Вода, еда и дрова. Как мы выживали в Мариуполе

09.08.2022 - 18:11   2 742СКОРОХОД Виталий

Война ворвалась в Мариуполь 26 февраля. Большинство мирных жителей ожидали, что военная операция закончится в считанные дни, однако, она растянулась на целых два месяца. Горожане оказались практически в полной блокаде - без воды, газа, электроэнергии, отопления, продуктов питания и медикаментов.

Главными проблемами, кроме непрерывных обстрелов, для всех стали отсутствие еды и холод. Многие не успели запастись продуктами питания, а с началом войны все продовольственные магазины прекратили работу. Бандеровцы повыносили из них алкоголь, сигареты, консервы, колбасы, а оставшееся разобрали местные жители. Но этих жалких остатков хватило не всем и было их немного. После отключения электроэнергии продукты в холодильниках и морозилках стали быстро портится, да и не у всех были запасы. Обычно у каждой семьи имелось на хозяйстве несколько килограмм макарон, картошки, круп, муки, немного мяса и колбасы, пару банок консервов и домашние закатки.

Пополнить запасы оказалось негде и продукты быстро заканчивались. Люди делились с соседями своими продуктами и готовили их вместе на огне. Ели обычно два раза в день – утром и в обед. Вечером грели чайник и доедали то, что оставалось с обеда (если оставалось). Хлеба не было. На огне пекли лепешки из муки. Постоянно ощущалось чувство голода, а ночью снились гастрономические сны. В самом тяжёлом положении оказались дети и подростки. Особенно не хватало белков. Из жиров имелось только подсолнечное масло. Чем питались дети до года, когда закончились смеси – даже не представляю. Практически все местные жители за два месяца боёв потеряли по 10 и более кг массы тела, а некоторые оказались совершенно истощены.

Страдали от голода и домашние животные. Запас кормов закончился, а пополнить не было невозможно. Наша кошка, которая раньше очень привередливо относилась к питанию, теперь ела вместе с нами суп, кашу и макароны, заправленные постным маслом.

Одной из самых насущных потребностей была вода. В Мариуполе нет питьевой воды и её всегда покупали в бутылях или в специальных ёмкостях в магазинах, либо ставили дома системы обратного осмоса для её очистки. Теперь это превратилось в жизненно важную проблему. В некоторые районы несколько раз приезжали пожарные машины или специальные машины для развоза воды, но это было нерегулярно из-за постоянных обстрелов. Воду добывали в окрестных колодцах, а во время сильных обстрелов, когда нельзя было выйти из подвалов, сливали её из системы отопления. Употребление такой воды довольно серьёзно сказалось на состоянии пищеварительной системы. Фактически все страдали от нарушения пищеварения, болей в животе, диареи.

Кроме продуктов и воды, существовала ещё одна проблема. Для того, чтобы приготовить пищу нужны были дрова. Поначалу мы собирали хворост, искали какие-то доски, выносили из квартир старую мебель. Рыскали по всем окрестностям в поисках чего-то горючего. Пищу готовили все вместе по очереди на мангалах и очагах, чтобы сэкономить топливо. В апреле, когда дома вокруг поразносило обстрелами и появилось множество поваленных деревьев, найти дрова оказалось проще.

Деньги утратили всякое значение, так как купить за них было просто нечего. Главными ценностями стали банка консервов, бутыль воды, большая доска.

Одной из угроз здоровью была низкая температура. С 10 марта она упала до минус 12 градусов и морозы держались на протяжении пяти дней. В квартирах температура составляла +2-4 градуса. Дома ходили в свитерах и куртках, грелись у огня, когда готовили еду. Спали все вместе в спортивных костюмах под несколькими одеялами и пледами, завернувшись с головой. Что характерно, в таких условиях практически ни у кого не возникало простудных заболеваний, даже дети болели очень редко.

Объяснить это можно тем, что из-за непрерывных обстрелов мы всё время находились под адреналином. Отсутствие всевозможных простудных заболеваний было характерно для солдат во время Великой Отечественной войны. Находясь на передовой в окопах, организм мобилизовывал все свои защитные силы и легко справлялся со всевозможными вирусами и микробами. Впрочем, в низкой температуре был и свой плюс. Это позволило избежать массовой вспышки кишечных инфекций. Хотя готовая еда не залёживалась и съедалась в тот же день.

Все аптеки закрылись уже к 28 февраля. Пополнить домашние аптечки было больше негде. Впоследствии аптеки взламывали солдаты ВСУ и «азовцы», выгребая из них обезболивающие и седативные препараты, шприцы, системы для внутривенных инфузий, стерильные растворы, антисептики. После прекращения мобильной связи от Киевстар исчезла возможность вызвать «скорую помощь».

В ходе боёв большинство больниц, поликлиник и врачебных амбулаторий было разрушено. Серьёзно пострадал перинатальный центр, третья горбольница, больница МВД, три подстанции скорой помощи. Часть машин скорой были конфискованы бандеровцами для своих нужд. На весь город осталось всего четыре машины, но вызвать их не было возможности. Даже в этих условиях продолжали работать медики второй горбольницы и больницы скорой помощи, но медицинская помощь оказывалась только раненым. Добраться до больницы под обстрелами было очень сложно.

В наиболее тяжёлом положении оказались старики с хроническими заболеваниями. Они умирали из-за отсутствия медикаментов и врачебной помощи. Наиболее частыми причинами смерти были сердечные заболевания, инсульты и рак. Постоянно гибли люди от обстрелов и бомбёжек. Только в нашем подъезде девушка погибла, наехав машиной на украинскую противотанковую мину, а парня убило осколком. И такие смерти происходили повсеместно. Минно-взрывные травмы, осколочные и пулевые ранения, переломы, травматическая ампутация конечностей, ожоги, наблюдались ежедневно. На этом фоне о ковиде вспоминали, как о глупой шутке.

Все, кто выжил в этом аду, получили довольно серьёзные проблемы со здоровьем. Очень много раненых, которым требуется реабилитация и дополнительные операции. У каждого из жителей города развилось посттравматическое стрессовое расстройство – ПТСР, требующее работы с психологами и медикаментозной терапии. Практически у каждого от холода возникли проблемы с суставами– артриты и артрозы. У всех имеются нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта: гастриты, панкреатиты, нарушения функций печени.

Большинство детей, перенёсших обстрелы и бомбёжки, страдают от нарушения сна, имеют расстройства нервной деятельности. Всё это требует врачебных консультаций и медикаментозной терапии. Местные медики и врачи из России уже развернули консультативную помощь, ведут приём пациентов, начали работать больницы и аптеки. Детей вывозят для оздоровления в российские лагеря. Но процесс реабилитации выживших жителей требует времени, материальных средств и специалистов.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.