Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Обыватель — не значит «расист». Речь не об Америке, о наших берёзках

09.06.2020 - 16:031 935ОЛЬШАНСКИЙ Дмитрий

Открою секрет Полишинеля.

Так называемый шовинизм, он же и расизм, он же антисемитизм, а заодно и мизогиния, и гомофобия, и ксенофобия — это миф.

Страшная сказка, придуманная в воспитательных целях, для поддержания внутренней дисциплины борцов за добро и свет.

Ну, слегка загибаю, конечно.

Мир Божий разнообразен, и всякое в нем бывает, так что имеются на свете и подлинные расисты с шовинистами.

Но реальное их количество отличается от того страшного, страшного множества, о котором вещает глобальный матюгальник, примерно так же, как и количество настоящих иностранных шпионов и заговорщиков против Советской власти в 1937 году — от тех, кого такими считало доблестное следствие.

А что же такое все остальные? — помимо того очевидного соображения, что каждая эпоха и каждая власть попросту клеит ругательную этикетку на лоб каждому, кто с ней не согласен.

Но ведь все-таки есть эта ругань, эти обидные, как кажется нервным натурам, шутки, эти сомнительные обобщения, — от кого и почему они исходят?

И почему эти люди — те самые, которые шутят, ругаются, обобщают, — вовсе не те ужасные «исты» и «фобы», о которых твердит пропаганда?

Дело в том, что психически здоровый человек в абсолютном большинстве случаев негативно реагирует совершенно не на происхождение, идентичность, религию, цвет кожи, сексуальную ориентацию etc., а только и исключительно на враждебное поведение или враждебное отношение к себе.

Разумеется, получив один или два раза опыт этой враждебности, он может озлобиться и перенести его, этот опыт, и на других — и тогда получается нехорошо.

Но если это поведение или отношение к нему взять, да и выключить, то вот тут-то мы и узнаем, сколько на самом деле «истов» и «фобов» живет вокруг нас.

Есть всем известный пример.

Когда в эпоху общества «Память», «страха погромов», «красно-коричневых» и прочего «русского фашизма» наши тогдашние власти нашли политика, который оказался способен на долгие годы забрать себе этот электорат и распорядиться этими голосами самым безопасным для власти образом — этот политик имел сами знаете какое происхождение, о чем и знаменитая шутка про отца-юриста тут же появилась.

Так и что же, помешало ли происхождение от юриста этому человеку стать символом голосования «за русский фашизм»?

И много ли нашлось желающих измерять ему нос и копаться в его метрике? Три с половиной калеки. А избирателей у него было — много миллионов.

Вот так это и устроено, милые мои.

Леонид Гозман почему-то всегда делается «жертвой антисемитизма», а вот Анатолий Вассерман — человек по-своему еще намного более экзотичный, чем Гозман, — не делается, да и все.

И те же самые ужасные-ужасные расисты, которые возмутительным образом не льют слезы над золотым гробом господина Флойда, — это ровно те же люди, которые начали еще в детстве с «Хижины дяди Тома», продолжили «Зеленой милей», Морганом Фрименом, джазом, блюзом, «Лютером», список легко продолжить, и никакого не было у них отторжения от людей другой расы, будь то артисты или музыканты, столяры или плотники, да хоть бы и укротители тигра в цирке.

Но как только заходит речь об уголовниках, наркоторговцах, нелегальных мигрантах, подростковой шпане и активистах радикальных движений, — так сразу мирные люди становятся «истами» и «фобами», вот такие они странные ребята.

То же самое — и среди наших березок.

Представьте себе, что вместо общаги с неквалифицированными кадрами — сплошь молодыми деревенскими мужиками, привезенными из Средней Азии нашими чиновниками в целях снижения расходов — вам показывают научную конференцию, где выступают доктора наук, приехавшие из тех же стран.

Как думаете, сколько ксенофобов зафиксирует специальный прибор «фашистометр» в первом и во втором случае?

Ох, там образуется почему-то огромный перепад показаний.

Потому что у 99% обывателей нет никакого зловещего предубеждения относительно хоть таджика, хоть зулуса, хоть марсианина.

Зато у них есть предубеждение против бесконтрольного накопления у них под окном бессемейного, безденежного и весьма активного люмпен-пролетариата, у которого обычная жизнь — далеко, а тут одни заработки, гормоны и поиски ресурсов.

И он прав, обыватель.

Все, что ему нужно — это чтобы не грабили, не хулиганили, стекла не били, не открывали спонтанную нарколавку и не ломились толпами через границу. Обедали в столовой, шляпу снимали в прихожей, а интернационал хором желательно бы не пели вообще, если рядом живые люди, а не одни дискурсивные агенты и небинарные гендеры.

И не будет тогда никаких «фобов», никаких «истов».

Куда-то они все вдруг исчезнут.

Выбор читателя

Топ недели