Горбачёв забрал с собой эпоху

02.09.2022 - 20:33   3 210ИВАНОВ Андрей

30 августа умер первый и последний президент СССР Михаил Горбачёв. Его смерть можно считать символической отметкой в историческом процессе, означающей переход к совершенно новой эпохе. Уход бывшего лидера государства — это некая зримая черта под многолетними ожесточёнными дискуссиями о причинах нынешнего положения дел, за этим порогом главный вопрос будет исключительно о будущем.

К Горбачёву мало кто у нас в стране и на всём постсоветском пространстве относится равнодушно. Скажем прямо, многие его не то что не любят, а откровенно ненавидят. Причем независимо от политических убеждений, национальности, конфессиональной принадлежности, места проживания. Ностальгирующие по советскому проекту и те, кто не особо жалеет о его завершении. Верящие в возможность возрождения единой страны и те, кто считает необходимым направить усилия на развитие нового независимого государства, образовавшегося в результате развала. Наследники западников и славянофилов, левые и правые. Немало людей буквально проклинают Горбачёва в Армении и Азербайджане, в Абхазии и Грузии, в Донбассе и на западе Украины, в Прибалтике и Туркмении.

Причина понятна. Распад СССР стал подлинной катастрофой для подавляющего большинства честных тружеников на одной шестой части суши. Все новые республики столкнулись с экономическим упадком, разгулом бандитизма, а многие ещё с появлением и бурным ростом популярности идей религиозного радикализма, сепаратизма, оголтелого национализма. И какие бы идеи для новых государств ни находились, никто не вышел без потерь. Долгие годы потребовались, чтобы вылезти из-под обломков обрушившейся конструкции и начать восстановление буквально всего и вся. Народного хозяйства, законности, общественной морали, самих правил человеческого общежития.

И ведь эта беда будто была организована умышленно. Все задаются простым вопросом, как всего за несколько лет можно было довести до полного краха вполне себе благополучную страну?

Никто не спорит, что к 1985 году у Советского Союза было много очень серьёзных внутренних противоречий, системных нарушений в экономике. К тому же было и колоссальное внешнее давление. Но с другой стороны, а у какой большой державы всего этого нет? Неужели тогда или сейчас не было ни брожений в обществе, ни перекосов в распределении ресурсов, ни внешней угрозы для ведущих государств Запада?

А сколько у СССР зато было конкурентных преимуществ! Многие страны ни тогда, ни сейчас, спустя даже 27 лет поступательного мирного развития, не могут похвастаться теми благоприятными условиями для укрепления государственного единства, которые были у Советского Союза. Вторая экономика мира, большие объединения союзников вроде Организации Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи, развитые наука и промышленность, богатая культурная жизнь…

Это не говоря про другие немаловажные вещи, о которых многие до сих пор только мечтают. Например, советское общество было почти стопроцентно грамотным, а немало граждан имели и высшее образование! Мужчины и женщины имели равные права, не было межнациональной розни, межрелигиозной ненависти. Почти все жители многонационального СССР свободно владели государственным — русским — языком.

Посмотрим, для примера, на Индию. Как язык межнационального общения там используется английский, который почти ни для кого не родной. Просто потому, что даже самым распространенным — хинди — владеет всего 40% населения. Страна еще разделена на регионы, многие из которых исторически не имели между собой ничего общего. Общество до сих пор раздирают, помимо классовых противоречий, старые раны религиозных и национальных конфликтов. И к этому добавляется кастовое деление, которое формально отменено, но продолжает-де-факто существовать. И таких примеров в мире очень много. Но за счёт общего для всех модернизационного проекта развития единство государств сохраняется.

Свой модернизационный объединяющий проект был и у Советского Союза. Причём такой, который был привлекателен чуть ли не для половины мира. Страны Восточной Европы, Азии, Латинской Америки, получившие независимость бывшие колонии в Африке активно перенимали советский опыт. Казался он привлекательным в среде как интеллектуалов, так и рабочего класса в Западной Европе.

И вот, спустя всего пару лет, по окраинам СССР начались какие-то совершенно невообразимые вещи. Конфликт в Нагорном Карабахе, требования об отделении в Прибалтике, погромы в Азербайджане, беспорядки в Грузии, раскол республики по реке Днестр в Молдавии… К этому добавились тотальный дефицит товаров и продуктов питания по всей стране. А в ответ Михаил Горбачёв только произносил малопонятные речи о социализме с рыночной экономикой, которые на фоне происходящего казались откровенной маниловщиной и пустой болтовнёй.

