Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Обновлённая Конституция как основание будущих преобразований

30.06.2020 - 1:441 983

Утверждение, что современная Россия - не просто многонациональное государство и федерация, но образование цивилизационного типа («страна-цивилизация»),i с некоторых пор абсолютно понятно большинству российских специалистов, занимающихся изучением актуальных проблем социальной и политической философии. Таким образом, размышляя о целях конституционной реформы в нынешней РФ и возможных векторах развития страны, мы обязаны мыслить о её будущем цивилизационно: то есть имея в виду не только Российскую Федерацию, как «одно, отдельно взятое» государство, но русский и российский «миры» как таковые в их целостности и всеобъемности.ii С другой стороны, у России, безусловно, есть все шансы войти в будущий и новый мировой порядок в формате суверенной державы, …но при условии, что она сможет развиваться именно как цивилизация: вне цивилизационного формата уже ближайшие перспективы России могут быть самыми скромными, если не трагическими.

Первый тезис - почти аксиома, настолько тщательно и всесторонне обсужденная в современных российских научных публикациях, что вряд ли нуждается в дополнительной аргументации. Другое дело - тезис о БУДУЩЕМ России, являющийся тезисом-инкогнита, «секретом, завернутым в тайну», по известному выражению Уинстона Черчилля, даже для тех, кто этой страной сегодня владеет и управляет.

Главным секретом современной России является сам формат РФ как страны-цивилизации, а также ее сущности, основания, параметры, etc., «непроницаемой тайной» - её грядущее.

В формальной логике существует такой прием, как «допущение». Использование такого приема позволяет говорить о каком-либо явлении или процессе так, как если бы они имели место в действительности - и в этом случае, говоря, например, о предмете нашего исследования в будущем времени, мы можем преодолеть парадигму фантазии (утопии) и говорить о названном предмете вполне конкретно и на языке философского знания.

Первое и главное, что нам следовало бы допустить, если уж мы говорим о России, как стране-цивилизации, это то, что будущая Российская Федерации в процессе своего развития сохранит и укрепит себя в качестве цивилизационного образования. Что это означало бы на практике?

Это, в частности, означало бы, что внешняя политика России будет и далее опираться на такие мотивы и ценности, как защита представителей своей цивилизации (соотечественников) за рубежом - где бы они не находились, и какое бы они гражданство не имели. Поскольку именно присутствие и активности РФ за рубежом (например, в виде культурных, дипломатических, политических, а если потребуется, и военных действий ее представителей) - там, где живут или находятся люди, являющиеся или считающие себя гражданами России, русскими, русскоязычными или же людьми, обладающими идентичностями любого из коренных российских этносов,iii является ведущим формальным признаком подлинно цивилизационной внешней политики нашего государства.iv

Здесь нужно сделать небольшое отступление и напомнить, что внешняя политика современной России далеко не всегда связана с защитой интересов соотечественников, а тем более - с их эффективным продвижением. В странах Балтии и Центральной Азии, на Украине, в Грузии и во многих других странах мира, где в настоящее время проживают более двух десятков миллионов человек с русской и иными российскими идентичностями, эти люди являются гражданами второго, а то и третьего сорта… Да и в самой России, например, «русский вопрос» долгое время был вопросом-нон-грата. Вот почему внесение в статью 68 Конституции РФv поправки, фиксирующей, что русский язык - это «язык государствообразующего народа» - это весьма важный шаг, направленный на исправление названного выше упущения.

Поправка эта фиксирует и тот факт, что в сознании российских элит (или их отдельных представителей) постепенно формируются как новое, цивилизационное видение мира, так и принципиально новые подходы, по меньшей мере, к внешней политике.

Разумеется, сохранить свое цивилизационное «я» Россия может и обязана не только в области защиты формальных прав и интересов своих соотечественников за рубежом. Здесь ключевой вопрос - каковы реальные интересы всех русских и россиян (независимо от их гражданства и места проживания), и в чем, собственно, состоят цивилизационные идентичности людей, считающих Россию основной родиной, а российскую цивилизацию - Отечеством. Каков цивилизационный код российской цивилизации? Каков архетип ее типичного представителя? Какова ценностная матрица РЦ, и каковы её ключевые, сущностные характеристики? Не ответив на вопросы о сущностях российской цивилизации и русско-российского человека, мы не можем предметно обсуждать возможное будущее РФ и ее народа. В лучшем случае, мы можем попросту предаваться мечтам и гадать о будущем России, которая, на самом деле, через какое-то время может стать полной противоположностью тому, что мы подразумеваем сегодня под российской цивилизационностью - равно как, к примеру, русская, по своей сути, Украина буквально за три десятилетия трансформировалась сначала в «НеРоссию», а затем в «антиРоссию» и последовательного врага всего русского и российского.

Разгадать все загадки российской цивилизационности, после чего взять полученное знание за основу долгосрочной стратегии суверенного развития РЦ, важно уже потому, что стремление изменить цивилизационный код русских и россиян является идеей-фикс многих и многих геополитических противников нашей страны.

