Издержки глобализации О мировом энергетическом кризисе.

16.08.2022 - 16:15   1 404ЛЕКУХ Дмитрий

Как пишет американское издание Business Insider с весьма солидной в данном конкретном случае ссылкой на аналитическую записку Bank of America, который и раньше характеризовал ситуацию на энергетических рынках Европы как «плохую», этот тренд несколько изменился. И из просто «плохой» ситуация на энергетических рынках Европы теперь становится «ужасающей». Винят, кстати, аналитики Bank of America в происходящем, естественно, Россию. Но это, извините, уже вопрос пережёванный: никому, в том числе и в России, уже не очень интересно, на кого именно американские инвестиционные институты собираются перекладывать вину за предстоящую катастрофу.

Хотя причины сначала газового, а теперь уже и полноценного энергетического кризиса в Европе вполне очевидны. И начался он не только до российской СВО на территории бывшей Республики Украина, но даже ещё до отказа Германии сертифицировать полностью готовый к запуску газопровод «Северный поток — 2». И тут не надо ничего выдумывать — достаточно сопоставить постепенный отказ стран Европы под давлением Лондона и Брюсселя от нефтяной формулы цены и динамику формируемого с этого самого момента финансовыми спекулянтами в Лондоне, на бирже ICE, движения газовых цен.

Здесь важнее другое.

Во-первых, подобные попытки подстелить соломки под экономические и политические последствия европейской энергетической катастрофы говорят прежде всего о том, что уже и совершенно упоротые в своей экономической идеологии институты, подобные Bank of America, считают эту самую надвигающуюся катастрофу фактически неизбежной.

А во-вторых, у таких изданий, как Business Insider, внезапный интерес к данной проблематике связан исключительно с теми (вполне, кстати, прагматическими) соображениями, что одной Европой дело, к сожалению, не ограничится. Потому как экономический катаклизм подобного масштаба вряд ли сможет пройти бесследно для всей глобальной экономики. При таком падении лицом в лужу, да ещё и с такой массой падающего тела, поверьте, просто даже чисто технически невозможно не забрызгать весь окружающий (по крайней мере «глобальный западный») мир. Да и нам, в общем, тоже, конечно, достанется, хоть и не так ударно.

Но об этом чуть ниже.

Пока же просто обратим внимание на первые фактические признаки перехода газового европейского кризиса на глобальный уровень, отдельно отметив, что это уже даже не прогноз, а вполне совершившийся факт.

Сейчас попробуем пояснить, что называется, на пальцах. Поскольку Nord Stream 2 для правящей германской полузелёной коалиции до сих пор абсолютное табу, Siemens так и не вернула «Газпрому» турбину для первого Nord Stream и никуда не делись проблемы ни на Гронингене, ни на норвежском шельфе, да и у Алжира с Марокко междусобойчик никак не заканчивается, а ПХГ заполнять всё равно как-то надо, богатые государства ЕС не нашли ничего более умного, чем просто, как и велели изначально старшие заокеанские партнёры, сделать ставку на СПГ.

И тут уже не так, кстати, важно, чтобы это был «правильный демократический сланцевый газ»: в настоящее время американские и российские производители СПГ пилят между собой европейские рынки в каком-то воистину изумительном и трогательном единодушии. По крайней мере, ещё в I квартале импорт СПГ в ЕС, судя по официальной информации Еврокомиссии, увеличился на 72%, до 30 млрд кубов. Основной поставщик при этом, естественно, США — за что, собственно, и боролись.

А вот на втором месте и вполне со схожими показателями, извините, Россия. Хотя Российская Федерация и подсанкционна, да и на глобальных рынках СПГ по историческим меркам пока ещё новичок.

