Париж как «маленький Тель-Авив»

03.03.2021 - 17:03   1 860СОКОЛОВ Максим

Сенсационное сообщение, что впервые во французской истории бывшего правителя страны, т. е. президента Николя Саркози, присудили к тюремному сроку, не вполне точно — во французской истории бывало и не такое.

В 1793 году низложенного короля Людовика XVI присудили к гильотине, по сравнению с чем наказание для Саркози — два года условно плюс год под домашним арестом с браслетом на ноге — выглядит ещё довольно гуманно. Во всяком случае, Гревская площадь Саркози не грозит — во всём видна гуманность.

Но то, как бывшего президента республики вели к нынешнему наказанию, действительно впечатляет. Попытки засадить его в тюрьму начались сразу после того, как он проиграл президентские выборы 2012 года, т. е. девять лет без малого. И весь этот период Саркози вызывали в прокуратуру, бывало, что и кратковременно задерживали, потом отпускали, потом снова вызывали, etc. У французских телевизионщиков для таких новостей была стандартная картинка, представляющая Саркози в спортивных беговых трусах. То ли как иллюстрация к русской пословице «яко благ, яко наг», то ли намёк на его склонность к побегу.

Но тягали его то по одному, то по другому делу — и всё насчет финансирования политики, причём в качестве финансистов фигурировали то совладелица L’Oréal миллиардерша Лилиан Беттанкур, то не менее богатый (в то время) полковник Каддафи, впоследствии грязно кинутый Саркози, то иные знатные люди. Довело же его до срока обвинение в том, что он пытался коррумпировать судейских и прокурорских, суля им важные должности на Лазурном Берегу.

Всякую мелочь, вроде того, что, будучи уже частным лицом, он трудился на благо страховой фирмы «РЕСО-Гарантия» (хотя в чём тут грех, непонятно), излишне уже и вспоминать.

Хотя Саркози не первый, чей пример наглядно учит, что неловкое пополнение партийной кассы доведёт до цугундера. Его предшественник по Елисейскому дворцу Жак Ширак получил условный срок за партийные негоции с муниципальными квартирами, которыми он занимался, ещё будучи парижским мэром. Премьер (при Шираке) Ален Жюппе тоже был осуждён за сходные дела, а также множество иных нотаблей.

Справедливость требует отметить, что преемник Саркози Франсуа Олланд избежал знакомства с Фемидой. То ли потому, что кристальный человек, то ли потому, что кристальный чудак, который даже на конкурсе чудаков займёт второе место.

Вся эта парижская борьба с коррупцией интересна тем, что есть много стран со сходной культурой и обычаями (одна Италия чего стоит), однако там не тягают и не сажают. Очевидно, предпочитая иные способы борьбы. Зато Франция с удивительной точностью воспроизводит нравы, царящие в Святой земле.

Действующий премьер Натаньяху не вылазит из судов, где его обвиняют в коррупции. Бывший премьер Ольмерт (предшественник Натаньяху) был осуждён по обвинению в коррупции во время службы мэром Иерусалима. См. идентичный казус Ширака.

Несколько разнообразит унылую картину казус израильского президента Моше Кацава, осуждённого за неистовые домогательства к сотрудницам. Но возможно, и в Париже всё ещё впереди, а историческая традиция домогательств во Франции богатая. Опять же, есть история 2012 года с Домиником Стросс-Каном, которого все прочили в мощные кандидаты от социалистов, но Доминик покусился на горничную-негритянку в отеле, в результате чего кандидатом от социалистов стал неудалый Олланд.

При этом мотивацию израильской борьбы с жуликами и ворами никто особенно не скрывает. Борьба за власть и устранение соперника. Или, по крайней мере, причинение ему больших трудностей. Если же соперник слаб и явно не канает, можно дело прекращать или вовсе не начинать. См. вышеприведённый пример чудака Олланда.

Издавна — уже более двух веков — бытует выражение «маленький Париж». Так называют города, своим обаянием имеющие нечто общее с большим Парижем: Лейпциг (ещё у Гёте), Бухарест (с конца XIX века) и даже Краснодар советского времени.

Нынешние политико-судебные нравы позволяют с тем же основанием именовать Париж «маленьким Тель-Авивом». Совершенно сходное обаяние.

Но тогда история Саркози довольно понятна. Близится весна 2022 года (всего год остался), когда во Франции должны пройти президентские выборы. И личные качества президента Макрона, и внешние, не зависящие от него обстоятельства таковы, что второй срок ему очень сильно не гарантирован. Естественно же в таком случае применять израильскую методу отстрела потенциальных соперников. Тем более что она уже была применена в 2017 году и сработала.

Есть только одна проблема. Если в 2022 году Макрона не переизберут, к нему с большой вероятностью могут быть применены те же приёмы, что и к Саркози. Традиция хорошо зашла — и зачем же её прерывать?

Выбор читателя

Топ недели