Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Кому — «корона», а кому — коронавирус. Чем отличается лечение «элиты» от помощи простым смертным?

22.11.2020 - 15:11   4 473ТАЛОВА Ольга

В любом непонятном случае — объявляй локдаун. Так грустно шутят сегодня украинцы по поводу государственной политики борьбы с пандемией коронавируса и массовой самоизоляции первых лиц государства.

Оказалось, что власть бессильна противостоять ковид-19: на Украине отсутствует программа помощи заболевшим, государственные средства на закупку лекарств, переоборудование больниц, доплаты медикам поступают с завидной нерегулярностью. Власть кидается из стороны в сторону: тасует колоду руководителей Минздрава, вводит специальные часы для пенсионеров, объявляет карантин выходного дня. А между тем, Украина ежедневно ставит ковидные антирекорды, а сайт СНБО превратился в центр медицинских сводок.

Пандемия стала ещё и тестом на единство власти и общества. Вирус — лакмусовая бумажка, показавшая насколько далека власть от простых людей и их проблем, и это несмотря на то, что год назад украинцы дружно голосовали за «народного президента Голобородько», а партия власти носит гордое название «Слуги народа». Но именно слуги остаются господами и получают эксклюзивное право на лечение и выживание в стране, замордованной медицинской реформой американской лоббистки Ульяны Супрун.

Разваленные районные больницы, отсутствие аппаратов ИВЛ, нехватка гигиенических средств и систем защиты, дефицит медперсонала, невнятные протоколы лечения, разрушенная система первичной медпомощи, отказы в госпитализации — это всё для «быдла», которое «сделал» на выборах Зеленский и его команда.

Сами же вип-персоны получают медпомощь совсем на другом уровне — в элитных больницах и санаториях, частных лечебницах или закрывшись на собственных виллах с личными врачами, анестезиологами, медсёстрами. Неудивительно, что заболевание у политических лидеров проходит легко, а после исцеления они появляются на публике подтянутыми, бодрыми и загоревшими, хотя обычные пациенты свидетельствуют, что очухиваются от последствий болезни ещё несколько месяцев, преодолевая ломоту в костях, головные боли, хроническую усталость и апатию.

И хотя впервые, пожалуй, украинскому политическому бомонду приходится пользоваться отечественной медициной, а не лететь в иностранные клиники, политики всё равно выкручиваются. Никто из них не лежал в районных больницах, кадры из которых напоминают разруху военных лет, никто не испытывал дефицита лекарств и нехватки кислорода — как рядовые граждане. И уж точно пользующих их врачам не приходилось выбирать, кого спасать первым: пожилого Порошенко или молодого Зеленского.

Например, «почётный житель Монако», бывший глава СБУ Валерий Хорошковский, который пережил нападение ковид-19 ещё в первую волну пандемии, в марте нынешнего года, смог продержаться в городской больнице всего пару дней. Это при том, что лечили экс-министра в центральной киевской больнице — Александровской, в отдельной палате, с приставленной персональной медсестрой. Но уже через два дня «больной» сбежал на домашнее лечение, а медики горбольницы рассказывали полушёпотом о капризах элитного пациента, требовавшего в палату заморских фруктов и круглосуточного медицинского наблюдения. А обиженные медсёстры и санитарки рассказывали о невиданном хамстве со стороны «випов».

К слову, многие палаты в столичных больницах были перепрофилированы под нужды политиков: мэр Киева издал приказ о создании в медучреждениях специальных условий для VIP-пациентов. В приказе сказано, что подобные условия особым лицам должны быть предоставлены в 17 больницах Киева. Что это за особые условия? Отдельная оборудованная палата с затемнёнными стёклами, личная медобслуга, помещение для охраны, частный повар — без этого нардепы и чиновники отказывались ложиться на лечение. Да что палаты. Депутаты и прочие привилегированные персоны требуют для себя и специальных медбригад скорой помощи. Это рядовых украинцев, по рекомендации Супрун, могут перевозить в больницу волонтёры без профильного образования, а вот для перевозки элиты сформировали экипажи «Скорой», состоящие из опытного врача, двух фельдшеров и водителя. И это в условиях, когда в больницах катастрофически не хватает рабочих рук, а замглавы Минздрава предлагает должности младшего медперсонала протестующим против карантина выходного дня мелким предпринимателям.

