Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Националисты на службе «соросят»

17.06.2020 - 18:24   2 739МАЛЬЦЕВ Владислав

От регулярно собирающихся уже не первый месяц митингов у Шевченковского районного суда Киева — до маршей по столице до здания Офиса (ранее Администрации) президента Украины. Так буквально с нуля раскручивается политический проект «Сергей Стерненко». Как сказал бы Маяковский — человеку на глазах делают политическую биографию.

Так уж получилось, что успешные политические проекты на Украине всегда предельно персонифицированы — будь то Блок Юлии Тимошенко, или «Украина без Кучмы», или «Свободу Наде Савченко», или #FreeSentsov, или «Кто заказал Катю Гандзюк». Во главе не обязательно должен стоять суперхаризматичный человек, главное — он должен вызывать жалость и сочувствие как жертва (кстати, именно в этом образе, в недавние времена успешно работала с аудиторией и «женщина с косой»).

Сергей Стерненко сам по себе человек активный и неглупый, но очевидно, что приходят поддерживать его в основном с мотивацией «против» («Мы поддерживаем Стерненко, потому что его хотят закрыть бандиты-застройщики и бывшие регионалы»). Кроме того, над его нынешней кампанией долго и системно работали умелые пиарщики.

10 мая этого года, в разгар конфликта между «Национальным корпусом» и отколовшимся годом ранее от него объединением динамовских ультрас «Гонор» во главе с Назаром Кравченко (в 2016–2019 годах первым заместителем главы «Нацкорпуса») и Сергеем Филимоновым (в 2015–2019 годах главой киевского отделения сначала Гражданского корпуса «Азов», а затем партии «Национальный корпус») известный волонтер Роман Синицын опубликовал на сайте «Главком» очень откровенную колонку.

Для начала Синицын рассказал о помощи, которую ранее оказывал «Азову», в рядах которого в 2014 году воевали и Кравченко с Филимоновым: «По „Азову“ — у меня даже еще больше привязанность. Потому что много моих друзей или знакомых прошли через это подразделение, несколько моих знакомых погибли, несколько были тяжело ранены… В 2014–2017 годах я лично и мои друзья пытались максимально помочь этому подразделению. Мы искали средства и вот буквально покупали эти патроны снайперам, прицелы, снарягу. Учили ваших летунов летать и привозили „крылья“ (очевидно, речь про беспилотники. — Авт.), а снайперов релоадить 338 калибр. Шили и передавали сотни кевларовых жилетов, завозили автомобили из Европы, медицину… Я много раз был и даже ночевал на ваших базах в Урзуфе, Юрьевке».

Правда, в ответ бывшие бойцы «Азова», находящиеся сейчас в рядах «Нацкорпуса», заявили, что помощи от Синицына не помнят. «Докажешь, что ты хоть 50 броников (не сотни, как врешь в посте) передал „Азову“?» — написал 11 мая в Telegram Родион Кудряшов, в прошлом командир разведывательно-диверсионной роты «Азова», затем ставший руководителем центрального штаба партии «Национальный корпус».

Ответ Кудряшова затем распространили через свои Telegram-каналы все действующие функционеры «азовского» движения. Например, бывший командир «Азова» в 2015–2016 годах, а с 2017 года руководитель «Национальных дружин» Игорь Михайленко, добавивший от себя: «Друг Родион разложил все по своим местам. Лучше не скажешь».

Дальше Синицын обращается к руководству «Национального корпуса», пытаясь убедить его отказаться от выступлений в СМИ против Стерненко: «Вам мешает или раздражает „медийный Стерненко“ и куча лайков и подписчиков и „хайп вокруг него“? Ему медийность рекомендовали и помогали прокачивать я лично и его друзья. Без вливаний в рекламу и раскрутку. И он органично „прокачался“ за год, так как говорит правильные вещи и люди это воспринимают… Так в чем проблема? Возможно, в иллюзорном „политическом проекте Сергея“? Сергей не пойдет в политику, он об этом заявлял публично, его задача — не дать закрыть себя по беспределу».

Впрочем, в то, что Стерненко в политику не идет и яростно раскручивается медийно «просто так», в «Нацкорпусе» вряд ли поверили. И, скорее всего, были в этом правы.

Но, главное, в «Нацкорпусе» не питали иллюзий относительно того, кто именно стоит за кампанией по раскрутке Стерненко. Вот немного цитат из того же ответа Кудряшова в адрес Синицына: «Твои „соратники“ из „гражданского общества“ на хорошей зарплате, уже не стесняясь, призывают власть рвать добробаты… Вы развернули подлейшую кампанию о том, что мы — русские агенты, ватники и мусора. Ведете эту кампанию грязно, в том числе и анонимно, с продажных помоек за 5 тыс. долларов статья… Когда твои лево-либерастные дружки стучали на нас доносы в посольства, мы освобождали от сепаров города и села… Я не сомневаюсь, что ты знал: именно из-за твоих дружков лево-либералов, а также России, „Азов“ попал в списки санкций США. Два раза».