Сейчас многие учёные склонны видеть причины развала в том, что Горбачёв, как говорится, поставил телегу впереди лошади. То есть взялся реформировать политическую надстройку, не создав для преобразований экономического базиса. В отличие, например, от зачинателя китайских реформ Дэн Сяопина, лидера Сингапура Ли Куан Ю или премьера Малайзии Махатхира Мохамада. Они решили вначале создать класс низовых собственников, а уж потом наделять их различными правами и свободами. Кстати, не только для строительства социализма с китайской спецификой, но и для вполне себе капиталистических обществ Сингапура и Малайзии лидеры активно использовали опыт ленинской новой экономической политики (НЭП). То есть советские подходы и идеологемы были вполне пригодными. И это придаёт особый трагизм всей ситуации.

С другой стороны, в принципе нельзя обвинять одного Горбачёва в развале Советского Союза и тем более в последующих несчастьях. Для самого появления такого лидера деградировать должна была вся система. В прошлом году на 101-м году ушёл из жизни Егор Кузьмич Лигачёв. С 1985 по 1990 годы, то есть большую часть времени правления Горбачёва, Лигачёв был вторым человеком в ЦК КПСС. Последние лет 15 его жизни я общался с ним. И конечно не мог удержаться от вопроса, зачем Егор Кузьмич помог восхождению Горбачёва к власти. И зачем в то же время он рекомендовал перевести Бориса Ельцина из Свердловска на работу в Москву? Так вот, Лигачёв отвечал просто. Да, признавал, он, Горбачёв и Ельцин сыграли отрицательную роль в истории. Но тогда других кадров просто не было.

То есть верхушка политического истеблишмента страны строила кадровую политику по принципу «на безрыбье и рак рыба». Я утрирую? Тогда вспомните пресс-конференцию членов ГКЧП, где у вице-президента СССР Геннадия Янаева тряслись руки, а говорил он что-то совершенно невнятное. Журналисты спрашивали, если Горбачёв отстранён от власти по состоянию здоровья, то где медицинское заключение? А члены высшего руководства страны, вошедшие в ГКЧП, не могли ответить. Затеяли наскоком взять власть, а подготовить справку не смогли.

А как ликовали депутаты, когда 12 июня 1990 года приняли Декларацию о государственном суверенитете России! Тот документ провозглашал верховенство законов РСФСР над законами СССР. Фактически Российская Федерация первой вышла из Советского Союза, но об этом народные избранники, голосовавшие за Декларацию, похоже даже не задумывались. Само слово «суверенитет» грело им душу.

Да и Беловежские соглашения не имели бы никакой юридической силы, если бы их не одобрил высший орган государственного управления — союзный парламент. Который после голосования за развал страны самораспустился.

Так что стоит ли валить всё на Горбачёва? Он был плоть от плоти всей государственной системы того времени. А система просто сгнила. И Союз распался именно из-за этого. Ведь российская история не раз доказала, что никакие внутренние волнения, ни даже иностранные нашествия сами по себе погубить государство не могут. А вот когда элиты погружаются в какой-то странный анабиоз и теряют всякую адекватность, то всё разваливается очень быстро.

Так было в Смутное время, когда бояре присягали то одному Лжедмитрию, то другому, при этом думали навязать народу католичество и стремились выгоднее продаться полякам-интервентам. Так было в феврале 1917 года, когда ближайшее окружение царя уговорило его отречься от престола, а потом само для себя открыло, что никакого дальнейшего плана действий просто нет. Отсюда и такое странное название наспех собранного Временного правительства. То же самое было и в 1991-м.

В этом году один за другим скончались участники совещания в Беловежской пуще в декабре 1991 года. 3 мая в родном Минске умер тогдашний лидер Белоруссии Станислав Шушкевич, 10 мая в Мюнхене оборвался жизненный путь первого президента Украины Леонида Кравчука, а 19 июня во время поездки в Баку умер бывший зампредседателя правительства РСФСР Геннадий Бурбулис. Смерть Михаила Горбачёва будто находится в одном ряду ухода в мир иной первых лиц, причастных к распаду СССР.

