Украина: Дикое «гуляй-поле» Европы XXI века

11.04.2021 - 20:25   7 224

Минск больше не устраивает Украину в качестве достаточно нейтрального места для проведения переговоров по урегулированию на Донбассе. Так сказал украинский вице-премьер. А один из бывших президентов, Леонид Кравчук, для закрепления успеха попытался больно задеть самолюбие Александра Лукашенко, назвав его Белоруссию «холуем России». Не без оснований ожидая от него какого-нибудь резкого эмоционального ответа, играющего на руку украинской стороне.

Складывается стойкое ощущение, что в мире нечто важное кардинально переменилось. На первый взгляд, только на Украине. До 2018 года киевские власти говорили лишь о том, что «минские соглашения» они выполнить не могут по ряду как бы объективных причин.

Например, процедура рассмотрения и принятия новых законов в государстве не позволяет провести необходимые поправки в украинскую конституцию в установленные Соглашением сроки. Хотя в документе никаких дат не было и нет, внешне оправдание смотрелось бюрократически весомо.

Чтобы запустить процедуру рассмотрения, какая-то партия или парламентская группа обязаны составить проект закона. Но Соглашение не конкретизирует, кто это должен быть, а добровольно никто из существующих в стране сил брать на себя такое не соглашается. Нужно время, «чтобы найти, уговорить, договориться и согласовать».

Позднее, в начале 2018, очень похоже на то, как демократы в США тихо вязали руки тогдашнему президенту Трампу, принимая законы, прямо вторгавшиеся в его полномочия, Верховная Рада приняла закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» четко признающего Донбасс оккупированной территорией.

Юридически это полностью дискредитировало любую перспективу минских соглашений, так как прямо присваивало юго-востоку страны статус оккупированной территории, полностью исключающий смысл любых переговоров с местными администрациями.

Но формально власти в Киеве продолжали отправлять свои делегации на встречи Трехсторонней группы и даже обсуждали текущие проблемы исполнения «минских условий» для Украины. Разве что постепенно расширяя список «неразрешимых сложностей» и придумывая все новые и новые варианты выборочного «понимания», кто и что по этому «второму Минску» должен. Например, если с восстановлением контроля над границей «все понятно», то «давайте не будет дожидаться решения промежуточных пунктов», а сразу «перейдем к десерту».

А потом, в течение одного года украинская сторона мгновенно пробежалась от тихого саботажа процедуры переговоров, через прямое указание, что «минские договоренности для Украины утратили свое значение», до политико-географического отказа от Минска в целом.

Что произошло? Глобально изменился мир.

На бытовом уровне Запад окончательно «съел» на Украине «все вкусное». Страна подписала кабальный договор об ассоциации с Евросоюзом, согласившись на ликвидацию свой промышленности, составлявшей, пусть и все больше только потенциальную, но конкуренцию европейской. Она по макушку влезла в долги, нарастив их размер с 27,9 до 51 млрд долларов, из которых от 16 до 19,5 млрд в настоящее время находятся в руках частных международных финансовых фондов.

Нет, официально нерезидентам принадлежит всего 9% долга. Еще 36% — Национальному банку Украины (две трети из которого он занял у МВФ) и 50% — частным украинским банкам. Вот только они сами в большинстве своем находятся в иностранных руках.

По официальному графику платежей, в течение 2021 года страна обязана вернуть кредиторам примерно 3,9 млрд долл процентных платежей и погасить более 11,7 млрд основного тела кредитов.

Таких денег в стране нет. По данным министерства финансов Украина в течение 2020 года выплатила кредиторам в общей сложности 17 млрд долларов, на что ушло 49,6% всех государственных доходов страны. В том числе с распродажей госсобственности на общую сумму в 9 млрд долларов. После которой в стране толком не осталось ничего ценного.

На январь 2021 года 95,2% общей стоимости активов всех работающих госпредприятий приходится на сто предприятий, общая капитализация которых оценивается в 59 млрд долларов, из которых половина относится к стратегическим, чья приватизация законодательно запрещена. А вторая является фактическими кормушками украинских олигархов.