Один из идеологов и лидеров консервативного крыла «азовского» движения Роман Юрченко 8 мая репостнул в Telegram пост главного редактора консервативного сайта «Катарсис» о том, кто и как раскручивает экс-лидера одесского «Правого сектора»: «Стерненко, дабы не сесть в тюрячку, пришлось подружиться с антикоррупционным крылом украинской политики (западниками, соросятами, европидорами — читайте как хотите). После этого перспектива оказаться за решёткой стала чуть поодаль, подписчики на ФБ и ютубе растут, но за всё нужно платить, а именно — поддерживать риторику своих покровителей, которая идёт резко вразрез с твоей собственной риторикой за пару лет до этого: 1) лайтово топить за ЛГБТ; 2) утверждать, что тлетворное влияние западных структур — это ватная пропаганда; 3) искать везде нацистов и их связь с Кремлём». (За последнее, судя по всему, в «Нацкорпусе» особенно обижены.)

Сейчас эти обвинения уже не кажутся голословными, потому что журналисты приходят на митинги в поддержку Стерненко у Шевченковского суда и видят, что этими акциями рулит с микрофоном в руках депутат Верховной Рады от либеральной партии «Голос» Ярослав Юрчишин, который в 2016–2019 годах занимал пост исполнительного директора Transparency International Ukraine, а также с января 2018 года входил в правление фонда «Возрождение», украинской «дочки» известной соросовской структуры.

Можно было бы задуматься, что общего у рафинированных прозападных либералов из уютных киевских гостиных с радикалом и убийцей Стерненко, еще недавно выступавшим перед журналистами исключительно в футболках неонацистского бренда Svastone?

Во-первых, над имиджем Стерненко за прошедшие два года как следует поработали, и его буквально не узнать — из одесского хулигана-уркагана с ножичком он превратился в интеллигентного мужчину в рубашке и пиджаке, в очках в изящной оправе.

Во-вторых, здесь важен такой немаловажный момент как идеологическая пластичность человека, его готовность к изменениям в тактических целях.

Мы привыкли к представлению о Стерненко как лидере одесского «Правого сектора». Да, он действительно занимал этот пост в 2014–2015 годах. Но до этого в среде националистов или просто общественных активистов он не был замечен. Характерно, что сам Стерненко и не пытался утверждать обратного, понимая, что будет пойман на лжи.

«Я до Майдана и после — это, в принципе, два разных человека. Я не могу сказать, что до зимы 2013–2014 года занимался какой-то социальной работой или чем-то похожим на то, чем занят сейчас. Работал в Интернете, зарабатывал деньги, планировал открыть бизнес. Но все изменилось. Работу бросил», — рассказал он 12 августа 2014 года в интервью городскому сайту Одессы, броско названном «Сергей Стерненко — человек, меняющий Одессу».

В интервью буквально сразу же — совместная фотография Стерненко в обнимку с Дмитрием Ярошем, причем Стерненко — в униформе, и в такой же предстает на прочих фотографиях далее. Но вот повоевать в отличие от своих побратимов он за полтора года так и не удосужился. Правда, на этот до сих пор задаваемый ему вопрос он нашел объяснение — хотел, но ему не дало руководство: «Я, например, на сегодняшний момент хотел бы находиться там (на передовой. — Авт.). В сентябре прошлого (2014-го. — Авт.) года в ходе поездки в зону АТО я планировал там остаться, но по приказу меня отправили назад в Одессу».

Дело в том, что в 2014 году членство в «Правом секторе» представляло собой для «маленького человека из толпы» перспективу мощнейшего «социального лифта». Ведь именно радикалы присвоили себе все лавры победы над Януковичем на Евромайдане, а уже осенью 2014 года Ярош и другие популярные комбаты в форме (Мельничук, Семенченко, Билецкий, Тетерук и прочие) легко избрались в Верховную Раду.

Спустя пару лет люди в камуфляже обществу приелись, а добровольческим батальонам «закрутили гайки». И тогда Стерненко меняет нишу — он уже не вождь «Правого сектора», а общественный активист, лидер организации «Неравнодушные», которая борется с точечной застройкой (очень больная для всей Украины и особенно Одессы тема) и зарабатывает на этом очки у совершенно аполитичных и нерадикальных людей.

Сейчас можно снова сменить имидж, точнее — политическое позиционирование. А кем ты был раньше — не так уж и важно, если полезен «соросятам» сейчас. Вспомним, что и упомянутый выше Синицын — того же поля ягода.

