Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Strategist: на границе ЕС может появиться ещё один «Путина»

05.08.2020 - 10:243 327БЕЛОВ Александр

Турция — это новая Россия? Такой вопрос все чаще задают себе лидеры стран ЕС, наблюдая за тем, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган проводит всё более агрессивную внешнюю политику. Так, он не только стал использовать мигрантов как рычаг давления на Евросоюз, но и развернул свои вооруженные силы для расширения сферы влияния Турции по всему Ближневосточному региону, пишет Марк Леонард в статье, вышедшей 4 августа в The Strategist.

После окончания холодной войны в Европе безопасность стали рассматривать через призму однополярного Запада. Пока НАТО гарантировало безопасность в военной сфере, ЕС — со своим громадным сводом правил, насчитывающим 80 тыс. страниц и касающимся всего, от прав сексуальных меньшинств до уровня шума газонокосилки, — обеспечивал правовой порядок. Еще в 1990-х годах было широко распространено мнение, что два крупных не западных региональных игрока, Россия и Турция, будут постепенно приспосабливаться к этой договоренности.

Но за последние 15 лет мечта европейской однополярности сменилась многополярной реальностью. И у России, и у Турции долгие и крайне непростые отношения с ЕС, и они, возглавляемые национальными лидерами, которые «презирают нормы и ценности ЕС», выбрали более решительный курс.

То, как между ЕС и Россией происходило обострение, хорошо известно, что нельзя сказать об отношениях ЕС и Турции. Война в Ираке в 2003 году осложнила отношения Анкары с НАТО, а ее отношения с Брюсселем ухудшились в 2007 году, когда Франция заблокировала ключевую часть переговоров по вступлению республики в ЕС. С тех пор Турция начала прокладывать собственный путь в Сирии, на Балканах и в Ливии, а также поддерживает новые связи с Россией и Китаем.

Безусловно, отношения между Турцией и Россией не менее сложны, не в последнюю очередь потому, что Эрдоган и президент России Владимир Путин поддержали разные стороны в гражданской войне в Сирии. Наибольшее похолодание наступило тогда, когда Турция сбила российский фронтовой бомбардировщик Су-24 в 2015 году. В ответ на это Путин ввел санкции, которые посеяли хаос в турецкой экономике и побудили Эрдогана пойти на нехарактерные для него извинения.

Хотя Турция и входит в НАТО, она решила купить зенитно-ракетные комплексы С-400 российского производства, несмотря на возражения США. Более того, напряженность в отношениях между Москвой и Анкарой из-за конфликта в Сирии по-прежнему сохраняется, однако, невзирая на это, Эрдоган явно восхищен тем, как Россия смогла вернуть себе роль — при относительно малых издержках — важного игрока на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

После того как Путин «увяз в войне на востоке Украины, в которой невозможно победить», его успешная кампания в Сирии, похоже, восстановила отчасти его внутриполитический авторитет. Запад на протяжении пяти лет настаивал на том, что военного решения конфликта в Сирии не существует и что ее президент Башар Асад должен был уйти со своего поста. Тем не менее на фоне бесплодности спонсируемых ООН переговоров в Женеве организованные Россией переговоры в Астане, похоже, добились некоторого прогресса. Подключив к ним Турцию и Иран и не допустив западные державы, Кремль создавал впечатление, что Россия восстала из пепла как возрожденная сверхдержава.

Столкнувшись со всё большей оппозицией у себя дома, Эрдоган «последовал примеру Путина». Понимая, что Запад не хочет идти на еще одно военное вмешательство в Ливии, турецкий лидер усмотрел в этом возможность для Анкары продемонстрировать свою силу. Как и Россия в Сирии, он добился официального приглашения со стороны правительства Ливии. В результате в конце прошлого года Турция не только одним махом смогла улучшить свой имидж как региональной державы, но и заключила с Ливией соглашение о морской границе, тем самым сорвав планы Греции, Кипра, Египта и Израиля по разработке подводных нефтегазовых месторождений в регионе.

С тех пор Берлинский мирный процесс под руководством ЕС и ООН был направлен на то, чтобы положить конец войне в Ливии, но военное вмешательство Турции коренным образом изменило баланс сил на местах. В очередной раз Россия и Турция будут определять будущее страны, которая имеет важное значение для европейских интересов, только в этом случае возглавляет процесс Анкара.

Эрдоган также, кажется, нашел крайне привлекательной кремлевскую стратегию «разделяй и властвуй» в своих взаимоотношениях с Европой. Так, Москва периодически оказывает давление на те страны — члены ЕС, которые больше всего зависят от российских углеводородов или рынков. Подобно тому, как Путин превратил поставки энергоносителей «в оружие», такое же средство достижения своих результатов Эрдоган сделал из мигрантов и беженцев, спасающихся от конфликтов на Ближнем Востоке. Когда ЕС объявил о начале новой миссии ВМС, направленной на предотвращение поставок оружия в Ливию, Анкара стала грозить потоком беженцев Мальте, которая впоследствии заявила о возможности заблокировать финансирование этой миссии.

В течение многих лет европейцы уверяли себя, что Россия была своего рода блудным сыном и что целостность однополярного порядка в Европе не нарушена. Однако такой подход сделал ЕС легкой мишенью для Кремля, который следует стратегии «разделяй и властвуй». Лишь относительно недавно блок разработал новую политику и эффективный режим санкций для сдерживания российской агрессии. И даже сейчас — несмотря на все усилия канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Эммануэля Макрона — ЕС до сих пор не создал эффективных каналов связи с Россией для решения общих проблем.

Турцию еще нельзя считать новой Россией, но она может стать таковой, если не принять должных мер для исправления ситуации. На данный момент в ЕС Турцию по большей части считают сложным партнером, а не «системным конкурентом». Однако европейским политикам необходимо со всем вниманием отнестись к тем урокам, которые были вынесены в течение 15 лет общения с Россией. Отношения между ЕС и Турцией нуждаются в новом, взаимно обговоренном наборе принципов, а также в четких красных линиях для предотвращения дальнейшей дестабилизации в регионе.

С этой целью в ЕС должны дать понять, что процесс вступления в ЕС може пойти как назад, так и вперед, и что раз отношения с Турцией строятся на ожидании взаимовыгодных шагов, то и строиться они будут на совмещении кнута и пряника. Основная задача будет заключаться в том, чтобы обеспечить пространство для сотрудничества по вопросам общей безопасности в регионе, на который влияют не только Европа и Турция, но и Россия, США и все более сильный Китай.

Выбор читателя

Топ недели