Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Националисты Прибалтики в ожидании возмездия

21.10.2020 - 20:28   7 338ГОРОДНЕНКО Юрий

22 октября 2020 года в Солецком районном суде Новгородской области начнется первый в истории современной России публичный процесс, предметом которого является обвинение в преступлении против человечества и геноциде.

Cуд будет рассматривать иск Генеральной прокуратуры, которая просит установить юридический факт: «признать, что массовое убийство советских граждан являлось военным преступлением и преступлением против человечества, а также геноцидом национальных групп, представляющих собой население СССР».

Речь идет о захоронении, обнаруженном в районе деревни Жестяная Горка Новгородской области по окончании Великой Отечественной войны. Согласно акту Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков от 16 ноября 1947 года, здесь были выявлены останки не менее 2,6 тысячи мирных советских граждан. Они были умерщвлены одной из так называемых тайлькоманд в 1942—1943 гг.

Teilkommando — в переводе с немецкого «командные группы». Полное их наименование — Teilkommando des Einsatzkommandos. Это мелкие подразделения специальных карательных формирований «полиции безопасности» и СД, которые под названием Einsatzkommandos, т. е. «специальные группы», занимались «зачисткой» оккупированных территорий Советского Союза.

Они двигались вслед за вермахтом и уничтожали русских, украинцев, белорусов, евреев, представителей других этнических групп. Общая численность айнзацгрупп, действовавших на всей территории СССР, составляла всего 2,7 тысячи человек. Это вместе с обслуживающим персоналом. Ими было умерщвлено до 2 миллионов наших соотечественников — женщин, стариков, детей.

Нюрнбергский трибунал признал деятельность этих «специальных групп» «преступлением против человечества». Поэтому формально для квалификации злодеяния, совершенного в районе Жестяной Горки, не требовалось судебное решение. Тем не менее оно необходимо, чтобы снять юридические препятствия для экстрадиции тех карателей, которые живы до сих пор и проживают в странах западного мира. В государствах англосакского права распространена практика, в соответствии с которой для экстрадиции преступника недостаточно запроса со стороны иностранных следственных органов. Необходимо еще и решение суда.

Еще одна причина судебного процесса на Новгородщине заключается в реализации так называемого принципа предупреждения преступления.

Дело в том, что наиболее жестокие и кровавые акции нацисты поручали так называемой вспомогательной полиции, в которую набирались криминальные элементы и непримиримые враги советского строя из числа местного населения. На каждого из таких уголовников приходилось от 1000 и более жертв. При этом особенно «отличались» выходцы из Прибалтики.

Cогласно архивным материалам, для массового убийства советских граждан в районе Жестяной Горки была сформирована тайлькоманда полиции безопасности и СД, в состав которой входили 33 выходца из Латвийской ССР. Все они представляли «вспомогательную полицию». На их совести не менее 2,6 тысячи жертв в районе Жестяной Горки, а также не менее 1,1 тысячи — в районе близлежащей деревни Черной. Причина же, по которой для совершения столь чудовищных преступлений были рекрутированы именно выходцы из Прибалтики, заключалась в том, что жителям Балтии была привита человеконенавистническая идеология еще в довоенный период.

Дело в том, что после провозглашения независимости в 1918 году все три балтийские «сестрицы» объявили курс на построение моноэтнических государств. И это при том, что в состав республик Балтии вошли территории компактного проживания этнически инородного населения. Так, в состав Латвийской Республики вошли земли Латгалии и некоторые районы Псковской губернии, основную массу населения которых составляли русские и евреи. В результате около трети населения Латвии составили национальные меньшинства. Доля русских превышала 12% от общей численности жителей республики. Чтобы вытеснить их, латвийское правительство провозгласило лозунг «Латвия для латышей». Это являлось не чем иным как отражением фашистской идеологии. И действительно, многие прибалтийские политики ориентировались на корпоративную систему по образцу фашистской Италии.

Особенно жестокой дискриминации подверглись русские и евреи, которых вообще не считали за людей.

В 1919 году было принято законодательство о гражданстве, в соответствии с которым значительная часть национальных меньшинств была лишена прав на латвийское гражданство. Как следствие, в 1920-х годах Лига Наций, управляемая Великобританией и Францией, зарегистрировала на территории Латвии 33,5 тысячи русских «неграждан», т. е. лиц, лишенных каких-либо гражданских прав. Конкретно речь шла о тех, кто получил документы под названием «нансеновские паспорта». Эти «паспорта», выдаваемые Лигой Наций, удостоверяли, что их владельцы не имеют никаких прав в стране проживания, за исключением «права» эмигрировать.

Фактически это было не что иное как международная легализация национальной дискриминации в мире и в прибалтийских государствах в частности. При этом реальная цифра тех, кто не имел гражданства в той же Латвии, была в несколько раз выше. Одно время она достигала 50–55% от общей численности более чем 200-тысячной русской общины Латвийской «республики».

При этом даже те русские и евреи, у которых было гражданство, подвергались сегрегации и дискриминации. За редким исключением, русские были лишены возможности владеть предприятиями на территории Латвии или входить в их руководство. Православные храмы и монастыри подлежали «национализации». За учебу в вузах русские и евреи должны были платить тройную плату. Постоянно сокращалось количество школ с обучением на русском языке.

В результате некогда самая образованная русская община к 1940 году оказалась национальной группой с самым низким уровнем грамотности. В политической сфере русских сначала ограничивали в праве на представительство в органах власти, а в 1934 году и вовсе лишили этого права. Все лидеры русской общины были брошены в Лиепайский концлагерь, специально созданный для «неблагонадежных».

В этот же период правительство республики всерьез рассматривало законопроект о стерилизации и сегрегации всех «преступников, евреев, негров, монголов и других подобных лиц». Под «другими подобными лицами» подразумевались русские.

На основе такой политики было воспитано новое поколение прибалтийских нацистов. История повторяется. Сегодня в той же Прибалтике реализуется та же самая политика, которая осуществлялась сто лет тому назад. Формируется новое поколение убийц и садистов.

«Принцип предупреждения преступления» гласит: чтобы предотвратить злодеяния будущего, необходимо осудить и наказать зверей прошлого.

Выбор читателя

Топ недели