«Очень интересный произошел водораздел между самими радикалами. Часть, пройдя через Майдан и войну, превратилась в борцов с Системой. Только что из этой студии ушел бывший ультрас Роман Синицын, сегодня — один из организаторов инициативы „Хто замовив Катю Гандзюк?“» — вполне одобрительно упомянула его в материале, опубликованном 9 ноября 2019 года на YouTube-канале влиятельного киевского издания «Зеркало недели», журналистка Инна Веретенникова.

Конечно, это некоторое преувеличение. Синицын действительно выходец из среды ультрас футбольного клуба «Волынь» из Луцка, чего не скрывает.

Организованные ультрас этого клуба, разумеется, правые, хотя не известно, чтобы Синицын принимал какое-то особое участие в драках или иной подобной деятельности. Он уже тогда прицеливался на медийность, используя фанатское движение как трамплин в политику.

«Я даже работал в клубе, когда учился в 11-м классе, — рассказывал Синицын 16 мая 2019 года в интервью блогу «Апельсиновое кофе» на сайте Tribuna.com.

— Мы с двумя друзьями сделали первый официальный сайт «Волыни», когда команда вышла в высшую лигу. Пришли к Кварцяному (Виталий Кварцяный — в 2001–2011 и 2013–2017 годах главный тренер, в 2013–2017 годах также президент клуба «Волынь». — Авт.) на прием, несколько часов ждали его под кабинетом. Показали ему сайт, предложили сделать его официальным, потому что «Волынь» единственная из всех команд вышки его не было. Он платил нам за это что-то типа 30 долларов, насколько помню, но на 2000 год — это были большие деньги для школьников… Раньше я постоянно ездил за «Волынью» на матчи. Сейчас, может раз-два в год… Но собственно футболом я интересуюсь мало, особенно в последнее время. Сейчас могу назвать только одного-двух игроков «Волыни».

Но это не помешало Синицыну в августе 2014 года, став соорганизатором — наряду с Георгием Тукой — волонтерской группы «Народный тыл», раскрутиться затем за считаные годы до одного из признанных лидеров общественного мнения Украины.

И в роли организатора массовых акций Синицын успешно опробовал себя в прошлом году. А ведь до этого был только типичным ультрасом, набиравшимся опыта в политике…

Но, хотя он также держит нос по ветру, как оратор (совершенно «заторможенный») и как фронтмен (нуждающийся в харизме) Синицын заметно проигрывает Стерненко. Именно поэтому в раскрутку со стороны «соросят» идет не он, а бывший лидер одесского «Правого сектора», несмотря на все минусы биографии последнего.

Еще один пример из подобной серии — упомянутые выше активисты «Гонора». Опять же, мы хорошо помним Филимонова с компанией по 2014–2016 годам как татуированных с ног до головы рунами и свастиками правых ультрас из фирмы «Young Hope», входящей в объединение «Родичи» фанатов киевского «Динамо».

Как участников публичных избиений левых активистов или, например, африканцев на трибунах стадионов. А также как бойцов «Азова» и в последующем видных активистов его политических структур. И на основании этого многие считали их убежденными правыми радикалами.

В то же время я уже приводил мнения людей из среды киевских националистов по поводу «Гонора»: «Они не очень боны (нацисты). Киевские пацаны со своими материальными приоритетами». И действительно — сегодня недавние правые ультрас спокойно митингуют рядом с левыми активистами.

Сменой имиджа на общественных активистов, озабоченных произволом полиции и распространением демократии в мире, Филимонов, Кравченко и Игорь (широко известный под кличкой Маляр) занялись после ухода год назад из «Нацкорпуса». Ездили на разные форумы, на протесты в разных странах мира.

Конечно, пока что они «отмылись» еще не так основательно, как Стерненко, но уже, как говорится, «в процессе». В свою очередь, без таких готовых к драке с полицией бойцов любой протест будет «беззубым» и бессмысленным. Поэтому соросята и прежде всего потерявший лидера «Голос» начинают создавать свою уличную фракцию во главе со Стерненко.

По понятным причинам убийцу из Одессы поддерживает и «Европейская солидарность» Петра Порошенко — им чем хуже Зеленскому, тем самим лучше, так они укрепляют свой имидж и имидж своего лидера, все еще претендующего на второй президентский срок.

Вот такая смесь — ультраправых, которые еще вчера были антизападниками, ультрас, либеральных, полностью прозападных «соросят» из «Голоса» и консерваторов из «Европейской солидарности» стоит за спиной у Стерненко.

«Правый сектор» — запрещенная в России экстремистская организация.

Выбор читателя

Топ недели