Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Россия не даёт выдавить себя из процесса косовского урегулирования

18.07.2020 - 19:46948

Переговоры сербских властей и косовских сепаратистов о «полной нормализации отношений», прерванные в ноябре 2018 года из-за введения Приштиной стопроцентных торговых пошлин на товары из Сербии, на днях были возобновлены — в Брюсселе встретились президент Сербии Александр Вучич и премьер-министр сепаратистского Косово Авдулла Хоти. По словам представителя ЕС по внешнеполитическим делам Жозепа Борреля, Евросоюз ожидает от обеих сторон «конструктивного подхода». Брюссельская администрация не скрывает намерения довести процесс косовского урегулирования до конца, вернее, до подписания «юридически обязывающего соглашения» между Белградом и Приштиной, которое, по заявлениям лидеров ведущих европейских стран, должно содержать признание независимости Косово со стороны Сербии.

Надо начать с того, что, очевидно, поменялся главный организатор этих переговоров, и это теперь США, а не Евросоюз. Поменялись и посредники в переговорах от имени ЕС — это теперь Жозеп Боррель и Мирослав Лайчак. Но при этом не поменялась суть переговоров, а это достижение сторонами юридически обязывающего соглашения. По крайней мере, мы это видим в заявлениях чиновников Евросоюза. Об этом говорит и спецпредставитель Приштины Авдулла Хоти, который к тому же сказал, что теперь, когда процесс возобновлен, он займет от нескольких недель до нескольких месяцев. Тем временем с сербской стороны мы слышим заявления о необходимости формирования Сообщества сербских муниципалитетов. Это пожелания Белграда, но насколько они будут учтены организаторами этих переговоров — большой вопрос.

Этого нельзя полностью исключить, но в общественном пространстве, кроме Сообщества сербских муниципалитетов, фигурирует еще несколько вариантов таких «утешительных уступок» Белграду. Возможен также и вариант территориального обмена и передачи небольшой части северного Косово Сербии, но против этого выступают влиятельные государства Евросоюза, в частности Германия. Известно, что США со своей стороны обещали огромные инвестиции как в Сербию, так и в Косово. Это тоже может фигурировать в качестве утешительного приза, если стороны согласятся на какие-то болезненные для себя решения.

Вариантов много, но вопрос в том, согласятся ли на это Брюссель и Приштина, которая постоянно пытается блокировать создание Сообщества сербских муниципалитетов на протяжении последних семи лет. Несмотря на то, что Приштина подписала в 2013 году Брюссельское соглашение, смирившись, как казалось, с созданием этого объединения, впоследствии она заблокировала даже эту косметическую уступку. При этом косовские сепаратисты на основании этого же Брюссельского соглашения от Белграда получили всё, что им было нужно.

На основании Брюссельского соглашения нереально ожидать создания какой-то реально автономной сербской структуры на территории южного сербского края. Этот документ не предусматривал никакой функции исполнительной власти для Сообщества сербских муниципалитетов. Конечно, устав этого образования может быть пересмотрен, но пока мы видим, что Приштина не горит желанием этого делать. В любом случае среди албанских политиков существует консенсус по поводу того, чтобы не допустить, как они говорят, «новой Республики Сербской» на территории Косово — вернее, реальной автономии с реальными политическими правами, обладающей существенными прерогативами в области внутренней политики, экономики, самоуправления… Не надо питать больших надежд и иллюзий. Видно, что до сих пор все формы политического представительства сербов в органах сепаратистского Косово базируются на плане Марти Ахтисаари 2007 года — это квоты в центральных органах власти, квоты на места в парламенте.

Справедливости ради стоит отметить, что такое положение дел существует в Сербии не с 2020 года, а уже достаточно давно. Как мы знаем, и Брюссельское соглашение 2013 года не обсуждалось в сербском парламенте. Монополия на власть Сербской прогрессивной партии действует на протяжении ряда лет, и по результатам последних выборов можно говорить лишь о закреплении и некотором расширении этой монополии. По факту ничего не изменилось — как Александр Вучич мог провести любое соглашение через парламент прошлого созыва, так он может сделать это и сейчас.

Единственное, сейчас у партии Вучича в парламенте нового созыва есть конституционное большинство. Раньше оно было с партнерами, а теперь только у его партии. Лично я считаю, что и коалиционные партнеры проголосовали бы так как надо, но технически у него есть теперь возможность принять решение по поводу Косово и Метохии единолично и провести это решение через парламент также единолично.

Но совсем недавно, буквально через две недели после парламентских выборов, когда президент принял решение о повторном вводе карантина в столице, это вызвало бурно общественное недовольство и активные протесты на улицах. Несмотря на только что объявленную убедительную победу на выборах, президенту пришлось отступить под давлением общественного недовольства. Тут явно просматривается некоторая проблема в связи с легитимностью выборов — они проходили в условиях бойкота и во время борьбы с эпидемией коронавируса. Существующий накал социального недовольства в стране, на мой взгляд, является ограничивающим фактором для президента Вучича, когда речь идет о принятии решений вокруг Косово и Метохии. С формальной точки зрения он всесилен, и на это, по всей вероятности, будет давить Евросоюз, требуя от него завершения процесса уступок по Косово, фактической капитуляции и признания Сербией независимости южного края. Но насколько монополия политической системы опирается на общественную поддержку — большой вопрос.

На мой взгляд, это подтверждение традиционной позиции России по косовскому вопросу, которая не менялась уже лет 15 и которая базируется на поддержке территориальной целостности Сербии. Во-вторых, это важный сигнал перед возобновлением переговоров в Брюсселе. Почему? Потому что Резолюция 1244 в нынешнем переговорном формате старательно обходится всеми сторонами. Это очередное подтверждение того, что Россия всё-таки стремится не просто участвовать в регулировании, но и не дает выдавить себя из этого процесса, к чему стремится Евросоюз, пытаясь монополизировать переговоры.

Выбор читателя

Топ недели