Тут хуже другое. Наши европейские коллеги, применяя такие методы, как-то упускают из вида, что на дефицитном рынке конкуренция всегда идёт не между производителями, а между потребителями. И когда европейские концерны выходят на рынки с предложением о перекупке СПГ, предназначенного для третьих стран, с ценой, примерно сопоставимой в пересчёте с $2 тыс. за 1 тыс. кубов, то это, естественно, вызывает панический рост цен на СПГ в государствах Юго-Восточной Азии. И отнюдь не случайно Япония напрочь отказывается (хоть чучелом, хоть тушкой) выходить из российских теперь уже, а не международных (после соответствующих указов Путина) проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Абсолютно здоровый национальный эгоизм. Ибо деньги-то у японцев есть, и достаточно, и в том числе чтобы с европейцами поконкурировать. То же самое касается и Южной Кореи, у которой тоже всё в порядке с финансами. А вот со сжиженным газом на мировых рынках наблюдается некоторый чисто физический, а отнюдь не финансовый дефицит.

Словом, ЕС сейчас в очередной раз демонстрирует миру, как на самом деле выглядит «западная солидарность». Это, простите, типичный закон курятника: пихни посильнее ближнего, нагадь на голову нижнему.

В принципе, мы нечто подобное уже наблюдали. Причём совсем недавно — на предыдущем витке газового кризиса в Европе, ещё прошлой осенью. А теперь только представьте, во что эта неписаная красота может вылиться (если на Старом континенте не принять никаких по-настоящему радикальных мер) уже предстоящей зимой. Ну а если почти гарантированно не можешь справиться с ситуацией — пора назначать виновных. К тому же русские этими самыми виновными уже назначены.

И довольно давно.

Чем, собственно, американское издание со ссылкой на аналитическую записку Bank of America сейчас и занимается. Нормальная, в общем, тема. Издержки потихоньку заканчивающейся глобализации: перед тем как давать по тапкам, надо ещё какое-то время, извините за сленг, максимально захеджировать риски — хотя бы в информационном пространстве.

И уж после рубить хвосты.

И тут только одна проблема: глобализация, как выясняется, как естественный экономический процесс оказалась существенно глубже глобализации как инструмента чисто западного управления и доминирования. Тут не надо ничего придумывать, довольно посмотреть на нынешние проблемы с глобальной логистикой, из-за которой региональные экономики так страдают. Причём даже технологические цепочки рвутся в самых неожиданных для этих экономик местах. И наши бывшие друзья из ЕС могли бы хотя бы у своих австралийских партнёров поинтересоваться, как у их аборигенов выглядит древнее боевое оружие бумеранг.

Так вот, в экономике это выглядит примерно так же.

Кстати, об Австралии.

Австралия тут, помимо всего прочего, ещё и отличный пример: эта страна, как один из крупнейших игроков на мировых рынках СПГ, не так давно официально объявила, что для защиты внутреннего рынка намерена не только не наращивать, но даже существенно сократить свои весьма значительные экспортные поставки.

Да, Австралия практически не поставляет СПГ в Европу — у них немного другие рынки.

Но учитывая фактический вывод газового кризиса в Европе теперь уже и на глобальный уровень, а также резко возрастающий в связи с этим дефицит на рынках СПГ в Юго-Восточной Азии, с интересом ждём её реакции на происходящее.

Что же касается нас, то мы совершенно правильно сейчас перенацеливаем свои энергетические потоки на азиатские и иные рынки. А также прямо сейчас развиваем изо всех наших сил рынки внутренние: знаменитую «путинскую газификацию» тоже пока что никто вроде не отменял.

И дело тут вовсе не в том, что мы опасаемся, что Европа сумеет включить обещанный режим экономии и постепенно откажется от тоталитарного русского газа. При существующих трендах европейские рынки могут отвалиться и самостоятельно: если, допустим, встанет европейская промышленность, то упадёт и спрос. И в текущих обстоятельствах исключать подобное развитие событий было бы несколько неосмотрительно. Верить в это, конечно, не очень хочется. Потому что континентальная Старая Европа, помимо всего прочего, — это ещё и наши традиционные рынки.

Но исключать нельзя.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.