Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Почему Сербия преследует своих добровольцев, воюющих на Донбассе?

06.06.2020 - 15:482 004СТОЯНОВИЧ Татьяна

В Сочи Третий апелляционный суд общей юрисдикции рассматривает жалобу адвоката сербского добровольца Горана Чирича, оспаривающую ранее вынесенное решение о его экстрадиции сербской стороне по запросу Интерпола. Хотя на родине Чирича разыскивают по обвинению в экономических преступлениях, он утверждает, что его случай имеет политическую подоплеку, и что в Сербии его будут преследовать за участие в войне в Донбассе в качестве добровольца на стороне ополчения Новороссии. Насколько оправданы опасения Чирича, рассказывает директор Центра геостратегических исследований (Белград) Драгана Трифкович.

Горан Чичич, сербский доброволец, воевавший на Донбассе, ждет в Сочи решения апелляционного суда по поводу его экстрадиции в Сербию. Это не первый сербский боец, чьей выдачи требовал Белград. Что Чирича ждет на родине и почему сербское правосудие требует его экстрадиции?

Насколько мне известно, в качестве официальной причины выдачи международного ордера на арест Горана Чирича фигурируют экономические преступления. Сербия обвиняет его в махинациях вокруг экспорта сельскохозяйственной продукции. Но это не первый случай, когда сербским добровольцам, воевавшим на Донбассе, предъявляются необоснованные иски. Было время, когда в сербских СМИ шла кампания против добровольца Деяна Берича, которого тоже обвиняли в якобы деловых махинациях десятилетней давности.

Кампания зашла так далеко, что о нём писали как о человеке, который готовит нападения на должностных лиц в Сербии, хотя он в этот момент находился на Донбассе. Так как я с самого начала конфликта на Донбассе следила за этой темой, могу отметить, что некоторые добровольцы в сербских СМИ были представлены в положительном свете, а некоторые в резко отрицательном. В положительном свете были представлены в основном те люди, которые каким-то образом были связаны с режимом Александра Вучича. Те добровольцы, которые не были подконтрольны государственным структурам, в сербских СМИ играли роль отрицательных персонажей.

Но Сербия на законодательном уровне запретила своим гражданам участвовать в военных конфликтах в других странах, и при этом закон был изменен именно после возникновения конфликта на Донбассе…

Сербское государство перед изменением Уголовного кодекса в 2014 году дало возможность всем его гражданам, которое воевали на Донбассе как добровольцы, вернуться на родину, если они не желают предстать перед судом. Это факт. С этим предложением сербский режим заслал туда двух человек, которые специально поехали на Донбасс, чтобы уговорить остальных вернуться обратно. Также полиция одновременно начала оказывать давление на их семьи в самой Сербии, наверное, для того, чтобы аргументы стали более «убедительными».

Кроме того, устраивались провокации на Донбассе, сербские добровольцы конфликтовали между собой, и в этом была заслуга режима в Белграде, который задался целью срочно вернуть всех добровольцев с сербским гражданством в страну, а также обессмыслить их роль в войне на Донбассе. Эти цели были частично достигнуты.

Большое количество добровольцев не выдержало давления сразу с нескольких сторон и приняло решение о возвращении на родину. В первую очередь для того, чтобы их семьи не ощутили последствия их решения непосредственно на себе, и чтобы потом им самим не предъявляли иски — именно это обещали им те, кто по специальному заданию отправился на Донбасс. Но всё-таки некоторые там остались, а сербские власти до сегодняшнего дня предпринимают усилия с целью вернуть их в Сербию, что доказывает и случай Горана Чирича.

Что касается роли и впечатлений о сербских добровольцах на Донбассе, некоторым удалось скомпрометировать и себя, и других. Но были и те, кто своим личным примером нейтрализовал эту плохую картину. В любом случае сербские добровольцы оставили след на Донбассе, и мне кажется, что запомнятся как раз те, кто проявил себя в качестве людей, которые искреннее хотели помочь русским защититься от агрессии со стороны украинского режима.

Если Горан Чирич будет экстрадирован в Сербию, его ждет суд, а также, по всей вероятности, и тюремный срок. Знаете ли вы других добровольцев, которые разделили судьбу Чирича? Обоснованы ли его утверждения о том, что его случай в первую очередь имеет политическую подоплеку?

Я следила за большинством процессов против сербских добровольцев, и ознакомлена как с их ходом, так и с итогами.

Как я уже сказала, сербским добровольцам было обещано, что если они вернутся в Сербию до вступления в силу изменений Уголовного кодекса, им не будет предъявлено никаких исков. Напомню, что в середине октября 2014 года парламент Сербии принял изменения в законодательство, которыми была предусмотрена уголовная ответственность за участие в вооруженных конфликтах вне Сербии.

Если гражданин принимал участие в конфликте в иностранном государстве в одиночку, то ему грозит от шести месяцев до пяти лет тюремного заключения. Если он воевал в группе с другими гражданами Сербии, тогда закон предусматривает от одного до восьми лет тюремного заключения. Для организаторов отправки добровольцев на войну вне Сербии предусмотрено наказание от двух до десяти лет заключения.

Почему эти изменения были приняты именно в 2014 году?

Причиной для внесения изменений в Уголовный кодекс, по словам представителей сербских властей, которые инициировали эти поправки, были «угрозы безопасности для сербских граждан». В обосновании подчеркивалось, что изменения обеспечат защиту граждан и основных ценностей общества. Инициаторы отмечали, что некоторые граждане Сербии присоединяются к паравоенным формированиям вне страны, а по возвращении занимаются пропагандой и привлекают других к участию в военных конфликтах в иностранных государствах. Изменения в закон были приняты в срочном порядке.

