Ушел американец, взорвавший Ближний Восток

03.07.2021 - 23:19   4 413МОЖЕГОВ Владимир

Умер Дональд Рамсфелд — человек, знаковый для американской внешней политики. Человек, бывший на посту министра обороны в самый темный для новейшей истории Америки день 11 сентября 2001 года и сыгравший ключевую роль в последовавшей за ним войне США на Ближнем Востоке.

Еще более важный, как нам видится, момент биографии Рамсфелда — его тесная связь с неоконами: политической сектой, несущей, наряду с самим Рамсфелдом, всю тяжесть ответственности за ближневосточный хаос 2000-х.

При этом сам Рамсфелд не был выходцем из Восточной Европы, как большинство неоконов, он был скорее паровозом, затащившим всю эту пеструю компанию во власть. Или, точнее сказать, фасадом, за которым те могли вышивать свои прихотливые узоры интриг как во внутренней, так и во внешней политике США, ввергая в пожары войны целые регионы.

Восход Рамсфелда на американский политический олимп также любопытен, и внимательное изучение его биографии могло бы приоткрыть нам некоторые тайны американской политики и механизмы ее устройства. Будучи еще молодым конгрессменом, Рамсфелд посещал семинары в Чикагском университете, где познакомился с Милтоном Фридманом и обрел тесные связи с Чикагской школой экономики, крайне влиятельной неолиберальной силой, непосредственно курируемой крупнейшими банкирскими домами Америки.

С этого времени Милтон Фридман всегда покровительствовал Рамсфелду. Там же, в Чикаго, на соседней кафедре политической философии, бывшие приверженцы Льва Троцкого, будущие неоконы, под крылом своего нового духовного гуру Лео Штрауса обсуждали пути захвата политической власти в самой сильной стране капиталистического мира. Рамсфелд окажется прочно связан и с этими замечательными людьми. Так завязывались узлы будущей карьеры этого единственного в американской истории человека, дважды побывавшего на посту министра обороны. Так скрещивались орбиты людей, звездный час которых совпадет с самым мрачным днем новейшей истории Америки — 11 сентября 2001 года.

Но до этого было еще далеко. В 1969-м конгрессмен Рамсфелд принимает приглашение в администрацию Никсона и приводит в качестве своего сотрудника другого молодого конгрессмена-республиканца, Дика Чейни. При следующем президенте, Форде, Рамсфелд займет сперва место главы администрации, а в 1974-м пересядет в кресло министра обороны, став самым молодым человеком в этой должности в истории США. А на освободившемся месте главы администрации окажется Чейни. В должности шефа Пентагона Рамсфелд будет вести политику в отчетливо неоконсервативном духе: переход на полностью наемную армию, увеличение оборонного бюджета, направленного против СССР, курс на гонку вооружений, призванную в первую очередь истощить и подорвать советскую экономику.

Впрочем, на этом посту Рамсфелд пробудет недолго. На тот же небольшой срок (с января 1976 по январь 1977 года) всегдашний соперник Рамсфелда, Джордж Буш — старший, станет директором ЦРУ. Однако для будущих судеб Америки эта пара лет будет значить очень много. Приход к власти «партии неоконсерваторов» в эпоху Буша-младшего, несомненно, многими нитями будет связан с деятельностью Разведывательного управления, всегдашнего тайного центра неолиберальных проектов.

Рамсфелду будут покровительствовать и после того, как он оставит пост министра. Ему предоставят синекуру в лекарственном бизнесе, в должности председателя Gilead Sciences, Inc. (корпорации, которая скоро обогатится на птичьем гриппе). Одновременно Рамсфелд продолжает работать в Белом доме «на полставки», состоя в многочисленных советах, организациях и комиссиях (в том числе Совете по международным отношениям) — типичная для неоконов схема.

В 1980 году уже вполне сформировавшаяся к тому времени «неоконсервативная партия» помогает Рейгану прийти в Белый дом и впервые получает в свои руки серьезные рычаги власти. Это время начала затяжной ирано-иракской войны, в которой США выступят на стороне Ирака. Чейси возглавит в это время политический комитет Республиканской партии. Рамсфелду же Рейган поручит деликатную миссию: встретиться с Саддамом Хусейном как важнейшим союзником США в регионе, предложив ему американские деньги и всемерную поддержку.

Именно в это время закладывается фундамент ближневосточной катастрофы американской политики, которая отныне навсегда окажется связанной с фигурой Рамсфелда. В свое время острый на язык и любящий говорить откровенно Никсон выскажется о Рамсфелде: «Он безжалостный маленький ублюдок. Можете быть в этом уверены». Темная роль Рамсфелда будет обнаружена, когда, уверенный в полной поддержке своего союзника, США, Саддам двинет в Кувейт, свою бывшую провинцию, и будет жестоко обманут. В это время президентом страны является бывший соперник Рамсфелда Буш-старший, а министерство обороны возглавляет бывший его протеже Дик Чейни.

Милтон Фридман, всегдашний покровитель Рамсфелда, говорил позднее, что рассматривал выбор Рейганом Буша как «наихудшее решение его президентства», что, поставь Рейган на Рамсфелда, тот бы выиграл выборы и был бы на посту президента предпочтительней: «Если бы его выбрали, печальный период Буша — Клинтона никогда бы не наступил». Двусмысленные, скажем так, выводы. Очевидно одно: если бы Рамсфелд стал президентом вместо Буша (в 1988 году он действительно начал было свое выдвижение, но довольно быстро сошел с дистанции еще до начала праймериз), неоконы получили бы в свои руки власть гораздо раньше и привели бы мир к полномасштабной катастрофе гораздо надежнее, чем это у них получилось в начале двухтысячных.

Буш-старший был человеком всё-таки более осторожным. И свою войну в Ираке (к огромному разочарованию неоконов) до полномасштабной наземной операции не довел. Рамсфелд же вернулся в Белый дом в качестве министра обороны уже в 2001 году вместе с Бушем-младшим и его вице-президентом Диком Чейни, который и рекомендовал его Бушу на должность. А вместе с Рамсфелдом в кабинеты Пентагона хлынула вся неоконсервативная рать. Говорят, сам министр был ошарашен стремительностью этого захвата и, бродя по кабинетам Пентагона, ворчал, что министерство превратилось во фракцию партии «Ликуд». Совсем скоро, 11 сентября 2001 года, произойдут всем известные события, и мечты неоконов о полномасштабной войне на Ближнем Востоке начнут наконец сбываться.

Сам Рамсфелд (со своим замом Полом Вулфовицем) становится в это время ярым сторонником войны с Ираком. Когда же его недоуменно спрашивали, при чем тут Ирак, если виновен Бен Ладен, он, не мудрствуя лукаво, отвечал: в Афганистане бомбить практически нечего, то ли дело Ирак! Об этом, в частности, рассказывал Ричард Кларк, в то время координатор Белого дома по борьбе с терроризмом.

Затем последовала война в Ираке, заведшая американскую политику в тупик и открывшая ящик Пандоры, из которого вылетел темный дух ИГИЛ* и целая россыпь конфликтов, не затухающих доныне. Этой катастрофы Рамсфелд уже не пережил. И хотя Буш с завидным упорством отстаивал своего министра, Рамсфелду пришлось уйти в отставку в 2006-м.

После отставки Рамсфелд приложил много усилий, чтобы оправдаться за иракскую авантюру, но сделать это ему, кажется, так и не удалось. Такой уж была его роль — стать мальчиком для битья, фасадом, за которым энергичные и менее заметные люди будут обстряпывать свои серьезные и «важные для дела мира» делишки.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.