Грубо говоря, «те, кто все это начинал», что хотели из быстрых денег, себе уже заработали. Остались те, кто присосался к стране в долгую и будут ее доить два — три десятка лет минимум. Если не больше. Потому что, не имея других источников дохода, чтобы отдать одни долги Киев теперь вынужден делать другие, но уже под более высокую ставку.

Одновременно сокращая масштабы социальных гарантий населению. На Украине больше не существует предельной цены для населения на газ, который уже подорожал в 1,5 раза. И будет дорожать дальше. Аналогичным образом растет цена на электричество и коммунальные услуги, а вместе с ней и на все, относящееся к инфраструктуре.

Вместе с этим отпала надобность хотя бы делать вид, что Вашингтон обманывает Киев за деньги. Из обещанных Украине 5 млрд «финансовой помощи», МВФ предоставил лишь один транш на 2,1 млрд, и денег больше не дает. Уже второй визит делегации МВФ на Украину закончился ничем. А до конца программы остается 18 месяцев, по истечении которых Киев потеряет всякие основания что-либо у МВФ просить.

Почему страна не паникует? Потому что владеющие ею олигархи перестали быть украинскими. Хотя формально таковыми они еще числятся, но в основном их бизнесы и капиталы уже полностью интегрированы в западное экономическое пространство, где с ними теперь работают точечно и непублично.

Исключение составляет, разве что Игорь Коломойский, — единственный украинский олигарх, против которого 5 марта 2021 года Минфин США ввел персональные санкции. Но не потому, что он вдруг решил отказаться от махрового национализма и русофобии. Просто он почему-то решил, что сумеет обмануть и окрутить «даже США». А там таких очень не любят. Да и опыт переваривания слишком много о себе возомнивших папуасов там исчисляется веками.

В общем, Украина фактически перестала быть централизованным, тем более независимым государством, фактически превратившись в ширму, за которой множество групп и группочек дерется в режиме «каждый за себя». Сегодня страна на грани распада на регионы, которые также не имеют никаких шансов вытянуть свою экономику поодиночке или даже объединившись. И венчает весь этот бардак фигура шутовского президента. Нарочно не придумаешь.

Может показаться, что тем самым автоматически повышается риск начала новой полномасштабной войны на Донбассе «с решительными стратегическими целями». Раз страна больше не страна, если она «по гроб жизни» должна Америке денег, если ее олигархи больше не заинтересованы в ее сохранении, то, значит, «вашингтонский обком» теперь может отдать Киеву приказ немедленно броситься в самоубийственный «зерг-раш на российские пулеметы».

Но только показаться, так как отдать подобный приказ американские «неизвестные отцы» не только хотят, но и практически пытаются, однако это вовсе не означает, что таковой Украина в действительности выполнит. Потому что сложившееся положение в стране, как бы странно это ни звучало, в реальности устраивает всех. По крайней мере, всех, кто чего-либо там активно хочет и делает. Диванные «хотетели» не в счет.

Вот, к примеру, США ежегодно выделяет Украине 300 млн долларов безвозмездной военной помощи. До ВСУ из них доходит около 200. Остальные испаряются где-то по дороге. Нет, по бумагам все чисто. Просто помощь приходит не деньгами, а имуществом, по весьма интересным ценам.

Впрочем, дальше дела обстоят не менее интересно. Среди всего прочего Пентагон каждый год отгружает украинской армии от 50 до 70 ПТРК «Джавелин». Если верить накладным, на складах ВСУ к настоящему моменту должно накопиться от 200 до 230 этих «современных дротиков». Но Минобороны страны заявляет, что там их имеется «менее сотни».

Спрашивается, остальные делись куда? Или каким образом у бармалеев разного оттенка черно-зелености в Сирии и Ливии появляются боеприпасы чешского производства, по маркировке поставленные как раз в адрес украинского правительства?

Словом, из упомянутых 300 млн долларов в год, не менее двух третей «правильные люди» успешно пилят. Точно также, как пилятся государственные заказы на технику и вооружения, откатываются кредиты на зарубежные закупки, на снабжение войск, на деятельность волонтеров. За семь лет среди которых сменилась уже четвертая волна. Предыдущие три себе уже достаточно заработали «на жизнь» и подались в более масштабные бизнесы.

Все вот это бросать? Ради чего? Постоянное повторение мантры про российскую оккупацию Донбасса дало любопытный эффект. Граждане Украины в нее действительно поверили и хорошо понимают, что против российской армии ВСУ не смотрятся никак. А те, кто оказался достаточно умным, чтобы не поверить, услышали заявление Владимира Путина, категорически предостерегшего «горячие головы на Украине» от необдуманных шагов, ибо Россия Украине уничтожить Донбасс не позволит.

В результате сложилось положение, когда американцы, хотя бы масштабную провокацию, на Украине устроить пытаются, но все их потуги, как в вате, тонут в тотально нежелании делать это со стороны украинских властей всех уровней.

Повторяется история дивизии СС «Галичина», которую немцы пытались применить на фронте дважды. Оба раза с откровенно отрицательным результатом. Убедившись, что поговорка про «копье из дерьма» истине соответствует полностью. Зато как карательные части в безопасном тылу украинские каратели проявляли себя «во всей красе».

Ту же историю Киев пытается повторить и сейчас, громко заявив, что «уж теперь» Украину должны обязательно принять в НАТО, и что такой шаг является единственно возможным способом решения «проблемы юго-востока Украины». В надежде, что, как и прибалтам, Киеву Брюссель тоже выделит пару — тройку сводных батальонов, под прикрытием развертывания которых (русские же не рискнут обстреливать позиции войск НАТО, правда?!) ВСУ сможет начать пытаться точечными булавочными уколами постепенно перемещать серую зону нейтральной полосы линии противостояния с ЛДНР в сторону бывшей российско-украинской границы.

Вот только американцы 2021 это не немцы 1941–1944 годов. Воевать с Россией вместо украинцев и ради украинских интересов они не намерены. Воевать обязаны папуасы, а ни в коем случае не наоборот. О чем на днях госпожа Псаки прямым текстом объяснила президенту Зеленскому в официальном комментарии Белого дома на его заявление относительно «НАТО должно».

Словом, предельный максимум американских возможностей на Украине — попытаться организовать какую-нибудь «большую провокацию» в зоне ООС. Обязательно с большой кровью и впечатлением, что «вот сейчас Киев точно перешел в решительное наступление», остановить которое Россия может лишь прямым вводом своей армии на Донбасс.

Впрочем, даже это сомнительно, так как «жить хотят» не только украинские генералы в генеральном штабе, но и офицеры среднего звена, по которым «русская ответка» точно пройдется. Кроме того, существует почти полная уверенность, что еще одного «иловайска» или «дебальцево» ВСУ не переживет.

Моральный дух украинской армии и без того высотой не отличается. Чтобы войска «побежали» достаточно не слишком сильного толчка, а когда паника вспыхнет, а случится это непременно, никто не может сказать, на какой новой линии обороны эту бегущую толпу Киеву удастся остановить.

Не сказать, чтобы Вашингтон такое развитие событий серьезно пугало. В этом случае России точно придется вводить войска, так как для контроля территории собственных сил ЛДНР не хватит точно. И тогда Соединенные Штаты получат, наконец, столь ими долгожданное осязаемое доказательство российского вторжения. Вот только использовать его в изначальной цели по усилению изоляции Европы от РФ явно не получится.

Судя по итогам двух последних встреч в верхах в рамках «минской группы» Меркель, Макрон и Путин «о чем-то разговаривали». И, прошу заметить, детали переговоров по сей день журналистам не сливаются. Даже западным. Есть основания предполагать, что российский лидер сумел донести до глав двух ведущих государств ЕС реальный расклад, свои интересы, а также размер цены возможных последствий.