В ответ на претензии рядовых граждан мэр Кличко заявил, что распоряжение об обустройстве в больницах «якобы VIP-палат для депутатов и других чиновников» было сделано во исполнение приказов Государственной службы охраны, Минздрава и обращения на их основании Государственного управления делами при президенте.

«Речь о том, что на случай заболевания первые лица государства должны иметь определённые условия — отдельные палаты, и чтобы рядом находилась государственная охрана. Такая практика всегда была. И не только на Украине», — объяснил градоначальник.

Кстати, сам Кличко тоже подцепил «корону» — как раз в период подсчёта голосов на местных выборах. Он сообщил горожанам, что регулярно делал тесты, один из них оказался положительным, и мэр самоизолировался дома. Напомним, что городской голова живёт в 3-этажной квартире с куполом, камином и системой «умный дом» в самом сердце Киева. В таких условиях и поболеть можно, и «выиграть» выборы: после подсчёта голосов в свою пользу «больной» Кличко немедленно восстал с койки и отправился на отдых в Египет.

Кроме того, перенесли ковид-19 и экс-президент Пётр Порошенко и экс-премьер Юлия Тимошенко. Бывшего гаранта, по скромному утверждению жены Марины, поместили в одну из столичных клиник с двусторонним воспалением лёгких. Но потом оказалось, что речь шла о частной больнице «Обериг», где на лечение «седьмого гетьмана» тратилось по 12 000 гривен ежедневно. Рядом с папой лежала и дочь бывшего главкома Евгения, также получившая положительный тест на COVID-19. Палаты в этой клинике оснащены аппаратурой для кислородной поддержки, есть возможность искусственной вентиляции лёгких, а также предоставляется реанимационное лечение. Интересно, что из болезни Пётр Порошенко вышел подтянутым, свежим и отдохнувшим, совсем не похожим на человека, перенёсшего двухстороннюю пневмонию. По слугам, он использовал время пребывания в закрытой больнице для проведения курса детокса — идеолог «армовира» сбросил десяток килограмм и существенно помолодел.

Не отстала от лидера «ЕС» и Юлия Тимошенко. Ещё в августе лидер «Батькивщины» перенесла вирус в тяжёлой форме — с температурой под 40 градусов. Почти месяц Тимошенко не появлялась на публике, а вот информация о том, кто и где лечил «оранжевую принцессу», разнилась. Пресс-служба уверяла, что Юлию Владимировну госпитализировали и подключили даже к аппарату ИВЛ, а соратники говорили, что она переносит болезнь дома. Так, депутат и сожитель Тимошенко, адвокат Сергей Власенко сказал, что Тимошенко переносит болезнь «так же, как и десятки тысяч украинцев, которые болеют ковидом». Соратница и подруга лидера «Батькивщины», экс-депутат Александра Кужель сообщила, что политик с температурой какое-то время находилась не в больнице, а дома. В общем, установить место лечения Юлии Владимировны не удалось, сама она периодически писала в соцсетях, что «кризис миновал». После чего Тимошенко вышла в свет «обновлённой»: с новой причёской, фигурой и накачанными губами. С ней явно работали не столько вирусологи, сколько косметологи.

Не минула «корона» и президента Зеленского, а тот в свою очередь, перезаражал своё окружение. Гарант отправился на лечение в элитную больницу «Феофания», причём не один, а с главой ОП Андреем Ермаком, который улёгся на соседней кровати. Они настолько близки, что пошли разговоры о «крепкой мужской дружбе». При этом украинцам рассказывают, что денежная сумма, отведённая на содержание президента Украины Владимира Зеленского в «Феофании», такая же, как и для каждого пациента, попавшего в больницу с коронавирусной инфекцией. Это в среднем 7,8 тысяч гривен в день, примерно 250 долларов. Поверить в эти цифры весьма сложно, особенно обозревая палату, в которой гарант записывает свои «видосики» — большая площадь, затемнённые стёкла, дорогая мебель, персональные врачи.

«Сумма может меняться, ведь она зависит от препаратов и процедур, которые делают пациенту. Так, не ежедневно делают КТ и тест, препараты могут менять в зависимости от симптоматики. Для президента нет отдельного бюджета», — рассказал главврач больницы Игорь Семенив.

