Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Киев первым признал республики Донбасса | Продолжение проекта «Русская Весна»

Киев первым признал республики Донбасса

Если Украина не захочет восстанавливать территориальную целостность так, как это предусмотрено Минскими соглашениями, то встанет вопрос об исправлении исторической несправедливости. Когда и как — вопрос пока что несвоевременный.

Недавние заявления Владимира Путина по украинской тематике можно восспринять как реальную сенсацию. Если, конечно, сложить сказанное президентом России во время его большой пресс-конференции и соответственно это оценить.

Начнем с того, что Путин сказал о Минских соглашениях:

«Бывший президент Порошенко Петр Алексеевич, он настаивал на том, чтобы под этим документом были поставлены подписи руководителей двух этих непризнанных республик, они просто за горло меня взяли все вместе там, втроем, а представители этих непризнанных республик отказывались это делать. Вот я вскрою, так сказать, подноготную наших переговоров в Минске. Но все-таки мы их уговорили, и они поставили там свои подписи. Таким образом Украина сама призналась, что такая власть существует».

До того, как Путин эти слова сказал, преимущественной была точка зрения, согласно которой участие в Минском процессе лидеров ЛДНР как представителей ОРДЛО было навязано Россией и это негативно сказалось на дальнейшем ходе переговорного процесса, поскольку Украина не желала вести переговоры с «террористами» и «сепаратистами». Кроме того, само положение ЛДНР было невнятным — республики никоим образом в Минских соглашениях не фигурируют и, таким образом, претензии лидеров ЛДНР на представительство ОРДЛО ничем не обоснованы.

Нежелание Москвы поддержать статус ЛДНР тоже понятно — с самого начала Россия вела себя в украинском конфликте как хранитель законности и легитимности. В результате государственного переворота воля значительной части населения Украны была попрана и задача миротворца — не просто установить мир, но и способствовать восстановлению политических прав населения Юго-Востока. Фактор легитимности и действия через официальные механизмы тут был очень важен.

Именно потому Россия признала новый статус Крыма, решение о котором принималось через сформированный по украинскому законодательству Верховный Совет. А вот народные республик Донбасса признаны не были, поскольку решения в областях принимались без участия областных советов.

Но сейчас складывается совершенно новая ситуация. Президент России сказал (и его слова никто не опроверг), что инициатором включения ЛДНР в Минский процесс был Порошенко, а Меркель и Олланд его поддержали. Тем самым, они придали республикам соответствующую внешнеполитическую легитимность.

Теперь стала понятной линия российской дипломатии в последние годы. Если Украина, Германия и Франция признают ЛДНР, тогда очевидно, что восстановление территориальной целостности Украины подразумевает возвращение в ее состав республик (а не просто их территорий и населения). «Отдельные районы» в таком случае действительно являются не административными районами Украины, оказавшимися на территории республик, а самими этими республиками.

Такое же представление о сущности ЛДНР следует, например, из слов Сергея Лаврова, который летом этого года сказал: «украинское руководство должно „повернуться лицом“ к собственным гражданам. (…) Без этого говорить о возможности восстановления доверия жителей ДНР и ЛНР к официальному Киеву, по меньшей мере, несерьезно».

В то же время Владислав Сурков, например, высказывал благодарность Южной Осетии за признание республик Донбасса, а на встрече с активом «Союза добровольцев Донбасса», по словам участников, заявил, что «слив» ЛДНР не планируется, а реинтеграции не будет, пока не изменится мнение официального Киева по наиболее важным вопросам существования государства.

Впрочем, гораздо больше, чем слова, говорят действия российской стороны. Массовое предоставление российского гражданства создает совершенно новую реальность — ведь Украина двойного гражданства не признает…

Порошенко, Меркель и Олланд, надо понимать, потом сами сообразили, что натворили. Меркель, например, вынуждена была поддерживать Порошенко, принципиально не выполняющего Минские соглашения. Потому что если их выполнить, то получится совсем не то, что предполагалось. Например, власти ЛДНР действительно могут претендовать на всю территорию соответствующих областей (они же легитимные), а раз предполагаемые Минскими соглашениями права получают целые области, то речь идет о федерализации, которой официальный Киев боится как черт ладана…

Кстати, а мог ли Порошенко не признавать ЛДНР? Теоретически да, мог. Но тогда возникла бы вообще странная ситуация — и так по Минским соглашениям практически все реальные действия должна осуществлять Украина, а тут Украина вообще остается единственным субъектом и спрашивать, соответственно, только с нее… Очевидно, Россия подтолкнула Порошенко и европейцев к такому кислому выбору, и они попали в расставленную им ловушку. В конечном итоге, правда, они выкрутились — соглашения не выполняет Украина, а санкции вводятся против России… Впрочем, абсурдность ситуации всем понятна.

#{author}А что будет, если Украина откажется от выполнения Минских соглашений именно в том варианте, который следует из легитимности народных республик? В словах Путина и тут можно прочить ответ — исторический. Российский президент напомнил, что территории Новороссии (слово не прозвучало, но угадать его было не трудно) достались Украине не вполне по праву — как подарок Советской власти.

Отсюда можно сделать осторожное предположение — если Украина не захочет восстанавливать территориальную целостность так, как это предусмотрено Минскими соглашениями, то встанет вопрос об исправлении исторической несправедливости… Когда и как — вопрос пока что несвоевременный. Проект «Новороссия» официально закрыт. Но ответ на него наверняка последует в самый неожиданный момент.

5 058
Выбор читателя