Мы помним, в частности, как в 90-е годы прошлого века приватизаторы предлагали нашей стране стать «либеральной империей» (разумеется, в рамках единой глобальной неолиберальной мегаимперии со столицей в Вашингтоне) при том, что одновременно с продвижением названной идеи эти же персонажи пугали мир и российские элиты угрозой «русского фашизма».

В нулевые годы века нынешнего в руководстве страны сформировалась новая идеологическая конструкция, предполагающая формирование «Большой Европы от Лиссабона до Владивостока», но и эта идея оказалась утопией, поскольку Россия, в принципе, не рассматривается Западом как партнер по цивилизации - в лучшем случае, как её зависимая периферия.

Несколько лет назад в российский «истеблишмент» была запущена новая, русофобская по своей сути, и антицивилизационная по методологии конструкция - трансформации многонациональной России в страну с некой «российской нацией» по примеру американского «плавильного котла».vi

И только в текущем году - в процессе работы руководства страны и ряда экспертов над поправками в Конституцию РФ в элитах стало распространяться понимание того факта, что Россия вполне самодостаточна, что она должна представлять собой суверенное цивилизационное образование как союз многих и многих коренных для Северной Евразии этносов, включая русский народ, как государствообразующий, но равный другим народам данного образования. Включение «русского вопроса» в список тем, разрешенных для их широкого обсуждения в СМИ, - ПЕРВАЯ ПРЕДПОСЫЛКА к возможному возвращению РФ в русло цивилизационного развития.

Вторая группа чрезвычайно важных в методологическом смысле и фундаментальных тем и проблем, встающих сегодня перед любым исследователем возможного и допустимого будущего российской цивилизации, заключается в поиске ответов на вопросы о том, в какой степени мы допускаем трансформацию этой цивилизации, в каком направлении и допускаем ли? Как следует относиться к той цивилизационной перекодировке, которой была подвергнута Россия в советский период, и как оценивать прозападную цивилизационную перекодировку постсоветского пространства, начавшуюся в 90-е годы прошлого века?vii И где должны пролегать границы собственно российского цивилизационного кода?

Современная мейнстримальная гуманитарная мысль России ясных и однозначных ответов на эти вопросы пока не дает. Большинство работ, посвященных цивилизационной проблематике, носят описательный характер и транслируют штампы о неких ценностях российской цивилизации, рассматриваемых, увы, умозрительно, вне исторического контекста и без учета динамики целого ряда внешних процессов, которые предполагают скорую и искусственную даже не замену или корректировку российского цивилизационного кода универсальными моральными и мировоззренческими установками, но его полную зачистку.

Поправки в Конституцию РФ подталкивают российских ученых к тому, чтобы искать ответы не посредством общетеоретических рассуждений, но путем предметного анализа реальной общественно-политической практики.

В свою очередь, анализ этой практики свидетельствует (и это показал процесс обсуждения поправок в Конституцию), что российский правящий класс - несмотря на наличие в нем огромного количества так называемых компрадоров, очевидно все больше разворачивается в сторону нового - имманентного - цивилизационного выбора. По сути, в российских элитах появилась сила, сориентированная на цивилизационное развитие нашей страны, что, в свою очередь, является ВТОРОЙ ПРЕДПОСЫЛКОЙ к тому, чтобы можно было говорить о российской цивилизации в будущем времени.

Замечу в связи с вышесказанным, что к 2017-2018 гг. цивилизационный дискурс стал доминирующим в российских гуманитарных науках;viii так что в настоящее время можно говорить уже о наличии и развитии в РФ самобытной русской цивилизационной школы.ix И это - ТРЕТЬЯ ВАЖНАЯ ПРЕДПОСЫЛКА будущего России как цивилизационного.

Еще одна российская «тайна», которая требует своего раскрытия и публичного обсуждения в конституционном и футурологическом контекстах, состоит в неопределенности позиции российских элит в отношении целесообразности опоры власти и общества на традицию, а также в отношении меры такой опоры.

Степень приверженности тех или иных элит цивилизационному подходу в области теории и практики государственного строительства, внешней и оборонной политики, национальной экономики, социального развития страны, безопасности и т.п. - это, на самом деле, ключевая онтологическая проблема современного бытия. Раскол мира на глобалистов и «цивилизационщиков» - главный нерв всех нынешних военных и гражданских конфликтов и миропроектов на планете Земля. Даже на президентских выборах в США, в контексте которых мы наблюдаем сегодня кровавое противостояние двух непримиримых лагерей, налицо не что иное, как противоборство глобалистов и «изоляционистов»: сторонников глобального мира-пирамиды PanАmericana (с «исключительным» государством и «мировым правительством» на вершине названной пирамиды) и приверженцев альтернативной модели мироустройства - так называемого «многополярного мира», состоящего из конкурирующих между собой трансрегиональных цивилизаций.x

