Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Миротворцы остаются

02.12.2020 - 18:18   2 868БАБИЦКИЙ Андрей

То, что Майя Санду в должности президента Молдавии намерена добиваться вывода Оперативной группы российских войск (ОГРВ) из Приднестровья, сложно назвать новостью. То, что политик, считающий европейское направление для своей страны не только наиболее эффективным, но и единственно возможным, хотел бы избавиться от российского присутствия на территории, которую он считает частью молдавского государства, в общем, довольно логично. Было бы странно, если бы Молдавия продолжала движение в направлении гипотетического вступления в НАТО и ЕС, имея на борту российских миротворцев.

Казалось бы, ситуация как под копирку срисована с конфликтов в Грузии и на Украине, но это далеко не так. У молдавской истории есть своя специфика, и до сих пор неурегулированный конфликт между Молдовой и Приднестровьем является куда менее острым, нежели аналогичные конфликты на других территориях бывшего СССР. Столкновения с применением оружия летом 1992 года в Бендерах длились совсем недолго, и число жертв было не столь велико, как в Южной Осетии в августе 2008 года и тем более — в Донбассе за шесть с лишним лет гражданской войны.

21 июля 1992 года в Москве было заключено Соглашение о принципах мирного урегулирования, под которым поставили свои подписи президенты России, Молдавии и Приднестровья. На основании этого договора в зону конфликта вошли российские «голубые каски». В течение 25 лет российские миротворцы являются гарантами сохранения мира в разделительной зоне безопасности по Днестру, где они находятся совместно с военнослужащими Молдавии, Приднестровья и военными наблюдателями с Украины.

Вчера в интервью телеканалу «Молдова-1» Майя Санду заявила, что будет добиваться вывода российской группировки из Приднестровья: «Это официальная позиция Республики Молдова, которая не менялась, и я продолжу её продвигать. Эта оперативная группа должна быть выведена, боеприпасы должны быть вывезены. Очень важно восстановить территориальную целостность и независимость Республики Молдова».

Моментальной и крайне жёсткой оказалась реакция России. Официальный представитель российского МИД Мария Захарова подчеркнула, что провокационные заявления Санду направлены на подрыв усилий по мирному урегулированию. По её словам, присутствие ОГРВ обеспечивает миротворческий контингент РФ в составе совместных миротворческих сил: «Мандат миротворческой операции чётко увязывает продолжительность нашего участия в ней с выходом на политические договорённости об урегулировании конфликта. Пока до этого далеко».

Захарова также напомнила, что благодаря присутствию российских «голубых касок» в регионе уже в течение 25 лет сохраняется мир и не льётся кровь.

Кроме того, она обратила внимание на необоснованность аргумента, что вывод группировки необходим ещё и для ликвидации гигантского количества оружия, хранящегося на складах в Колбасне. Там находится более 20 тыс. тонн боеприпасов, которые свозились туда после вывода войск СССР из европейских стран. «При наличии соответствующих условий, как это было обозначено в документах Совета министров иностранных дел ОБСЕ в Порту в 2002 году, можно будет говорить о практических шагах на этом направлении. Напомню, что до 2003 года, пока такие условия существовали, было вывезено 42 железнодорожных состава с боеприпасами и военным имуществом», — сказала Захарова.

Между тем, несмотря на то что в политической повестке Молдавии сохраняется обязательный тезис о необходимости восстановления целостности страны, для молдавской политической элиты эта тема не является ни приоритетной, ни даже сколько-нибудь перспективной. Подобные заявления в значительном числе случаев являются пустой формальностью. Из Кишинёва сепаратистский регион видится окончательно отпавшим. Кстати, в интервью украинскому изданию «Европейская правда» Майя Санду говорила о Приднестровье как о самостоятельном политическом субъекте, провозгласившем свою независимость по собственной воле.

И это основной момент, который отличает приднестровский конфликт от украинского и грузинского. Там отрицают политическую суверенность сепаратистских регионов, утверждая, что за их спинами стоит Москва, и контакты между конфликтующими сторонами крайне ограниченны. Отношения же Тирасполя и Кишинева достаточно обширны, особенно в экономической сфере. Например, Молдова сертифицирует приднестровскую продукцию, чтобы её можно было экспортировать на Запад.

Подводя итоги, можно сказать, что заявления вновь избранного молдавского президента — это в целом дежурный жест, никого ни к чему не обязывающий. Я полагаю, что она сама прекрасно об этом осведомлена. Российские миротворцы находятся в Приднестровье на законных основаниях, что признаёт и молдавская сторона. И останутся там, пока не будет урегулирован конфликт, как это предусмотрено соглашением. А это ещё одна очень долгая, а скорее всего — нескончаемая история.

Выбор читателя

Топ недели