Следственный комитет приближается к маршалу Маннергейму

10.12.2020 - 18:42   5 244ГОРОДНЕНКО Юрий

Следственный комитет России возбудил уголовное дело, связанное с преступлениями 18-й армии вермахта на территории Ленинграда и Ленинградской области в 1941—1944 гг.

В то же время, пока идут следственные действия, сайт радио «Град Петров», принадлежащий Санкт-Петербургской митрополии, предлагает своим читателям «авторскую экскурсию» под названием «Маннергейм в Петербурге». Первым в списке «достопримечательностей» значится музей финского главнокомандующего. Он функционирует по адресу: Петербург, улица Шпалерная, 41. Здесь расположен отель «Маршал». Он назван в честь Маннергейма. Рядом со зданием отеля размещен бюст барона.

Цель «авторской экскурсии», которую предлагает радио «Град Петров», состоит в том, чтобы убедить: «Дорога жизни» через Ладогу была… «заслугой» финского маршала. Он якобы «сохранил» этот «коридор» для доставки грузов в Ленинград. Фактически способствовал его созданию. Больше того, «предупредил советское командование» о нацистских планах по блокированию «Дороги жизни» и тем самым сорвал их.

В этой связи нельзя не вспомнить о том, что в Уголовном кодексе РФ есть статья 354.1 «Реабилитация нацизма». Она предусматривает наказание за отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала в Нюрнберге. Нюрнбергский трибунал определил, что блокада Ленинграда являлась «преступлением против человечности (человечества)».

Это было самое крупное истребление жителей мирного города в истории человечества. Количество жертв блокады Ленинграда (от 1 до 1,5 миллиона) превзошло численность жертв атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, а также «ковровых бомбардировок» Гамбурга, Дрездена, Токио и целого ряда других городов вместе взятых.

Теперь о том, какое отношение к решению Нюрнбергского трибунала имеет проект «Маннергейм в Петербурге».

В материалы Нюрнбергского процесса был включен акт Парголовской районной комиссии ЧГК о злодеяниях финских оккупационных войск на территории Парголовского района Ленинградской области от 16 мая 1944 года. В нём представлены данные о том, как финские военнослужащие с помощью бомбардировок и артобстрелов целенаправленно уничтожали жилые и гражданские объекты Ленинграда и его пригородов. Цитата: «Финские мерзавцы применяли формы злодейских зверств в виде сбрасывания с самолетов детских игрушек, которые были начинены взрывчатыми веществами. В момент, когда дети поднимали эти игрушки, происходили взрывы, в результате которых дети гибли или же получали увечье, оставаясь калеками». Данная акция осуществлялась с санкции главнокомандующего финской армии маршала Маннергейма.

Следующие документы из сборника материалов Нюрнбергского процесса. Обращение командования группы армий «Север» к руководству вермахта от 28 августа 1941 года. Немецкие генералы предлагали не штурмовать город на Неве, а сосредоточиться на его блокаде и уничтожении гражданской инфраструктуры. Предполагалась, что гибель большого количества мирных жителей подтолкнёт советское руководство к сдаче города. От руководства вермахта ожидались установки относительно судьбы Ленинграда и его жителей после капитуляции. Подчеркнём: вопрос о полном уничтожении города здесь не ставился.

4 сентября 1941 года. В ставку финского главнокомандующего прибыл представитель Верховного командования вермахта генерал Альфред Йодль. Ему было поручено согласовать совместные действия против Ленинграда. В ходе переговоров Маннергейм взял на себя обязательство перерезать Кировскую железную дорогу, Беломоро-Балтийский канал и Волго-Балтийский путь. Забегая вперёд, заметим, что финская армия осуществила этот план и перерезала подступы к Ладоге с севера. В военном отношении эта операция не имела большого значения, но с учётом немецкого наступления на юге позволила перекрыть основные маршруты поставок грузов в Ленинград.

Маннергейм прекрасно осознавал, что это приведёт к голоду в городе. Особый же цинизм его поступку придавало то, что барон долгое время жил в Петербурге и «признавался» в «любви» к нему.

11 сентября 1941 года. По итогам переговоров Йодля и Маннергейма президент Финляндии Ристо Рюти направил меморандум руководству «Третьего рейха». В документе, переданном через германского посланника в Хельсинки, содержалось следующее предложение: «Ленинград надо ликвидировать как крупный город… Если Петербург не будет больше существовать как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке». Впервые в официальном документе предлагалось полностью уничтожить город на Неве и его население.

Как следствие, в ответ на обращение руководства группы армии «Север» от 28 августа 1941 года последовали директивы начальника штаба военно-морских сил Германии за № 1601 от 22 сентября 1941 года и приказ верховного командования вермахта за № S.123 от 7 октября 1941 года. Они ретранслируют финское предложение в виде императивного указания: капитуляцию Ленинграда не принимать, город «стереть с лица земли». Ссылки на данные документы попали в обвинительное заключение и приговор Нюрнбергского трибунала.

Справедливости ради надо признать, что финский главнокомандующий не попал на скамью подсудимых в Нюрнберге. Но отнюдь не из-за своей «невиновности». Просто с началом Нюрнбергского процесса в ноябре 1945 года он уехал «лечиться» (а по сути — сбежал) сначала в Португалию, затем в Швейцарию. Эти государства не признавали правомочность Нюрнбергского правосудия и предоставляли политическое убежище преступникам из стран Оси. В этих странах финский маршал скрывался до своей смерти в 1951 году.

В этой связи уголовное дело, возбуждённое Следственным комитетом, даёт надежду, что правосудие, наконец-то, восторжествует в отношении всех военных преступников. И тогда ни у кого не возникнет соблазна увековечивать память о них.

Выбор читателя

Топ недели