Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Черногорский пример для Церкви на Украине

07.09.2020 - 0:011 494СКВОРЦОВ Дмитрий

Когда православные не испытывают ложного стыда за «политическое православие».

У черногорцев появилась возможность впервые за почти 30 лет устранить дорвавшегося до власти в 1991 г. бывшего члена ЦК Союза коммунистов Югославии, а ныне известного балканского мафиози и «своего сукина сына» для Госдепа Мило Джукановича. Случилось это во многом потому, что митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий призвал единоверцев идти на парламентские выборы и голосовать «в защиту Божьих святынь». Как подчеркнули в связи с этим в Союзе православных журналистов Украины (СПЖ), «82-летний митрополит Амфилохий сам впервые в жизни пойдет на парламентские выборы, чтобы голосовать против власти, которая принимает антицерковные законы».

СПЖ, по мнению многих экспертов, — ресурс, аффилированный с Киевской митрополией УПЦ (МП). Той самой митрополией, которая и ввела 10–15 лет назад во внутриправославный дискурс термин «политическое православие». Тогдашнее автокефалистское окружение предстоятеля УПЦ (МП) Владимира навешивало ярлык «политправославия» на братства и отдельных епископов, пытавшихся противостоять культурно-историческому разрыву Великой и Малой Руси и втягиванию последней в евроатлантические структуры, стоящие на страже богопротивных ценностей. В итоге движение православных братств фактически было загнано в маргинальную сферу, а «проблемные» епископы отправлены на покой или за штат.

И вот, всегда держащая нос по ветрам, исходящим от митрополии, СПЖ уже на следующий день после выборов в Черногории радостно сообщает, что «свои голоса против правящей коалиции на выборах отдали иерархи Сербской Православной Церкви».

Что это — изменение отношения к «политправославию» или невольный прокол? Скорее, второе. Ибо в преддверии украинских местных выборов тот же СПЖ пишет: «Следует воздержаться от поддержки тех или иных политических сил или наоборот, критики в адрес других сил. Подобное может иметь место в общественной сфере, но не церковной. Ставка на определенные политические партии опасна не потому, что эти партии могут проиграть, а потому что это не соответствует целям Церкви в этом грешном мире».

Это как понимать?

Следует ли православным «воздержаться от поддержки на выборах тех или иных политических сил», даже если эти силы последовательно поддерживают Церковь на Украине в самое трудное для неё время за всю историю УПЦ (МП)?

Следует ли воздержаться от критики в адрес тех сил, которые открыто декларируют своими целями изгнание канонической Церкви?

И каковы в таком случае «цели Церкви в этом грешном мире», если им не соответствует политическая защита Церкви как таковой?

Не станем останавливаться на подтасовке — приравнивании понятий «поддержка политических сил» и «ставка на политические силы». У Церкви «ставка» — если уж оперировать такими словами — только на Господа. Поэтому поговорим о допустимости поддержки тем или иным политическим силам или критики таковых (чем, собственно, и отметилась успешно Сербская церковь во время последней предвыборной кампании в Черногории).

Обратимся к Основам социальной концепции УПЦ (за само издание которой Церковь, кстати, «глубоко молитвенно благодарила» предвыборный блок из пяти партий во время очередной парламентской кампании).

«Невозможной является участие… церковной Полноты… в предвыборных процессах, таких как публичная поддержка политических организаций или отдельных кандидатов, участвующих в выборах, агитация и т. д.», — говорится в разделе V Концепции. Однако насколько сама Концепция — предписывающий акт? Скажем, той же Концепцией «не допускается выставление кандидатур священнослужителей на выборах любых органов представительной власти всех уровней», но уже после её принятия целые члены синода УПЦ (МП) выставляли свои кандидатуры в органы власти разных уровней от разных политических сил. Очевидно, архиереи руководствовались при этом следующей оговоркой в Концепции: «В то же время… решение об участии или неучастии священнослужителей в политической деятельности должно приниматься, исходя из потребности каждой конкретной эпохи, с учетом внутреннего состояния церковного организма и его положения в государстве».

Да и синод РПЦ (членами которого являются архиереи УПЦ, включая митрополита Киевского) принял в 2012 г. (спустя 12 лет после утверждения Социальной концепции) решение о том, что «в исключительных случаях… когда нужно противостоять раскольническим или иноконфессиональным силам, стремящимся использовать выборную власть для борьбы с Православной церковью, Священный Синод или Синод самоуправляемой Церкви (к каковой относится и УПЦ. — Д.С.) определяет лиц для участия в выборах в органы государственной власти».

Логично предположить, что решение о поддержке отдельных кандидатов должно приниматься из «потребностей каждой конкретной эпохи» и «положения Церкви в государстве», когда «раскольнические или иноконфессиональные силы, стремятся использовать выборную власть для борьбы с Православной церковью» (что наблюдается на Украине).