Скажу, что я отнюдь не сторонник нумерологии и попыток искать некие волшебные знамения в тех или иных событиях. Но смерти первых лиц Союза, ушедших в силу объективных причин (люди были очень пожилые), участвующих в распаде страны, безусловно стали символом перехода к новой эпохе. В силу простого течения времени окончательно уходит не только советская эпоха, но и постсоветская.

Во многом общественная жизнь, внутренняя и внешняя политика последних трёх десятилетий строилась на преодолении последствий разрушения СССР. Все идеологические построения были основаны именно на этом и во многом людьми, которые опирались на воспоминания о последних годах существования единой страны.

Откуда, к примеру, взялась нынешняя российская левая оппозиция, на чём она базировалась? Вся её риторика строилась вокруг ностальгии по советским порядкам, описанию успехов Советского Союза и провалов нового строя. Все лидеры левых, как системной КПРФ, так и неформальных кружков, даже независимо от возраста, делали отсылки к Перестройке, к ГКЧП, к событиям в Москве 1993 года.

Были и так называемые «правые». Их воззрения базировались на отсылке к причинам Октябрьской революции 1917 года. Но опять же, их аргументы — оппонирование советскому проекту. И для них были те же скрепляющие воспоминания про последние годы существования СССР и первые годы после его распада.

Несистемные либералы вышли из той же шинели. Находясь сегодня за границей и активно записывая стримы на видеохостингах, либо тихонько делая заметки в блогах, сидя на московской кухне, они продолжают без устали расчёсывать свои первые впечатления от прочтения самиздатовских книг брежневской эпохи и повторять мантры про «бесчеловечную систему» и восторги от дарованной Перестройкой свободы. И молодые либералы, которые родились уже в XXI веке, повторяют за своими духовными учителями нападки на «совок».

И все они будто не замечают, что мир стал совершенно другим. Прежде всего, потому что выросли другие поколения. Нынешняя Россия даже не та, что была в момент большого митинга на Болотной в конце 2011 года. А ведь это не просто одно из самых ярких, но и наиболее актуальных заметных событий в жизни оппозиционеров всех мастей. Тогдашние вышедшие на улицу студенты давно обзавелись супругами, детьми, машинами и ипотеками, а нынешние студенты тогда учились ещё в начальной школе и ничего не помнят. Их не трогают воспоминания либералов на тему, как они тогда сравнивали Болотную с митингами интеллигенции в поддержку Ельцина.

Хорошо это или плохо, но факт, что для нынешней молодёжи даже недавние ковидные ограничения стали просто частью их взросления, а не тотальной перекройкой сложившейся картины мира.

Изменился мир и технологически. И продолжает меняться столь стремительно, что какие-либо сравнения самого быта в текущий момент времени даже с тем, что был недавно, просто не имеют смысла.

Возьмём для примера «девяностые» и «застойные» годы. В 1996 году коммунисты могли убеждать людей, что «раньше было лучше». Потому что можно было сравнивать! Образ жизни не отличался кардинально в доперестроечную эпоху и после 1991 года. Те же дисковые телефоны, главный источник информации — телевизор, альтернативное мнение — в бумажных газетах. Но как даже 2022 год сравнить с упоминавшимся 2011-м? Тогда мобильные устройства с медленно подгружаемым интернетом были в диковинку. Сейчас же у всех смартфоны с быстрым доступом в сеть, и именно при помощи этих технологий люди узнают новости, знакомятся, общаются и влюбляются.

Поменялось всё и на глобальном уровне. После окончания холодной войны два десятилетия спорили о возможности реванша социалистических идей. Антиглобалисты боролись с Всемирной торговой организацией (ВТО), разорявшей бедные страны за счёт свободной торговли. На планете была одна сверхдержава — США, а все несогласные рисковали подвергнуться бомбардировкам сил НАТО. Сегодня ВТО, открытые для путешествий границы, свободный обмен капиталами разрушены, причём не уличными активистами, а западными элитами. Мир становится многополярным, сами Соединённые Штаты идут к закату, а в прошлом бедные государства набирают мощь.

Новая жизнь требует новых подходов. И часто — более решительных мер. По крайней мере, они не могут больше строиться на рефлексии по давно ушедшим дням. Подчеркнём, закончилось не только советское время, но и постсоветское.

Горбачёв ушёл от нас. И ощущение, что вместе с ним ушла тень его эпохи, которая всем нам не давала видеть реальность чётко, а заставляла вглядываться в темноту.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.