Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Актуальная журналистика на Украине, или Приключения песенного флешмоба в Николаеве, — заметки организатора акции | Продолжение проекта «Русская Весна»

Актуальная журналистика на Украине, или Приключения песенного флешмоба в Николаеве, — заметки организатора акции

08.12.2016 - 18:5123 259ДЕЙНЕЖЕНКО Ирина

Это была маленькая, но победа над страхом и над собой.

Люди подходили и говорили «Спасибо»

Николаев, некогда славный город корабелов, «закрытый» во времена СССР как военный и имевший самые крупные в Европе судостроительные верфи.

Основанный графом Потемкиным по приказу Императрицы Екатерины город являл собой центр российского судостроения. Строил огромные авианосцы и прекрасные малотоннажные суда. В городе бурлила жизнь. В Николаеве проживали люди разных  национальностей, но преимущественно русские, потомственные судостроители.

Жители города никогда не отделяли себя от русской культуры и тяжело перенесли развал Союза, разрыв с другими республиками единой страны. В течение 25 лет после трагических событий 1991 года в Николаеве искусственно насаждалась украинизация, русские школы становились украинскими, шли гонения на Академический Русский Драматический театр.

На фоне общего разорения страны и превращения индустриальных центров в аграрные Николаев, скрепя сердце, сохранял русскую культуру и речь.

Почти три года назад в нашем городе было жестоко подавлено восстание против незаконно пришедшей власти.

В город были свезены вооруженные бойцы, устроившие провокацию и сжегшие палаточный городок антимайдана. Многие активисты были задержаны спецслужбами, часть вынуждена была укрыться в сопредельных государствах. А приехавшие с Западной Украины бойцы остались в нашем городе, привезли семьи.

Российские телеканалы были отключены, любое проявление русской культуры подавлялось, преследования стали носить системный характер.

Появились такие дикие проявления, как продажа «крови русских младенцев» и повсеместные доносы в СБУ. Стукачество в Украине вошло в моду.

Люди были запуганы, но не сломлены.

Услышав о запевшем Запорожье и подхватившей эстафету Одессе, мы поняли, что следующим участником флешмоба должен стать Николаев.

Время было дорого. В создавшихся условиях репетировать было негде. Мы бросили клич по знакомым и родным, и уже через сутки желающих спеть собралось более 50 человек. Среди нас были экономисты, врачи, педагоги, программисты — все, кроме профессиональных певцов.

Мы обратились к студентам нашего музыкального училища, те загорелись, но позже перезвонили и сказали, что им запретили участвовать в этом флешмобе под угрозой исключения. Cтало известно, что в Николаев пришел приказ не допустить акции, а к участникам, в случае необходимости, применить жесткие меры.

Но мы уже не могли остановиться. Поняли, что обязаны заявить о себе и дать надежду остальным.

Так спонтанно и родилась идея с песней «Надежда - мой компас земной».

Я занималась быстрой и по возможности тайной организацией этого мероприятия. За несколько часов до начала мне позвонили с областного телевидения и сказали, что очень хотят снять сюжет и взять у меня интервью. Понимая, что если у них есть мой телефон, то и отпираться нет смысла, я согласилась, сообщив о времени проведения флешмоба.

Нам было страшно, на встречу пришли не все, кто-то в последний момент задумался о семье и решил не рисковать, но собралось 30 человек.

С дрожащими руками мы вошли в здание вокзала, каждый чувствовал себя Данко, вынувшим сердце, чтобы осветить путь. Я подняла руку, и мы грянули «Надежду». Нас поддержал вокзал. В это время пришел поезд из Львова, а мы стояли и пели про «Московские метели».

Это был выброс адреналина, драйв — мы бросились обнимать друг друга, к нам подходили люди и говорили «Спасибо».

Это была маленькая, но победа над страхом и над собой.

Не успели мы доехать домой, как ролик с нашим акапельным пением разлетелся по Интернету, потом нас показали в российских новостях. Люди поняли посыл и поддержали нас.

Надо сказать, что ребята-телевизионщики лучились улыбками и подпевали нам. Потом около 10 минут интервьюировали меня на фоне нашего обшарпанного и давно не видевшего ремонта вокзала. В конце они решили взять интервью у еще одной участницы Евгении, с которой мы вместе собирали людей. Нам обещали перезвонить перед выходом сюжета. Но телефон молчал, на нас никто так и не вышел. Мы пришли к выводу, что руководство канала решило не рисковать и не выпустило сюжет в эфир.

Спустя четыре дня мы случайно узнали, что сюжет все-таки вышел…

Такой подлости не ожидал никто. Материал был порезан, мое интервью вырезали совсем. Наш флешмоб выдали за ностальгическое завывание кучки скорбящих о СССР пенсионеров. Молодые лица были обрезаны или мелькнули вскользь. Были вырезаны все речи о мире и добре. Нас обвинили в работе на Кремль и политических спекуляциях…

Вот так работают украинские журналисты. Мне окончательно стало понятно, что журналистика в Украине умерла.

Вот сюжет, который выдал канал «Николаев»: