Кто подставил Джона Керри

30.04.2021 - 21:04   5 481ДРОБНИЦКИЙ Дмитрий

Вокруг бывшего госсекретаря США, а ныне спецпредставителя Белого дома по вопросам климата Джона Керри разгорается нешуточный скандал. В СМИ просочилась аудиозапись, на которой министр иностранных дел Ирана Мохаммад-Джавад Зариф повествует о своем взаимодействии с главным американским дипломатом в администрации Обамы.

Всплыло множество интересных подробностей, но главной сенсацией стало признание Зарифа в том, что Керри сообщил ему о двухстах с лишним тайных спецоперациях Израиля против иранских объектов и силовиков на территории Сирии.

Израиль — выделенный, привилегированный союзник США. Иран — мягко говоря, недружественная Вашингтону страна, объявившая Израиль своим главным врагом. Так что поведение Керри формально является серьезным должностным нарушением. И, возможно, даже тянет на уголовную статью. Никто, конечно, Керри не посадит — это все-таки не Трамп и даже не Помпео, а любимец либеральной публики и давний личный друг президента Байдена. Но для американской дипломатии слитая в прессу запись (первой ее опубликовало издание The New York Times) стала большой неприятностью.

Джон Керри немедленно отреагировал в своем Twitter. Он заявил, что никогда ничего подобного своему иранскому визави не говорил — ни когда был госсекретарем США, ни в другое время. Оговорка про «другое время» весьма существенна. Дело в том, что пару лет назад (президентом тогда был Трамп) в прессе появились сообщения о якобы имевших место неформальных контактах Керри с дипломатами Исламской Республики. Злые языки утверждали, что бывший госсекретарь убеждал иранцев не торопиться нарушать положения ядерной сделки, из которой Соединенные Штаты вышли в одностороннем порядке в 2018 году. По словам источников, Джон Керри уверял Тегеран, что Трамп пробудет в Белом доме недолго (будет подвергнут импичменту, смещен должности по 25-й поправке или попросту не переизбран), и Вашингтон вернется к выполнению СВПД (так иранская сделка, заключенная в 2015 году, называется официально в документах ООН — Совместный всеобъемлющий план действий).

Такое поведение Керри противоречило так называемому закону Логана, биллю XIX века, запрещающему частным лицам вести переговоры с иностранными государствами от имени США. Конечно, закон Логана за всю историю Соединенных Штатов был применен всего один раз и не привел к обвинительному вердикту, но сам факт незаконных действий мог негативно отразиться на перспективах Джона Керри в новой администрации. Возможно, именно поэтому он был поставлен на такую должность, которая не требовала утверждения Сенатом.

То ли Тегеран не поверил Керри, то ли опытный американский дипломат ничего такого не говорил, но Иран заявил о том, что не будет выполнять условия сделки в условиях, когда все снятые в ее рамках санкции вновь возымели действие. Обогащение урана на иранских объектах возобновилось. Согласно СВПД, уровень обогащения радиоактивного топлива не должен был превышать 3,67%. Но уже в 2019-м Исламская Республика начала накапливать уран с чистотой 20%, а недавно заявила о том, что вскоре эта цифра возрастет до 60%.

Администрация Байдена решила вернуться к иранской ядерной сделке. В Вене начались непрямые переговоры Ирана и США, а также многосторонние консультации (с участием России, Китая и еще трех европейских посредников) по возобновлению режима СВПД. Само собой, Тегеран сегодня требует большего, чем в 2015-м, поскольку считает себя пострадавшей стороной, да и программа атомной энергетики Исламской Республики ушла далеко вперед за прошедшие годы. Тем не менее, судя по сообщениям источников, дела в австрийской столице шли неплохо. А теперь этот скандал…

Многие эксперты сочли, что целью слива аудиозаписи было именно торпедирование СВПД. Появились даже предположения, что запись добыли и передали в СМИ израильские спецслужбы. Определенная логика в этом есть — Израиль еще в 2010-е активно выступал против снятия санкций с Ирана. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху даже прилетел в 2015 году в Вашингтон и, несмотря на возражения Барака Обамы, выступил с пламенной речью перед Конгрессом, призывая остановить «сговор с Ираном». Вот и сейчас на Капитолийском холме могут возникнуть возражения против возобновления иранской сделки путем закрытых переговоров. Разумеется, демократическое большинство в Конгрессе поддержит саму идею возвращения к СВПД, но на фоне скандала вокруг Джона Керри от законодателей, причем не только республиканцев, можно ожидать требований ввести их в курс дела или обусловить поэтапное снятие санкций с Тегерана жесткими условиями, на которые, в свою очередь, не пойдет руководство Ирана.

В Исламской Республике тоже отнюдь не все в восторге от СВПД. Многие антиамериканские «ястребы» еще в 2014–2015 годах требовали не идти на «договор с Большим Сатаной». И будут снова требовать того же теперь. Им тоже на руку утечка аудиозаписи в прессу. Дело в том, что Мохаммад-Джавад Зариф является одним из немногих действительно влиятельных людей в Иране, выступающих за нормализацию отношений с Западом. Ему верит не только президент Хасан Роухани, также имеющий репутацию «голубя» и реформатора, но и лично верховный лидер страны аятолла Али Хаменеи. Будь на его месте кто-то другой, возможно, аятоллы не допустили бы заключения сделки 2015 года. Не потому, что они не желали снятия санкций, а просто из почти параноидального недоверия к Соединенным Штатам. Но Зариф убедил их, что сделка сработает, и ему поверили.

Теперь главный «толкатель» СВПД в Иране оказался под ударом. Противники сделки получили наглядное доказательство коварства американцев. В Тегеране не верят ни в какую свободную американскую прессу. Какими бы путями в руки редакции The New York Times ни попала скандальная запись, газета бы не осмелилась ее обнародовать без санкции из Белого дома. Во всяком случае, так думают в руководстве Исламской Республики. И в их точке зрения есть изрядная доля правды. Либеральные СМИ США слишком отчаянно защищали в 2020-м Джо Байдена и его соратников, чтобы сейчас своим сливом поставить под вопрос важную для Демпартии международную инициативу. Если, конечно, эта инициатива и правда так важна. Но об этом чуть позже.

Зариф на записи еще и высказывается критически о руководителях Корпуса стражей исламской революции (КСИР) — спецслужбы, подчиняющейся непосредственно верховному лидеру. Главный иранский дипломат был вынужден заявить, что его слова «полностью» вырваны из контекста, а спикер МИДа Саид Хатибзаде, защищая своего шефа, посетовал, что «то, что содержится на просочившейся записи ни в коей мере не было интервью, не задумывалось как интервью и не могло им быть с самого начала… это было частью рутинного и конфиденциального диалога». Тем не менее к министру иностранных дел сейчас будет много претензий — ведь подобного рода утечек в Тегеране не любят. Да и зачем было так откровенничать пусть и с влиятельным, но все же не входящим в руководство страны экономистом и журналистом (как сообщается, имя собеседника Зарифа — Саид Лайлаз)?!

Что, впрочем, не снимает вопроса о том, почему велась запись беседы и как потом эта запись оказалась в руках американского издания. И тут возникает другая версия случившегося. Всё это могло быть делом рук того самого КСИР, на который сетовал Зариф. Руководство этой многочисленной и могущественной спецслужбы не раз скептически высказывалось относительно сделки с США и пятью другими международными посредниками. Так что попытка торпедировать восстановление СВПД могла исходить и от «стражей».

Но есть и еще одна версия, прямого отношения к иранской ядерной сделке не имеющая. Не секрет, что в администрации Байдена, в этом либеральном вашингтонском политбюро, вовсю идут подковерные схватки за влияние на принятие важнейших решений, в том числе внешнеполитических. Недавняя чехарда вокруг процесса деэскалации с Россией и организации скорого двустороннего саммита в верхах показала, что в руководстве США отчаянно сражаются друг с другом несколько кланов. И тут всё становится ясно с The New York Times. Предельно преданное делу либерализма-байденизма издание могло осмелиться на публикацию материала лишь в том случае, если редакцию убедительно попросила об этом одна из враждующих фракций Белого дома — та, что заинтересована в снижении влияния Керри и близких ему политиков.

Если эта версия верна, то мы имеем дело уже со вторым за месяц разладом в американской администрации, который ставит под угрозу доверие к США со стороны ее визави по потенциальному переговорному процессу. Группы влияния в Вашингтоне либо уверены в том, что такое доверие не особенно и ценно, либо им абсолютно плевать на последствия, главное — победить в аппаратно-клановой борьбе. И то, и другое делает нынешнюю администрацию ненадежным переговорщиком, токсичным и опасным участником международного процесса. Это обстоятельство не просто необходимо учитывать, необходимо прямо указывать на него при обсуждении любых вопросов с коллективным Западом. А теперь представим себе, что всё описанное произошло случайно, без всякого умысла и «хитроплана». Керри разоткровенничался, желая, видимо, повысить уровень личного доверия между договаривающимися сторонами, а потом по недосмотру аудиозапись их разговора попала в СМИ…

Всё равно скверная получается ситуация. Американский дипломат доверительно говорит нечто своему визави, а потом сказанное публикуется в американской прессе и используется против достигнутых договоренностей. Говоря простым языком, это конкретный косяк. И пока что, в течение первых 100 дней президентства Байдена, у его администрации в международных делах косяк на косяке. И, судя по всему, им даже не стыдно.

Выбор читателя

Топ недели