При этом зрители отмечают, что «корононоситель» выглядит на редкость бодрым: ни кашля в кадре, ни одышки, характерных для ковида. Интенсивность работы гаранта (переговоры с послами «большой семёрки», например) тоже заставляют усомниться в правильности диагноза. «Я переболел ковид-19, не в самой тяжёлой форме. Но была температура, кашель, головы не мог поднять от подушки. Всё тело ломило, еле говорил, до кухни ходил по стеночке. А тут — никаких симптомов, свеж, как зелёный огурчик, энергичен. Кого он хочет обмануть?», — раскритиковал Зеленского киевлянин Олег Мирный. Сам же президент регулярно оповещает нацию о своём самочувствии в личном влоге: вчера, например, сообщил, что восстановилось обоняние, чем вызвал массу ироничных вопросов на тему «что нюхает президент». Симптоматично, что никто не желает Зеленскому здоровья. Наоборот, люди предлагают ему переехать в обычную районную больницу, чтобы посмотреть, что в действительности происходит с теми, кого не лечат за полтысячи долларов в день.

По официальным данным, в среднем обычный пациент с ковидом тратит на лечение от 20 до 30 тысяч гривен в месяц (1000 евро). Речь, естественно, идёт о личных сбережениях — от государства украинцы не получают ни копейки помощи. Не хватает коек и врачей — поэтому семейные лекари рекомендуют отсиживаться дома тем, у кого состояние средней тяжести. Более того, как жалуются многие украинцы, семейные лекари дают консультации по телефону, не вникая в проблему, на бегу. «Просто оттарабанивают в трубку протокол, не учитывая возрастные особенности, хронические заболевания, индивидуальные «заморочки‟ организма. Например, у меня диабет, а при этой болезни нельзя применять витамин С, который врачи тоннами прописывают, как цинк и витамин Д. Есть общая схема, её и «накладывают‟ на всех…», — говорит жительница Днепра Алла Микошевич.

А Дмитрий Ланко из Киева рассказал о своих «ковид-приключениях» в интервью каналу «Громадское ТВ»: «Лечился несколько дней дома, потом повысилась температура до 39 градусов. Позвонил в поликлинику. Меня переключили на врача, который, судя по тону, очень спешил. Он быстро перечислил какие-то лекарства, которые я даже не успел запомнить, сказал, что, если такая высокая температура, это хорошо, значит, организм борется. На мой вопрос про „скорую“ ответил, что она не приедет, чтобы я лечился дома, и пожелал „хорошей интоксикации“. На следующий день я позвонил на горячую линию Минздрава, чтобы записаться на государственный тест на коронавирус и КТ. Там сказали, что направить может только семейный врач. Который сейчас уже в отпуске». Из-за полного коллапса системы первичной медпомощи многие жители Украины лечатся дома.

Кстати, сегодня коронавирус в Киеве унёс жизни женщины, которая лечилась в домашних условиях. Больная COVID-19 получала консультации врача и назначение по телефону. Об этом на своей странице в Facebook сообщил врач-инфекционист Киевской городской клинической больницы № 4 Евгений Дубровский. По его словам, больная две недели лечилась дома. «Две недели, каждый день лихорадка 39. Ни разу врач не видел за этот период больную. Лишь несколько консультаций по телефону. Стандартных. Таких, как говорят почти всем. Опять три антибиотика. И снова сверхтяжёлое состояние — сатурация при поступлении 51%. И летальный случай. Виновных не хочу искать, ведь они со многих сторон. Вся система оказания помощи — единственная большая проблема», — отметил доктор. Он уверяет, что дистанционное лечение скоро всех тяжёлых больных сведёт в могилу — ведь оценить состояние больного по телефону невозможно.

А между тем, Минздрав хвастается тем, что увеличил количество колл-центров по Украине, где медики по телефону «лечат» коронавирусных больных. Но страдают из-за ковида не только вирусоносители, но и другие пациенты. Коронавирусная паника привела к тому, что негде лечить и оперировать людей с хроническими заболеваниями — онкобольных, гипертоников, сердечников и пр. На днях в Боярке Киевской области, возле отделения реанимации районной больницы от сердечного приступа умерла 53-летняя женщина. Врачи категорически отказались принимать пациентку в тяжёлом состоянии, поскольку больницу перепрофилировали под больных коронавирусом. Родные умершей женщины сообщили, что к ним за несколько дней даже не приехала скорая медицинская помощь. Тогда болезнь только развивалась, у женщины были все признаки инсульта, и ей потребовалась госпитализация. Поэтому они вынуждены были везти женщину в реанимации самостоятельно. Уже на пороге больницы, после отказа в госпитализации, женщина умерла.