Но давайте вернемся к сербским добровольцам, которые вернулись с Донбасса…

Давайте. Тех, кто согласился вернуться домой благодаря полученному обещанию, согласно которому у них не будет никаких проблем, в Сербии ждал сюрприз. Их привлекли к ответственности, и все они получили приговоры. Правда, из 28 приговорённых добровольцев только четверо отбывали тюремный срок. Остальные договорились с государством и были осуждены условно.

Когда я говорю о том, что они договорились с прокуратурой, я имею в виду то, что эти добровольцы сами себя осудили. Прокуратура Сербии не располагала никакими доказательствами их участия в войне, кроме их фотографий в военной форме на Донбассе, но эти фотографии сами по себе не являлись доказательством участия в боевых действиях.

Но посредники, засланные сербскими спецслужбами, шантажировали их тем, что они лично будут свидетельствовать против них в суде, если те сами не признают свою вину. Так они фактически выудили признание у всех обвиненных.

Сербских добровольцев на самом деле обманули дважды: первый раз — когда им обещали, что никакого уголовного преследования не будет, а второй раз — когда их заставили самих себя осудить. Так что я согласна с оценкой Горана Чирича — его случай имеет политическую подоплеку. И с тем, что его случай не единственный — то же самое касается всех добровольцев с Донбасса. Единственные, кто не разделил их судьбу — это те добровольцы, которых режим в Белграде заслал туда, чтобы вернуть других. У них с самого начала были четкие цели.

Как официальный Белград относится к конфликту в Донбассе, учитывая то, что он поддерживает «территориальную целостность» Украины?

Режим в Белграде с самого начала конфликта на Украине занял четкую позицию — он поддержал целостность Украины, включая Крым, который до сегодняшнего дня считает украинской территорией.

Что касается Донбасса, понятно, что Белград сделал всё, чтобы воспрепятствовать отправке туда сербских добровольцев и вернуть назад тех, кто всё-таки туда уехал. Также он постарался скомпрометировать роль и значение сербских добровольцев на Донбассе. Внесением изменений в Уголовный кодекс сербские власти решили пресечь любую инициативу, связанную с этим видом помощи русскому населению региона. Также я считаю, что изменения были приняты в срочном порядке по запросу Запада, прежде всего, США и Великобритании.

В августе 2014 года я участвовала в пресс-конференции в Москве, где я говорила о том, какое сходство существует между конфликтами на Украине и в бывшей Югославии. Их много, начиная от стрельбы по демонстрантам с крыши здания, что инициировало военный конфликт в Боснии и Герцеговине, а потом и волнения на Украине, вплоть до информационной войны и государственного переворота.

Сербы, которые пережили всё это, не борются за то, чтобы восторжествовала справедливость. Власти закрывают глаза перед фактами, желая получить одобрение Запада. Я думаю, что любой обыкновенный гражданин Сербии понимает роль Запада в югославском конфликте и может оценить его же роль в событиях на Украине. Для меня лично было сюрпризом, когда я поняла, что жители Донбасса не ознакомлены с событиями в Югославии. Конечно, пропаганда сделала свое дело. Но в любом случае я считаю, что позиция официального Белграда по поводу Украины, Донбасса и Крыма не соответствует национальным интересам Сербии, а также не отражает мнение большинства ее граждан.

К сожалению, сербские власти и этого не делают. Трудно ожидать от Сербии, которая не заботится о собственных интересах, более объективной позиции по поводу Украины. В конце концов, когда Пётр Порошенко был у власти, президент Сербии Александр Вучич подписал с ним стратегические договоры, который подразумевают более высокий уровень сотрудничества, чем с Россией.

Отдельным вопросом стоит, конечно, контрабанда сербского вооружения на Украину, и на него государственное руководство также должно ответить.

Мы уже говорили о том, что закон запрещает сербским гражданам участвовать в военных конфликтах в иностранных государствах. Но мы знаем, что многие добровольцы из России участвовали в конфликте в бывшей Югославии на стороне сербов. Как вы прокомментируете эту ситуацию?

Роль добровольцев надо рассматривать в историческом контексте. Не было войны, в которой на стороне сербов не воевали русские, и наоборот. Вспомним русских добровольцев во время Русско-турецкой войны, или сербских генералов, которые воевали против Наполеона в армии Кутузова. Взаимопомощь для наших народов стала традицией — даже в те исторические эпохи, когда наши государства были не в лучших отношениях. Во время конфликта в бывшей Югославии правительство Ельцина не смотрело благосклонно на российских добровольцев, которые воевали на стороне сербов. Несмотря на это, мы знаем, насколько важным было их присутствие в сербских подразделениях, особенно с психологической точки зрения.

Теперь мы видим, что режим Александра Вучича еще хуже относится к вопросу участия сербских добровольцев в конфликте на Донбассе. Изменения Уголовного кодекса были предприняты с целью предотвратить любую инициативу, направленную на продление традиции взаимовыручки между сербами и русскими в случае военного конфликта на добровольной основе.

Несмотря на то, что Сербия участвует в военных учениях с армией РФ и на словах придерживается принципа военного нейтралитета, с 2015 года НАТО интегрировалось в систему безопасности Сербии через соглашения ИПАП и СОФА. Поэтому сотрудничество с Россией больше похоже на маркетинговую кампанию, которая должна создать видимость нейтралитета Белграда. Изменения Уголовного кодекса, касающиеся участия добровольцев в конфликтах вне Сербии — это только одна из составляющих плана полного разрыва сотрудничества между Сербией и Россией, который вынашивает Запад. В соответствии с этим планом Сербия после разрешения косовского вопроса должна сделать резкий поворот, как ранее Черногория, и дистанцироваться от России.

Выбор читателя

Топ недели