Где место России и РЦ в этом процессе - учитывая, что названное противоборство усиливается и внутри Российской Федерации? Ответ очевиден: Россия, если она будет стремиться к тому, чтобы развиваться в качестве суверенной страны-цивилизации (и, следовательно, одного из равновеликих полюсов многополярного мира), если она будет мыслиться и самоопределяться как, прежде всего, «цивилизационное образование», должна опираться на традицию в самом широком смысле: на вполне определенные нравственные императивы и историческую память, на приоритет самодостаточности во всех сферах жизнедеятельности общества и государства, на аутентичные культурные образцы, антропоцентрическую и пронациональную внешнюю политику, на солидарную и производящую экономику, независимую науку и качественную систему образования, на традиционные право, семейные ценности и гендерную политику, на аутентичный интернационализм многонационального и поликонфессионального государства и т.п. И если это так, то все, что связано с так называемым «прогрессизмом», должно рассматриваться в качестве антироссийского вызова и угрозы для будущего российской цивилизации.xi

Таким образом, оценивая современное противостояние двух мировых сил и роль в этом противоборстве как современного Запада, так и нынешней России, считаю важным отметить следующее:

а) Россия, если она хочет развиваться как суверенная держава, должна как можно быстрее и организованнее (мотивационно, концептуально, информационно, политически, экономически, etc.) встать на цивилизационный путь развития;

б) цивилизационный путь связан с опорой власти и общества на традицию, на такие важнейшие и системообразующие цивилизационные основания, как традиционные ценности, самобытная культура, суверенная внешняя политика, пронародная и социально-ориентированная внутренняя политика, солидарная и производящая экономика,xii солидарная политическая система, всесторонняя евразийская интеграция, формирование цивилизационных идентичностей у подрастающего поколения и проч.;

в) опора на традицию не подразумевает культа консерватизма и тем более ухода в архаику там, где необходимо развитие; «движение вперед без разрушения старого», «рост конкурентоспособности России при одновременном возрастании степени её самодостаточности», «накопление цивилизационного материала как основы капитализации России» - эти и другие подобные месседжи должны стать ключевыми для органов и структур государственной и гражданской власти;

г) цивилизационные дискурсы, проблематика и терминология должны плотно войти в язык гуманитарных наук, в общественно-политическую лексику, в нормативные акты и документооборот всей системы государственного управления, etc.xiii

Обновленный текст Конституции РФ находится в тренде, обозначенном нами выше. Это правильный и весьма своевременный шаг в стратегически верном направлении: в сторону возможного возвращения страны в русло политического реализма, уважения к собственной истории и самобытного цивилизационного развития, все более свободного от навязывания нам чьей-либо воли.

i См. Путин В.В. О России как стране-цивилизации. - Эл. доступ: https://ria.ru/20200517/1571580444.html; См. также: https://tass.ru/politika/6960727

ii Категория «российская цивилизация» не тождественная понятию «Русский мир», будучи чуть более содержательной.

iii Коренными этносами Российской Федерации следует считать народы, имеющие свою государственность только в пределах РФ (в этом смысле, например, даже украинцы не относятся к коренным народам РФ); в свою очередь коренными народами российской цивилизации следует считать народы, имеющие свою государственность только в пределах границ РЦ (в этом смысле, например, жители и граждане Украины, обладающие соответствующими русской, российской, башкирской, бурятской и т.п. идентичностями, безусловно, имеют прямое отношение к РЦ).

iv Цивилизационная внешняя политика отличается от имперской внешней политики тем, что если при имперской политике власти империи проводят эту политику в интересах своей державы (интересы граждан не являются здесь первичными), как «исключительной» и не считаясь с интересами любых других стран, то цивилизационная ВП защищает интересы людей с конкретными идентичностями - и это не связано с продвижением эгоистических интересов своей страны как «исключительного» государства.

v "Государственным языком РФ на всей ее территории является русский язык как язык государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов" - так в новой редакции планируется закрепить статус русского языка в 68-й статье Конституции. 

vi См. - https://ria.ru/20160204/1369517858.html

vii См.- https://ria.ru/20141125/1035044235.html

viii См. - https://ria.ru/20140731/1018124260.html; см. также: http://i-eeu.ru/category/news/vladimir-lepexin-filosofskij-spor-rossii-i-zapada-predmet-i-trendy/

ix См. - https://zinoviev.info/wps/archives/4739

x См. - https://rusnext.ru/recent_opinions/1567536127

xi Хорошо и достоверно о «прогрессизме» сказано в статье Расторгуева В.Н. «Цивилизационное наследие России: методология исследовательской программы и контуры долгосрочной стратегии». // Журнал Института наследия, № 2, 2018, стр. 5-14.

xii См. - https://ria.ru/20160727/1472967638.html; См. также https://zinoviev.info/wps/archives/5096

xiii О привнесении цивилизационных дискурса и терминологии в российские нормативные акты и официальный документооборот см. здесь: Беспалова Т.В., Васильев Г.Е., Минаков А.Ю. Анализ основных документов стратегического планирования Российской Федерации в сферах образования, культуры, государственной национальной политики и национальной безопасности. // Журнал Института наследия, № 2, 2018, с. 146-157.

Выбор читателя

Топ недели