И действительно, в Социальной концепции УПЦ (МП) закреплены положения архиерейского собора РПЦ 1997 г., которые признают возможными контакты с политическими организациями, если эти контакты «не носят характера политической поддержки». Сотрудничество с такими организациями осуществляется «в целях, полезных для Церкви и народа, при исключении интерпретации подобного сотрудничества как политической поддержки». Однако если Церковь публично благодарит ту или иную партию или иного кандидата за последовательное отстаивание христианских ценностей, за благотворительность, за храмостроительство, проявляемые не только в предвыборные периоды, — это политическая поддержка? Если Церковь благословляет партию на такую деятельность, если духовно окормляет партийных деятелей, то должна ли она отзывать благословление на время предвыборной кампании? Именно последовательное сотрудничество с такими партиями / политиками «исключит интерпретации подобного сотрудничества как политической поддержки». Равным образом не будет восприниматься как контрагитация обличение антицерковной и/или аморальной деятельности иной партии, если это будет не кампанейщина, а последовательная позиция (что мы наблюдали в течение целого года в Черногории).

Народ станет прислушиваться к Церкви, если она будет давать духовную (в т. ч. нравственную) оценку волнующим общество политическим и общественным событиям, явлениям, деяниям на протяжении «полных парламентских и президентских каденций». Тогда не будут восприниматься как неприкрытая агитация такие примеры, как благословение предстоятеля УПЦ (МП) Януковичу на президентство в 2004 году (спустя какие-то два года после принятия Социальной концепции, вроде бы запрещающей подобное). Тогда митрополит Владимир в самый разгар президентских выборов (между первым и вторым турами) заявил в эфире самого рейтингового телеканала Украины, что из всех участников президентских выборов давал благословение на участие в выборах только Виктору Януковичу. «Я вижу в нем действительно верующего православного человека, достойного встать во главе нашего государства», — подчеркнул Блаженнейший.

Если это не «публичная поддержка отдельных кандидатов, участвующих в выборах и агитация», то что? И можно ли при этом упрекать митрополита в том, что он оказал эту поддержку своему же единоверцу «с учетом положения Церкви в государстве», которое в «конкретную эпоху» премьерства Ющенко уже продемонстрировало себя как дискриминационное по отношению к каноническому православию?

«Эпоха гидносты», согласимся, куда жёстче оказалась для Церкви, нежели та — «Помаранчевая». И недопущение возвращения к власти гиднюков требует куда более отчётливой артикуляции отношения Церкви к такой перспективе. Конечно, «судьба государства устраивается Господом, и Промыслом Божиим будет определен тот, кто станет у руля, — уточнял митрополит Владимир накануне выборов президента уже в 2010 г. — Но неизведанный и непостижимый Промысел Божий осуществляется через нас, немощных, и потому все мы призваны способствовать свершению воли Божьей».

В 2012 г. в преддверии очередной парламентской кампании с обращением выступил уже синод УПЦ (МП). В нём, в частности, говорилось: «Государство должно гарантировать открытый и прозрачный избирательный процесс, защитить граждан от всевозможных попыток ограничить их конституционное право на честные выборы». Однако, сказав «А», должна ли Церковь говорить «Б» в том случае, если государство, представленное правящими партиями, на протяжении предвыборной кампании использует админресурс и «всевозможными попытками ограничивает конституционные права граждан на честные выборы»? Должна ли Церковь в предвыборную кампанию «критиковать» такие действия? Оставим ответ уважаемым коллегам из СПЖ.

И, кстати, это «А» в виде совершенно справедливого наставления политической власти по поводу политического процесса — что как не политическое заявление со стороны Церкви, которая, дескать «вне политики»?

В том же обращении говорилось: «Участники выборов должны вести борьбу за голоса избирателей достойными методами. Являются недопустимыми любое давление на избирателей, клевета на своих политических оппонентов, провозглашение несбыточных обещаний и тому подобное». Тот же вопрос: а если политики и целые партии ведут борьбу недостойными методами? Должна ли Церковь молчать, если уж предупредила их? Или «следует воздержаться от критики», как нас учат сегодня?

«Предвыборная кампания всегда является временем особой активности всех общественно-политических сил, временем обострения политической борьбы, — констатировал синод УПЦ (МП). — К сожалению, эта борьба нередко превращается в противостояние, в котором стороны забывают о морали и достоинстве…» Так кому, как не Церкви, напоминать о морали и достоинстве. Особенно во время «особой активности» и «обострения борьбы»?

«Церковь оставляет за собой право давать нравственную оценку политическим программам и заявлениям, особенно тогда, когда речь идет об открытой или скрытой пропаганде безбожия, нравственного релятивизма, пересмотра традиционных нравственных норм в личной, семейной или общественной жизни, о пропаганде греха, о нанесении ущерба историческим или культурным памятникам, о деградации или разрушении окружающей среды, о духовном или физическом здоровье людей, о воспитании подрастающего поколения, заботе о бедных, больных, престарелых, одиноких и страждущих людях, — провозгласил Архиерейский собор РПЦ 2011 г. — Это свое право Церковь сохраняет и во время избирательных кампаний». Выделено мною. Для братьев и сестёр из СПЖ.

Выбор читателя

Топ недели