Глеб Простаков: конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

25.05.2024 - 20:17   1 062

На днях власти Нигера, Мали и Буркина-Фасо согласовали окончательный вариант плана по формированию конфедерации. Новое государственное образование должно быть утверждено на саммите трех государств, дата которого, впрочем, до сих пор не определена.

Это не первая попытка создать новое государственное образование в Африке, тем самым если не ликвидировав, то сгладив последствия столетий колониального правления. Яркий пример — просуществовавшая с 1982 по 1989 годы Сенегамбия — союз некогда французской колонии Сенегала и вклинившегося в тело Сенегала анклава в виде бывшей британской колонии Гамбии. Просуществовав семь лет, эта конфедерация распалась в виду отсутствия дальнейших интеграционных движений.

Однако в случае со странами Сахеля дела обстоят несколько иначе. В основе интеграции трех стран лежит не только необходимость обеспечения безопасности — общая почти для всех африканских государств проблема — но и выраженное противодействие бывшей метрополии — Франции, и шире — мировому гегемону в лице США. Военные перевороты 2022-2023 годов в Мали, Буркина-Фасо и Нигере привели к власти новые элиты, критически настроенные в отношении Парижа и Вашингтона.

Первое, что сделали военные лидеры, пришедшие на смену гражданским правительствам Нигера, Мали и Буркина-Фасо — сформировали оборонный альянс и попросили на выход французских и американских военных. На их место сейчас приходят российский и турецкий контингенты в лице Африканского корпуса и частной военной компании SADAT. Особое негодование американцев вызвано тем, что россияне сейчас фактически заходят на построенные и оснащенные США военные базы в Нигере.

Новому союзу предстоит пройти все этапы борьбы за истинный, а не псевдо-суверенитет, характерный для постколониального периода. В первую очередь — выйти из валютного союза, основанного на использовании западноафриканского франка (CFA), жестко привязанного ранее к французскому франку, а позже — к евро, и поддерживаемого Францией. Само название валюты CFA, к слову, является говорящим. Сейчас оно политкорректно расшифровывается как a Communauté financière africaine (Африканское финансовое сообщество), но исходным было совсем другое значение аббревиатуры — colonies françaises d’Afrique (французские африканские колонии).

В 2027 году CFA должен быть заменен на новую валюту, эко — по названию Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС). В январе 2024 года власти Нигера, Буркина-Фасо и Мали заявили о выходе из ЭКОВАС, которое ввело экономические санкции против собственных членов, а также угрожало военным вмешательством в делах трех государств Сахеля. Образование альянса государств, а вскоре и возможной конфедерации, фиксирует начало конкуренции альтернативных западным проектам в Африке. Усиленный интерес к черному континенту давно проявляют Китай, Индия, Турция и, конечно, Россия. Но, пожалуй, впервые конкуренция проектов оформляется в новое государство.

«Лучший способ управлять с проблемами в Африке — их игнорировать» — это цитата из знаменитого романа французского писателя Жана-Кристофа Гранже «Конго Реквием». Похоже, что те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее, использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента, а их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку.

При этом не стоит воспринимать Африку как шахматную доску, на которой идет игра велики и больших держав. Движение за суверенизацию не навязано извне, а идет изнутри африканских стран и народов. Именно оно определяет в конечном итоге желательных партнеров и нежелательное присутствие тех или иных государств и организаций. Едва ли России удастся восстановить тот же уровень влияния в Африке, какой был в свое время у Советского Союза. Но с 60-70-х годов прошлого века население континента выросло пятикратно. В принципе, это единственный континент на Земле, демонстрирующий положительную демографию. На этом огромном рынке сбыта, рабочих рук и полезных ископаемых места хватит всем.

Как показывают голосования африканских стран по знаковым резолюциям в ООН, будь то в отношении российско-украинского конфликта или противостояния Израиля и ХАМАС, большинство этих стран либо голосуют против навязанных США и ЕС антироссийских и произраильских резолюций, либо, как минимум, уклоняются от голосования за них (воздерживаются или отсутствуют на голосовании). Иными словами, речь не идет о борьбе проамериканских или пророссийских прокси в Африке, как может показаться на первый взгляд, речь именно о конкуренции разных по своей внутренней сути проектов. Задача конфедерации Нигера, Мали и Буркина-Фасо не вступить в конфликт с другими членами ЭКОВАС, но перетянуть на свою сторону максимальное их количество. Пополнись такой альянс в формальном или неформальном виде странами, имеющими выход к морю и крупные порты (например, Сенегалом или Кот-д’Ивуаром), и шансы на экономическую субъектность пояса Сахеля кратно возрастут.

Привлекательность России как союзника африканских государств тоже объективна. Россия является источником базовых потребностей стран Африки — в безопасности и продовольственной обеспеченности. Одновременно Россия, Китай, Индия и Турция способны осуществлять масштабные инфраструктурные проекты в Африке — строить электростанции, дороги, больницы и школы. Это новый уровень взаимодействия и культурной экспансии.

Необходимыми ресурсами для выхода на экономическую субъектность в виде полезных ископаемых — золотом, алмазами, ураном, медью, марганцем и т.д. страны Сахеля обеспечены более чем щедро. Вопрос упирается в справедливость цены, по которой они эти ресурсы могут продавать, инвестируя в собственное развитие. Контролируя региональные товарные биржи, осуществляющие торговлю в CFA, та же Франция на десятилетия обеспечила себя дешевым ураном. Это время подошло к концу.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.