Сейчас, кто бы что ни говорил, но Донбасс, по Минским соглашениями, продолжает считаться частью территории Украины. Несмотря на его неоднократные просьбы Москва сохраняет признание именно этого статуса, защищая Республики лишь от возможных необдуманных военных шагов со стороны Киева. Кремль согласен поддерживать геополитический статус Берлина и Парижа, как европейских сил, «что-то способных решать» хотя бы на постсоветском пространстве, но размеры этого согласия имеют свои пределы.

Что исполнять свои обязанности по условиям «Минск-2» не желает Киев — всем давно и абсолютно очевидно. Как очевидно и то, что сложившееся положение вещей вполне устраивает Россию. Украина в националистическом припадке собственноручно разрушает собственную государственность. А будучи республикой прежде всего олигархической, она, тем самым, семимильными шагами идет к территориальному распаду.

Подчеркиваем, самостоятельно. Без всякого нашего внешнего вмешательства. По мере того, как оскудевает центральный бюджет, Киеву становится все меньше что предложить олигархам на местах из материальных бонусов в обмен на лояльность. И тем самым пропадает интерес к борьбе за обладание «гетмаской булавой» (прим. — символ высшей государственной власти на Украине), на протяжении всего постсоветского периода служивший главным централизующим Украину мотивом поведения местных элит.

В свою очередь, в погоне за деньгами, «киевский престол» все сильнее пытается переделить те деньги, которые ранее традиционно считались безраздельной вотчиной местных клановых группировок. И которые они отдавать нужным не считают.

Такой процесс ничем иным, кроме внутреннего взрыва и территориального распада Украины, уже не может. При любом поведении «вашингтонского обкома». Тем более, когда степень адекватности самих американских властей деградирует не менее активно.

Это хорошо видно на примере запроса объяснений по поводу перемещений российских войск. Вашингтон как бы выразил Украине решительную поддержку, дал знать, показал, что не оставит в беде, если что, жестко спросив у Москвы — что это было за?! Однако после реально жесткого ответа в стиле — страна и армия наши, потому дело это ни разу не ваше — американцы утерлись и как-то сразу затихли. Даже не найдя в этом ни малейшего повода для каких-нибудь новых санкций.

Словом, не только Европа, уже даже США постепенно осознают тупиковость и бесперспективность дальнейшего существования Украины. Но из застарелого традиционного высокомерия пока не желают сей факт признать окончательно. Все еще надеясь, что украинцы самоубъются сами, по собственной инициативе, примерно так, как это уже имело место в 2014 году.

Не понимая, что резерв реально желающих идти решительно воевать на Донбасс среди радикальных националистов практически полностью исчерпался. Собрать пару батальонов таких фанатиков еще можно, однако что бы то ни было ими изменить — нельзя. Да и само командование ВСУ этих националистов боится гораздо больше, чем российскую армию.

Но оборотной стороной происходящего углубления вакуума силы становится усиление ощущения среди политических группировок Украины ощущения безнаказанности в части публичных заявлений. Если во втором акте украинской драмы, за излишнюю говорливость могло больно прилететь «из вашингтонского обкома», то сейчас его указания становится возможным даже игнорировать. В том же стиле, в котором на протяжении нескольких лет Киев динамил «Минск-2».

Если Украину не принимают в НАТО и не дают ей право поруководить политикой Альянса хотя бы в вопросе «противостояния России», то и решительно воевать против России Украина теперь согласится только в формате отражения прямой российской агрессии. И никак иначе. А пока русские свои танки через границу не двинут — война будет только на словах.

Таким образом, начинается третий акт «украинской драмы», по ходу которого окончательно устать от Украины уже должны сами США. Закончится он развалом страны до состояния полного Гуляй — поля. С тотальным безвластием и бандами. Но где-то в процессе, перед своим уходом в небытие, Верховная Рада Украины должна успеть публично легализовать право на продажу земли сельскохозяйственного назначения.

Как последнего существенного актива Украины, который представляет интерес для транснациональных сельскохозяйственных корпораций вроде Monsanto, для независимого выращивания генно-модифицированных культур. И самое время задуматься над тем, какая часть должна стать Новороссией, под весь этот ужас не попав. А то и вообще, войти в состав Российской Федерации новыми областями.

Выбор читателя

Топ недели