Напомним, что Минздрав две недели назад наложил «табу» на плановые операции и госпитализации. Исключения составляют патологические роженицы, паллиативные пациенты, ургентные больные. Медики уверяют, что отмена планового лечения противоречит Конституции и несёт угрозу жизни для миллионов украинцев, которые вынуждены лечить инфаркты, инсульты, почечные колики дома. Да и исключения, которые сделал МОЗ для определённых категорий, не всегда работают. Так, в Черкассах молодая женщина вынуждена была рожать прямо на земле: её не пустили в больницу, под предлогом всё того же коронавируса. Роды принял на пороге медучреждения муж. И таких примеров — тысячи по всей Украине. К одним отказывается ехать «Скорая», от других отмахнулся семейный доктор, третьи умерли, дожидаясь операции — от внезапного обострения.

Действительно, благодаря медреформе, была не только полностью «перелицована» система медпомощи, но и уничтожена система профилактики заболеваний, и что ещё страшнее — система санитарно-эпидемического контроля. На Украине не осталось практически вирусологов, а научные институты, занимавшиеся этой проблемой, заменены тайными лабораториями Пентагона. Это одна из причин, по которой Украина оказалась наиболее сильно поражена ковид-19. Другая — тотальное воровство и коррупция. Уже всем известно, что 70 миллиардов бюджетных гривен из коронавируснуго спецфонда были разграблены властью. Часть пошла на пиар-проекты «Слуг народа» в виде «Большой стройки», часть была отдана на производство патриотических фильмов, а что-то и просто прилипло к рукам.

В итоге, «деньги продолжают ходить за пациентом» — как завещала Ульяна Супрун. И хотя главный санврач Украины Виктор Ляшко уверяет, что на каждого коронавирусного пациента держава тратит по 38 000 гривен (1200 евро — в пять раз больше чем на Зеленского, ха-ха), многочисленные региональные скандалы подтверждают, что это не так. Например, областное руководство Сумщины заявило, что не видело бюджетных поступлений уже два месяца, и пациенты и медики выживают самостоятельно. Врачи увольняются и бегут в Польшу и Германию. Пациенты — умирают.

Многие украинцы сами оплачивают своё лечение — кто в частных клиниках, кто в «карман» врачу.

«Заболел муж. На тестирование всей семьи ушло почти 4000 гривен в „Медикоме“, консультации врача в частной клинике — почти 2000 гривен. Плюс лекарства, услуги медсестры — она приходила и ставила капельницы дома. Всего — почти тысяча долларов. И это без учёта того, что пришлось сидеть дома и мне, работающей женщине, и двум детям. А значит, и от зарплаты остался пшик. Потеряли дважды — и на лечении за свои деньги и на зарплате, ведь муж тоже почти месяц лечился. Хорошо, что есть запас на чёрный день, а как быть пенсионерам с пенсией в 100 долларов, матерям-одиночкам?», — вопрошает Раиса Овчаренко из Киева.

Действительно, очень многие украинцы самостоятельно проходят тестирование на ковид-19. Потому что государственные лаборатории с нагрузкой не справляются — людям приходится ждать ответа от 5 до 20 дней, при этом многие тесты ошибочны, а часть «теряется».

На Украине тесты на коронавирус методом ПЦР делают в свыше 30 частных и государственных лабораториях. Несмотря на то, что каждый день там обрабатывают от 10 до 17 тысяч образцов, в прошлом месяце там были очереди из необработанных тестов — от 10 до 20 тысяч. Это означает, что свои результаты ждут тысячи людей. А среди них есть те, кто ждать не может. Например, 15-летняя Катя из Николаева, у которой опухоль мозга. Девочка нуждалась в срочной операции. Однако в больницу её не могли положить, потому что не приходил результат ПЦР. Ждать его больному ребёнку пришлось неделю. «Детский рак очень агрессивен. Опухоль растёт быстро. Каждый день на счету», — говорит Юлия Ноговицына, директор департамента по работе с подопечными фонда «Таблеточки», который помогал девочке.

Те, у кого нет сил и возможностей ждать, несут свои деньги в частные лаборатории, кстати, они растут быстро, как грибы. Самый дешёвый тест стоит 770 гривен, самый дорогой — 2500 гривен. Следовало бы усилить мощности лабораторий (возможно, за счёт контрактирования частных лабораторий), наладить коммуникации между больницами и лабораториями, ввести приоритетность — какие категории лиц должны проходить тестирование в первую очередь. Да, Минздрав попробовал договориться с частными лабораториями, попросив их работать на государство. Однако, частники отказались — деньги важнее жизни и здоровья людей. А прибыли сейчас частные лаборатории имеют немалые, так как 80% тестов проводят именно на их базах.

