходить на «оперативный простор».

Активизировавшиеся недавно в этом государстве Юго-Восточной Азии вооруженные столкновения, ставят пока на этом жирный крест, пишет институт РУССТРАТ.

С другой стороны, есть весьма обоснованная гипотеза, что всё происходящее явно невыгодно, в том числе и американцам, а именно их всесильной и влиятельной «Бигфарме» (гиганты фарминдустрии), с которой тесно связана верхушка Демпартии США.

Напомним, что в зоне конфликта в Мьянме расположена значительная часть так называемого «Золотого треугольника», вновь ставшего актуальным после закрытия афганской «опиумной фабрики». Есть гипотеза, согласно которой маковые поля Афганистана во времена военного присутствия США в этой стране стабильно обслуживали не только наркторафик, но как говорят, и вполне себе законную американскую мегаиндустрию по производству антидепрессантов, имеющую обороты в сотни миллиардов долларов. Однако после ухода США из Афганистана, все это, как в «старые добрые времена», опять перетекло в заброшенный на время «треугольник» между Мьянмой, Лаосом и Таиландом. Поэтому, весьма вероятно, что в урегулировании кризиса в Мьянме заинтересован не только Пекин, стремящийся разблокировать торговые пути, но и американская сторона — по своим, вполне очевидным причинам.

Итак, по разобранному итоговому релизу американского президента уже косвенно понятно, что Китаю удалось продавить свои поставленные цели, при объективной слабости действующей американской администрации. Также важными для оценки нюансов прошедших переговоров будут и значимые шаги обеих стран в ближайшие месяц-два, что стоит отдельно пронаблюдать.

При всём при том, несмотря на все предпосылки, существует не нулевая вероятность, что стороны могут споткнутся на некоторых объективных неразрешимых противоречиях и по определённым пунктам начать резкое противостояние. Тогда они только углубят пропасть между собой, как уже было в недавней истории после подобной встречи на самом высоком уровне.

Но, скорее всего, всем пока определённо выгодно более-менее ровное сотрудничество при наличии такого числа объективных предвыборных факторов, и это будет перевешивать. Стороны постараются сдерживаться от взаимных резких шагов как в военной, так и экономической сферах, хотя в массмедиа мы будем наблюдать привычную за последние годы конфронтационную риторику

Об этом пишет Дзен-канал Института международных политических и экономических стратегий РУССТРАТ

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.