Неудивительно, что на Украине зафиксирован худший показатель в Европе по проведению тестов на коронавирусную инфекцию COVID-19: у большинства населения нет денег на диагностику и лечение. А в бюджете нет возможностей для увеличения закупок тестов и оплаты услуг частных лабораторий. Поэтому средний коэффициент обнаружения болезни — 11%. Приемлемым считается 5%. В Польше, например, 3%, в Германия — 0,9%. Но в ряде украинских областей, таких как Черновицкая или Тернопольская этот показатель вообще зашкаливает до 23%. А ведь система отслеживания контактов не имеет смысла без надлежащего тестирования. «Если случай не выявляют, или выявляют долго — эффекта от отслеживания и изоляции нет почти никакого. А значит, все карантины и локдауны выходного дня — бесполезны», — уверяет бывший заместитель главы Минздрава Павел Ковтонюк.

Не меньше чем на выявление болезни, тратятся украинцы и на самолечение. На многих аптеках сейчас можно увидеть объявления: «Антибиотиков нет. Витаминов нет. Антивирусных препаратов нет». Фармацевты уверяют, что люди просто сметают с прилавков упаковки витаминов Д и С — их по протоколу назначают для лечения «короны». Запасаются украинцы и антибиотиками: левофлоксацином, сумамедом, цефтриаксоном.

«Ковид-19 даёт осложнение на лёгкие. Лучше выпить пару упаковок антибиотика и предотвратить развитие пневмонии, чем потом фиксировать масштабное поражение лёгких», — аргументируют свои покупки многие жители Украины, при этом ссылаясь на то, что такие рекомендации негласно дают врачи.

Да и делать КТ сегодня — удовольствие не из дешёвых. Тем более, что самостоятельно исследование сделать нельзя, нужно направление доктора, а это дополнительная статья расходов — особенно если нет явных признаков болезни: высокой температуры, потери обоняния и пр. Компьютерная томограмма лёгких стоит от 800 до 3000 гривен, но в некоторых частных клиниках комплексное обследование лёгких обойдётся и в 30.000 гривен. Но туда ещё попасть надо. Сегодня врачи советуют обращаться в частные клиники для проведения КТ лёгких, но при этом ни в коем случае не говорить, что есть подозрение на «корону», а уж тем более, положительный тест — иначе никто пациента не примет. Направят в государственную клинику, а там очередь недели на две… Да и в частных медзаведениях ждать компьютерного исследования лёгких придётся не менее трёх дней.

Именно поэтому многие украинцы занимаются самопрофилактикой и самолечением: спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Тем более, что рентген лёгких, КТ — это «привилегия» крупных городов, областных центров. А как быть тем, кто живёт в 100 километрах от ближайшей больницы, где нет ни «скорой», ни даже фельдшерского пункта — их смела медреформа, обещавшая заменить устаревшие «советские ФАПы» четырёхполосным интернетом и консультациями с лучшими профессорами Европы по скайпу? В итоге, людей бросили на произвол судьбы. А судьба к ним немилостива. По количеству летальных случаев среди стран мира Украина находится на 29 месте. По словам учёного Семёна Елисевского, Украина среди лидеров по смертности от COVID-19: высокая летальность возникла из-за недоступности тестирования, дороговизны лечения, нехватки койко-мест в больницах. Ежедневно в стране от ковида умирает более 7000 украинцев, самая высокая смертность во Львове и Киеве, культурной и общенациональной столицах.

«Что ж, есть некая кармичность в том, что именно во Львове и Киеве, ставших в своё время «проводниками‟ европейских реформ, от последствий этих самых реформ загибается больше всего жителей. При этом умирают молча, тихо, в своих домах — никто не бежит на майдан с криком «Нас достало!‟, как это было в благополучные и сытые времена Азарова-Януковича», — отмечает блогер Инга Кирюхина. И главное, что сейчас идёт кадровая война за возвращение в кресло главы Минздрава Ульяны Супрун по прозвищу «Доктор смерть» или её ставленника Виктора Ляшко. Скоро предстоит закупать в США или Британии «спасительную вакцину» и втридорога продавать её напуганным и беззащитным украинцам. А тут без хозяйской руки не обойтись…

Выбор читателя

Топ недели